О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Продинамил

Илья Мильштейн, 29.04.2008
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Синьор Проди не сразу принял решение. Он колебался. Еще неделю назад, как можно догадаться, уходящий итальянский премьер благосклонно выслушивал предложение Путина, приглашавшего его на работу в "Газпром". Еще вчера встречался с Алексеем Миллером и руководителем итальянского энергетического концерна Eni Паоло Скарони. Казалось, он уже согласен, остались лишь формальности: утрясти вопрос о зарплате и круге обязанностей. Однако ближе к вечеру у него вдруг созрело мгновенное окончательное решение. "Он не заинтересован", – кратко прокомментировал ответ Проди кто-то из его помощников.

А задумано было, отдадим должное нашим мастерам энергетической вербовки, не без изящества. Вслед за экс-канцлером Герхардом Шредером на службу к российскому монополисту должен был поступить экс-премьер Романо Проди. Работа предполагалась схожая, различавшаяся лишь по азимуту. Если дружище Герхард уже который год успешно работает в "Северном потоке", то коллега Романо должен был начать кураторство "Южного потока". Огромный опыт и связи синьора Проди делали его незаменимым партнером "Газпрома" в этом проекте.

Попутно решались и другие задачи. Западным политикам первого ряда посылался очередной сигнал: Россия в случае чего их не забудет. Заодно, трудоустроив Проди, друг Владимир собирался навсегда избавить друга Сильвио от опасного политического конкурента. Должно быть, эту тему Путин и Берлускони с удовольствием обсуждали на недавней встрече на Сардинии.

Отчего же Проди сорвался с крючка?

Деньги? Но как раньше в Кремле не экономили на идеологии, так сегодня не жалеют средств на спецоперации, связанные с проникновением "Газпрома" на европейские и азиатские рынки. Вряд ли, приглашая Проди на работу, в Кремле поскупились со средствами, да и от Шредера до сих пор жалоб на безденежье не поступало.

Ревность к Берлускони, нежелание уходить из политики? Однако, на первый взгляд, ничто не мешало Романо Проди, поработав в "Южном потоке", уйти оттуда при первом же правительственном кризисе и снова побороться за власть. А в Италии, как известно, кризис – событие каждодневное. Без ежегодной смены правительств эта страна прекратила бы свое существование. Неуправляемая демократия, что делать.

В Германии иначе. Опыт показывает, что там поражение на федеральных выборах почти всегда означает политическую смерть. Поэтому Шредер, смертельно обидевшись на судьбу, должен был выбирать между пенсионной скукой и скандальным трудоустройством. Он предпочел скандал и интересную работу "на благо Германии", как можно было понять из его запальчивых речей.

Германия не оценила подвиг своего бывшего канцлера. Ему даже пришлось судиться с отдельными клеветниками, утверждавшими, что Шредер потерял совесть и честь. В суде он отстоял свое доброе имя. В жизни вышло по-другому: слова "Шредер" и "репутация" в глазах многих немцев оказались противоположными по смыслу.

О причинах можно лишь догадываться. Например, задумавшись о репутации Путина на Западе и о том, что, фактически поступив на службу к этому "демократу чистой воды", Шредер сильно удивил добрых своих избирателей. А удивление – это такое чувство, которое иногда перерастает в брезгливость.

Во всяком случае, экс-министр торговли США Дональд Эванс, которому вскоре после газификации Шредера предложили возглавить "Роснефть", сперва было согласился, но потом взял ход назад.

Схожие мысли, по-видимому, обуревали и Романо Проди. С одной стороны, заманчивая, хорошо оплачиваемая служба. С другой стороны, не отмоешься. И не только в политическом смысле. В конце концов, Проди немолод и не слишком честолюбив. Но ведь чего-то стоит и личная репутация, не правда ли?

Наверное, поэтому, поколебавшись и посчитав варианты, он вдруг обнаружил отсутствие интереса к новой работе на благо Италии. Как ни уговаривали его Путин, Миллер и синьор Скарони, заявивший на днях, что "это был бы отличный выбор" – Романо Проди в кресле управляющего "Южным потоком". Но уходящий премьер с ними все-таки не согласился. В этой славной для герра Шредера компании он почувствовал себя чужим.

Илья Мильштейн, 29.04.2008

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей