О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/World/Europe/m.252304.html

статья Путинизация Европы

Франсуаза Том, 17.06.2016
Реклама

Мы публикуем выступления некоторых участников конференции "Украина - Россия: освободиться от мифов", которая прошла в парижском Доме Европы ("Грани" - информационный партнер конференции).

Франсуаза Том - французский историк, профессор Сорбонны, специалист по России.

85962 Фото: euractiv.fr

На Западе уделили недостаточно внимания одному из главных уроков, вынесенных Кремлем из украинского конфликта. Интеграция постсоветского пространства в путинский Евразийский союз, сближение Западной Европы с этим Евразийским союзом на условиях Москвы невозможны без отказа европейцев от проекта, альтернативного путинской "вертикали власти". Создается впечатление, что с момента начала конфронтации с Украиной Россия погружается в изоляционизм. Во внутренней политике это действительно так. Однако во внешней политике она удесятерила усилия по перекраиванию Европы на свой лад. В Кремле теперь считают, что "суверенная" Россия немыслима без сферы влияния, простирающейся от Лиссабона до Владивостока. Кремль хочет переформатировать европейское сознание, заставить европейцев отказаться от своих институтов, от своих ценностей, отвернуться от своего политического класса, чтобы сделать их "путиносовместимыми". В этих целях медиастратегия Кремля строится по трем направлениям.

Первая часть этой стратегии – дискредитация всего западного: политического класса ("все они продажные импотенты"), нравов ("развратники-содомиты"), демократии ("лицемерие под американскую дудку"), прав человека ("человекопоклонничество", по выражению патриарха Кирилла), международного права (фикция, которую американцы используют как прикрытие своего господства), Европы (она "гибнет"), США (они "буксуют").

Вторая часть - ставка на страхи и их разжигание: страх терроризма ("вызванного политикой толерантности"), страх массовой иммиграции (якобы имеющей те же причины).

Третья часть - сближение европейцев с русскими на почве общей ненависти, общих фобий. Прежде всего ненависти к США. У всех негативных явлений последнего времени - исламского терроризма, войны на Украине, экономического кризиса - есть виновник: это США и их европейские вассалы. Америка всегда виновата - и когда она действует (интервенция в Ираке), и когда бездействует (уход из Ирака, возникновение "Исламского государства"). Москва предлагает удобную черно-белую версию событий: с одной стороны - злодеи мировой закулисы, с другой - силы добра под предводительством Путина, противостоящие Америке, как Астерикс - Римской империи. У этой картинки из комиксов много сторонников, в том числе благодаря социальным сетям.

Франция далеко зашла по этому пути. Например, помощник Франсуа Фийона (глава правительства при президенте Николя Саркози. - Ред.) заявил, что "Ходорковский - бандит, он ограбил российскую казну". Но главное, французские правые поразительным образом переняли от российских СМИ ненависть к Украине. Достаточно было российской пропаганде назвать Майдан американским проектом, чтобы значительная часть французских правых превратилась в украинофобов.

Бывает украинофобия "респектабельного пошиба", мы регулярно видим ее на страницах Le Figaro: "Без Украины Россия перестает быть Империей. Она перестает быть угрозой гегемонии США. (Адриен Дезюен). "Прозападная ориентация надолго отрезала Украину от ее восточного окружения, не обеспечив интеграции в западные структуры. Партия Майдана оказалась на мели, в изоляции - и терпит крушение. Через два года после ухода Виктора Януковича это настоящий разгром. Гора родила мышь. Украинское государство медленно, но верно тонет. Кредиты МВФ и ЕС разворованы. Банкротство Украины фактически неизбежно". Нам напоминают, что "по указке американских ястребов многие европейские страны испытывали энтузиазм по поводу новой украинской революции". Что касается офицера-десантника Ксавье Моро (бизнесмен, живущий в России. - Ред.), большого поклонника Путина, то он называет Украину "банановой республикой" и постоянно заявляет: "Украина умерла".

Наряду с этой украинофобией в рамках приличия мы имеем украинофобию похабную, которая разливается по соцсетям, и тон в ней задают кремлевские тролли. Например, в "гражданском СМИ" Agora Vox читаем о Виктории Нуланд: "Для тех европейцев, кто понимает: эта женщина с глазами цвета стали, вроде бы рядовой чиновник Госдепартамента, раздающая c таким добродушием и любезностью печеньки из полиэтиленового пакета (символизирующего мешок Деда Мороза) участникам киевского Майдана, на самом деле сознательно и яростно трахает в ж... (предварительно запасшись вазелином, любезно предоставленным Пан Ги Муном и другими ооновскими чиновниками) всех вас, с вашими президентами и монархами, вашими канцлерами и депутатами". А вот как выражается Эрик Земмур (французский публицист. - Ред.): "Еще жива химера единой Украины - разваленной страны, которую Европа вытягивает из последних сил. Ее труп еще шевелится, но это ненадолго". Зато пророссийские жители Донбасса вызывают у Земмура только сочувствие: "Им вовсе не хочется заигрывать с Западной Европой, которая видится им территорией упадка, разъедаемой мультикультурализмом, дерзким безверием и воинствующей гомосексуальностью".

Речь идет не только об Украине. Мы видим, как СМИ ополчились на Турцию после русско-турецкой ссоры. Сначала Жак Сапир (французский экономист. - Ред.): "Что касается кризиса с беженцами, развернувшегося в Европе с лета 2015 года, представляется, что он в значительной степени связан с желанием турецких властей оказать давление на Европейский Союз... Французское правительство больше чем когда-либо должно дистанцироваться не только от Турции, но и от военной организации НАТО, которую, как мы видим сегодня, безответственное правительство может использовать как прикрытие". Развернута травля Ангелы Меркель - еще одного жупела Кремля. Речь идет о подрыве франко-германской оси - основы Европейского Союза.

Как мы видим, привозные виды ненависти могут быть такими же опасными, как и отечественные. Присоединение к "русской партии" напоминает вступление в секту: ее адепты без всяких оговорок готовы поверить в любую чушь и распространять ее. Ненависть - мощное оружие в руках тех, кто решается ею воспользоваться. Воздействие советской пропаганды было серьезно ограничено в связи с желанием представить СССР в выгодном свете. Путинская пропаганда целиком строится на негативе и в силу этого она гораздо более эффективна.

Эта упорная и дорогостоящая кампания деморализации, оглупления и глубочайшей дезориентации, которую годами ведет российская пропаганда в самой стране и на Западе, показывает, какие за этим стоят амбиции. Для Кремля важно, чтобы безразличие к правде, характерное для российских медиа, распространилось и на Западную Европу. Под видом борьбы с "политкорректностью" и "единомыслием" кремлевская пропаганда насаждает антиконформистский конформизм, зеркальное отражение западного "единомыслия", то есть привычку клеймить глобализацию, американское господство, брюссельскую бюрократию, упадок нравов, исламизацию и т.д. А главное - эта пропаганда поощряет беспредел, характерный для посткоммунистической России: можно говорить и делать все что угодно. То, что Сесиль Вессье называет "культурой гопников", привлекает на Западе и особенно во Франции тех, кто устал от цивилизации и ее ограничений. Такой персонаж, как Лимонов, - яркое воплощение этих фантазмов. Парадокс русского дискурса в том, что, апеллируя к "традиционным ценностям", эта пропаганда возрождает дух 68-го года в форме радикального нигилизма. В этом смысле Лимонов - идеальный пример.

Должны ли мы бояться этой психологической войны, которую Москва ведет против Европы? Методы, которые я описала, были опробованы в России в первые же месяцы правления Путина: мы помним ту цепочку событий - подозрительные взрывы домов в сентябре 1999-го, посеявшие панику и приписанные чеченцам без единого доказательства. Тогда Россия вступила в новую чеченскую войну, на этот раз очень популярную. Путин победил на выборах благодаря имиджу сильного правителя. С этого момента начинается поворот общественного мнения в сторону шовинизма и империализма. Россияне добровольно отказываются от своих свобод и демократических институтов, уничтожив за несколько месяцев завоевания трудных ельцинских лет. Именно этот сценарий Кремль применяет в Европе - тоже под флагом "борьбы с терроризмом", в надежде произвести путинизацию континента.

Франсуаза Том, 17.06.2016

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей