О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Безразмерный Сталин

Александр Скобов, 25.03.2008
Александр Скобов. Фото с сайта www.freevoice.ru
Александр Скобов. Фото с сайта www.freevoice.ru
Реклама

Мы любим сильных людей,
Мы любим жестких вождей,
Мы ловим кайф, когда нас бьют по башке.
Такая наша стезя.
Иначе с нами нельзя.
У нас в крови тоска по "твердой руке".
Тимур Шаов

Весьма распространена точка зрения, согласно которой в основе нового роста популярности Сталина в современном российском обществе лежит глубоко укорененное в русской истории патерналистское сознание. Холопья потребность в батюшке-барине, батюшке-царе, господине, который все за всех решит, всех рассудит.

Патернализм — это полный отказ отдельной личности и общества в целом от какой бы то ни было самостоятельности, полное подчинение воле высшей силы. Теоретически патернализм предполагает справедливость господина, который за что надо накажет, за что надо помилует и вообще обо всех позаботится. Однако в своем отказе от каких бы то ни было частных прав патерналистское сознание доходит до отрицания даже такого права, как право оценивать справедливость господина. Власть ставится выше критериев справедливости, которыми мыслят "простые люди". Государство существует для того, чтобы совершать великие дела, а не для того, чтобы делать благо ничтожным людишкам.

Патерналистское сознание свойственно "традиционному обществу", в котором отдельная личность поглощена группой и ее интересы не выражены. Отрицать наличие пережитков патерналистского сознания в современной России не приходится. Но преувеличивать силу и укорененность этих пережитков не стоит. Российское общество давно перестало быть традиционным, мыслит оно вполне рационально - частными интересами.

Что же касается роста просталинских настроений, то они распространяются в очень разных группах населения с разным типом сознания. Причем у каждой из этих групп свой Сталин, в значительной степени мифологизированный и весьма далекий от Сталина исторического. Каждый выделяет и абсолютизирует какую-то одну сторону деятельности Сталина в соответствии с собственной ценностной ориентацией.

Для одних Сталин — "пролетарский революционер", продолжатель дела Ленина, защитник обездоленных, борец против социального неравенства, ведущий человечество к гуманному обществу, свободному от угнетения. Поклонники этого "крайне левого" Сталина не замечают, что он создал жестко иерархизированную систему, в которой властвующих и подвластных разделяла пропасть (равны они были лишь в полном отсутствии каких бы то ни было гарантий личной безопасности). Не замечают, что всех своих экономических успехов Сталин достигал за счет нечеловеческих условий жизни тех самых "людей труда", именем которых клянутся ортодоксально-коммунистические сталинисты.

Для других Сталин — "русский патриот-державник", избавивший Россию от разрушавшего ее "иудобольшевизма" и восстановивший Империю. Это Сталин черносотенцев и фашистов. Для поклонники этого "крайне правого" Сталина репрессии 30-х годов — не досадные ошибки и перегибы, а "мобилизационная технология", позволяющая поддерживать в обществе бойцовский дух, основанный на суровом аскетизме и самоотверженности. Перманентные опричные чистки от всех потенциально ненадежных, неустойчивых, пекущихся в первую очередь о личном — наилучший способ управления обществом на все времена.

Что же касается начертанных на сталинских знаменах масонских штучек типа свободы, равенства и братства, то это не заслуживающая внимания дань революционной риторике. Утешение для несчастных. Некоторые, правда, считают, что этот опиум для народа не нужен и вреден. Нет никаких свободы, равенства, братства. Есть только сила и воля к власти, к доминированию, к подавлению себе подобных. Вечный сапог, наступающий на лицо врага.

Есть и третьи. В начале 90-х годов приходилось слушать: Россия станет нормальной страной, когда вырастет новое раскованное поколение, твердо знающее, что оно не обязано уступать место старухам в общественном транспорте. Такое поколение никому не даст собой помыкать. Это поколение выросло. Некоторые его представители добились успеха и в общественном транспорте больше не ездят. Они очень хорошо знают, что необходимо для достижения личного успеха. Знают, когда надо принести руководителю фирмы сфотографированный на мобильник правильно заполненный избирательный бюллетень, когда надо по его указанию сходить на пропутинский митинг. Они одинаково равнодушны как к идее служения делу освобождения трудящихся, так и к идее служения делу великой империи. Но и они нашли своего Сталина. Для них Сталин — просто "эффективный менеджер". Лучший нападающий нашей исторической сборной. Сталин футбольных болельщиков. Вполне буржуазный Сталин. А какой-нибудь партработник, расстрелянный за то, что вовремя не уловил очередного изменения генеральной линии партии, — он неуспешный, как старуха в метро.

А что же путинский официоз? Советские правители скрывали правду об ужасах сталинского террора в том числе и потому, что не утратили до конца способность чего-то стесняться. Они все еще жили в мире, в котором существовала такая категория, как мерзость. Идеологи путинизма уже не пытаются что-то скрыть. Но они предлагают избегать излишне эмоциональных моральных оценок. Нельзя обижаться на погоду. Издержки "модернизации в условиях дефицита ресурсов" были неизбежны. История обрекла Россию на особую роль государственной власти. Формы ее могут меняться, но принцип приоритетности ценностей государственности по отношению к ценностям личности должен соблюдаться всегда. Зато успехами в деле построения великой державы можно и нужно гордиться.

Так что не надо надрыва, не надо "грузить" молодое поколение ужасами. Оно должно идти по жизни со счастливой даунской улыбкой, характерной для облегченной (для большей эффективности, разумеется) модели человека. Как после обработки психотропным газом "эр-эйч".

У разработчиков нового газа "эр-эйч" для заполнения школьных учебников свой Сталин. Это Сталин "патриотов-державников", разбавленный Сталиным циников и конформистов. Получается что-то вроде умеренно-либерального фашизма. Объединение воинствующих монархистов-черносотенцев с циниками и конформистами вокруг умеренно-либеральных фашистов и составляет ядро пресловутого "путинского большинства".

Суть предложенной путинистами платформы примирения с историей, призванной обеспечить стабильность общества, целостность его моральных устоев, состоит вот в чем. Общество признает неподсудность вертухаев за все переломанные ими кости в обмен на их невнятное обещание, что они не будут больше этого делать без крайней необходимости. Почему не будут? Да не до вас сейчас. У нас, типа, банкет. Перформанс под названьем "Возрожденье страны", как поет Тимур Шаов. Так что и вы можете пока гульнуть, чем сами разживетесь. Главное, не лезьте с вашим рылом в наш ряд, а то опять придется модернизацию в условиях дефицита ресурсов проводить. Вот это и есть общественный договор по-вертухайски.

Примирение, конечно, вещь хорошая. Вопрос в том, с кем и на каких условиях. И на этот вопрос я смотрю иначе. Примиряться с современными вертухаями никакого смысла нет. А вот с коммунистическими поклонниками Сталина говорить есть о чем. В конце концов, Сталин — прежде всего их проблема. Прежде всего должно быть признано: человек, по воле которого была разрушена или отнята жизнь миллионов безвинных людей — преступник и убийца. И никакие "объективные исторические обстоятельства" этого факта отменить не могут. После этого можно приглашать адвоката. И пусть он доказывает, что в темной душе злодея все же теплилась не угасшая искра добра, что он совершал не только злые дела и хотя бы часть своих грехов искупил.

Пусть адвокат расскажет про еще одного Сталина, связанного через ранний большевизм тончайшей нитью с европейской левой демократической традицией. Это те самые, начертанные на его знаменах Свобода, Равенство, Братство. Как ни была им изуродована до неузнаваемости эта традиция, как ни была тонка связывающая с ней нить, но в критический момент истории это сработало, позволило Сталину хоть частично, хоть на время вернуться к истокам и в смертельной мировой схватке сил Добра и Зла оказаться вместе с силами Добра. Пусть адвокат расскажет про слабого и непоследовательного Сталина, который, подобно Александру I, даровавшему конституцию Польше, поставил эксперимент с "народной демократией" в Восточной Европе. Но сам же этот эксперимент в 47-м году прикрыл, испугавшись антифашистского "демократического импульса" войны в собственной стране. Хотел бы в рай, да грехи не пустили. И все же в 52-м он завещал западным коммунистам сделать знамя борьбы за политические свободы своим навсегда. Почти родоначальник еврокоммунизма.

И еще. Непременным условием любого примирения, любого прощения является "пресечение всех путей возрождения сталинизма как практики общественной и государственной жизни, предполагающей всецелое нарушение прав человека и презрение к условиям жизни народа". Это цитата из статьи адвоката Сталина - петербургского коммуниста Сергея Малинковича "Почему русским коммунистам трудно остаться и расстаться со Сталиным". Хорошее начало.

Александр Скобов, 25.03.2008

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей