О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/activism/m.155685.html

статья Нужно подавать пример

Эдуард Лимонов, 18.08.2009
Эдуард Лимонов. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Эдуард Лимонов. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Реклама

Езжу по городам России в рамках кампании "Лимонов-2012", встречаюсь с общественностью и со СМИ. Только что побывал в Нижнем Новгороде. Прыткие специалисты остановили меня в населенном пункте Орловские Дворики вечером 13 августа. Точнее, остановили дорожные милиционеры ГИБДД, а уже из-за их спин в вечерних сумерках появились оперативники Центра "Э" - несколько человек, один с видеокамерой.

Мне вручил повестку в Нижегородскую областную прокуратуру опер по фамилии Филимонов. Рука его с удостоверением, которое он мне просунул в окно машины, все же подрагивала. Видимо, от важности момента. Я прочел повестку: мне предлагали явиться в облпрокуратуру 14 августа в девять утра "в кабинет номер 127 к следователю по особо важным делам, юристу второго класса Козицыну В.М. для допроса в качестве свидетеля".

По какому делу я вызван в качестве свидетеля, в повестке сказано не было. К девяти утра я явился, через несколько минут подошел и адвокат, вызванный новгородскими товарищами. Мы прошли в пустую, строго охраняемую прокуратуру, где нам было предложено сесть и ждать на черном диване в вестибюле. Ждать пришлось минут сорок. У прокурорских, как нам с трудом удалось выяснить, было оперативное совещание. Может быть, на нем они и решали, по какому делу меня допросить. Адвокат было пошел осведомиться в канцелярию, но его строго вернула на место милиционерша с пистолетом на бедре. У них там в прокуратуре было как в ГУЛАГе.

Следователь оказался более или менее молодым человеком с головой, голой как глобус. Он поведал мне, что года полтора тому назад у неких жителей Нижегородской области были изъяты некие газеты и некие печатные материалы. Он спросил, не знаю ли я этих жителей, назвал фамилии. Я сказал, что в первый раз эти фамилии слышу. Следователь спросил о печатных материалах и газетах, но я сообщил ему, что подобных газет в руках никогда не держал.

Следователь попросил меня рассказать об истории Национал-большевистской партии и объяснить различие между нацболом и членом НБП. Я сказал, что не хочу объяснять ему и рассказывать, да и помню плохо. Следователь сказал, что названные им лица обвиняются по статье 282 ч.2 УК - участие в деятельности запрещенной экстремистской организации.

"И для этого вы организовали спецоперацию, выследили меня на дороге, захватили в плен, можно сказать", - укорил я следователя. "Это не мы вас выследили, это оперативники", - сказал следователь Глобус. Тут позвонили мне из агентства Интерфакс. Я сообщил, что нахожусь в Нижегородской областной прокуратуре, допрос закончен.

В 10 часов утра у меня должна была начаться пресс-конференция. Было уже 11 часов, но еще рано-рано утром стало известно, что конференция не состоится - отказали в помещении. Это было уже шестое по счету помещение, в котором отказали. Я отправился в рок-кафе, куда стали приходить журналисты. Через час мы переместились в помещение газеты "Ленинская смена", которая не испугалась ответственности. "Мы как "МК", - объяснили мне в "Смене" их странное название. Часа два я объяснял свою программу перед двумя десятками журналистов.

После пресс-конференции в тенистом дворике несколько испуганных личностей попытались окатить меня чаем. Однако мне достались лишь капли, основная часть, увы, пришлась на спину одного из моих охранников, Ильи. У него только один пиджак, но, слава Богу, чай был слабый, и когда пиджак высох, то никаких пятен на нем заметно не было.

Один из журналистов, вышедших после пресс-конференции во дворик и наблюдавших нападение, подошел ко мне и сказал: "Вот, это вы когда-то начали подобные акции против официальных лиц, а теперь этот метод используют против вас". "Э, - возразил я, - вы в корне не правы. Когда нацболы атаковали главу ЦИК Вешнякова, плеснув в него майонезом с криком "Ваши выборы - фарс!", то его атаковали как представителя государства, осуществляющего электоральный обман. Меня же атакуют за мои политические взгляды, фактически за мое мнение. Я не министр, я не осуществляю антинародные проекты, как делал это Зурабов..."

Вечером милиционеры и опера сорвали совсем уж невинное занятие: чтение стихов в местном развлекательном заведении. В чтении должны были участвовать писатель Захар Прилепин, местный поэт Гончуков и специальный Гость - я. Мы успели прочесть лишь по нескольку стихотворений. Все это время в офисе шла массированная атака милицейских на владельца помещения. Ему грозили тем, что он не вернется домой, к семье, что он лишится помещения. В конце концов перепуганный человек выскочил к нам в битком набитый зал и умолил всех уйти. Теперь в России даже чтение стихов преследуется психопатами от власти как экстремизм.

15 августа я посетил город Дзержинск, где я родился изрядное количество лет тому назад. Я побывал у стен роддома номер один, откуда меня некогда вынесла в мир моя мама. Я дал интервью нескольким журналистам - и, о чудо! Мне удалось встретиться с общественностью города. В зале преобладали в основном коммунисты, по-моему. Встретили меня отлично, расходиться не хотели, хотя зал был снят на два часа, еще долго разговаривали со мной в коридорах. Расхватали все брошюры с моей программой "Лимонов-2012". Опера в автомобилях и пехом сопровождали меня и в Дзержинске.

Резюме визита простое: все, что я делаю, делать надо. Надо ездить в неприветливые города, полные исполнительных слуг государства, получать повестки на дорогах, ходить в гнусно выглядящие прокуратуры, а придурки с двумя извилинами пусть бегают со своим чаем. (Ближе к 2012 году, наверное, будут бегать с огнестрельным оружием.)

Нужно подавать пример потому что. Я виден людям, я вызываю интерес, нужно поэтому научить людей не бояться занимать позицию против. Посмотрят, попыхтят, повозмущаются и, надеюсь, сами станут вести себя смелее. В этом, на мой взгляд, прежде всего заключается обязанность лидера оппозиции, а не в гладкоговорении или обличении режима. Личным примером увлечь за собой. Заразить решительностью и храбростью. В этой связи напоминаю, что 31 августа в 18 часов на Триумфальную площадь приду я и несломленные граждане России. Надеюсь увидеть вас в их числе.

Эдуард Лимонов, 18.08.2009

Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей