О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Джентльменское неразглашение

Илья Мильштейн, 07.09.2009
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Верьте слову: еще найдется конспиролог, который усмотрит в этом скандале подлую провокацию американских спецслужб. Потому что такое время на дворе. Чуткое к заговорам и проискам ЦРУ, которое виновато во всем.

Схема будет выглядеть так. Сперва журнал GQ заказал Скотту Андерсону статью, посвященную десятой годовщине этого позабытого в России события - взрывов домов в Буйнакске, Волгодонске, Москве, а также "учений" в Рязани. А потом, чтобы привлечь внимание всего мира, издатели запретили публиковать материал в Сети и переводить с английского на другие языки, начиная с русского. Понятное дело, после таких запретов даже несовершенный перевод будет прочитан многомилионной русскоязычной аудиторией. Прочитан, осознан, усвоен обществом и воспринят как руководство к действию.

Только все это конспирология, чтобы не употреблять иных, более суровых и точных слов.

Все в России знают. И за что сидит Ходорковский, и кто отравил Литвиненко, и почему взрывались дома. Это знание многообразно, в нем много тайной печали и явного злорадства - в зависимости от каждого конкретного случая. А также равнодушия - к чужим судьбам, да и к своей судьбе.

Ходорковский "воровал", как и "все они". Литвиненко "предал Родину". Что же касается домов, то сама по себе эта тема настолько ужасна, что загнана в подкорку, в подвал памяти, к мышам и крысам всероссийского подпольного сознания. Ибо если всерьез начинать ворошить это прошлое, то можно свихнуться, пытаясь ответить хотя бы на один простой вопрос: кто нами правит? Или, если уж ставить этот вопрос с предельной политкорректностью: кто пришел к власти, используя панический страх, который охватил страну осенью 1999 года?

Паника вообще многое объясняет. Паника и невежество. Насколько можно понять, начальство в американской редакции мужского журнала GQ мало себе представляло, что за дома и почему взрывались в далекой Russia десять лет назад. Журналист написал документальный триллер из жизни таинственных соотечественников Достоевского - что ж, почему бы и не поставить? В далекой Москве живет отважный мистер Трепашкин, который не боится зловещего КГБ или как он там теперь называется? Годится. В издании, где наряду с мужской обувью пропагандируется мужской стиль жизни, это вполне приемлемый сюжет.

А потом текст прочитали за океаном, в московской редакции. Или еще раньше, на месте преступления, в Америке, где вряд ли делают тайну из грядущих публикаций журнала. И тут начальству GQ в доходчивой форме сообщили, что за тему раскопал Скотт Андерсон и какой в связи с этим представляется судьба московского филиала редакции. И что речь идет не о мистере Путине, которого в США и даже в РФ никакие законы не запрещают критиковать, но буквально о "Покушении на Россию". О самой охраняемой тайне Кремля, тем более жуткой, что разгадка ее более или менее известна, но не нужна почти никому. Ни западным политикам, ни тем замечательным людям, которые у нас "вторая нефть".

С опозданием поняв это, руководство медиа-холдинга Conde Nast, которому принадлежит роскошный мужской журнал, и стало рассылать свои панические письма. С требованием не печатать статью про "темное восхождение Владимира Путина" ни на сайте журнала, ни в любых других его изданиях, не рекламировать текст и, упаси бог, не показывать его российским чиновникам или журналистам. И даже скандал не комментировать, потому что, как выразилась дама из Conde Nast, следует "принимать во внимание законы и проблемы тех стран, в которых выходят журналы издательского дома".

Золотые слова. Правда, законы России тут ни при чем, а вот проблемы... Проблемы с этими взорванными в прошлом тысячелетии домами таковы, что пепел их обжигает до сих пор и лучше не касаться руками. Слишком больно. Так больно и страшно, что этот пепел даже не стучится в сердца.

Илья Мильштейн, 07.09.2009

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей