О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Пропавшие за Крым | "Экстремисты" | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Пунктик президента

Владимир Ермолин, 10.12.2009
Владимир Ермолин. Фото А.Карпюк/Грани.Ру
Владимир Ермолин. Фото А.Карпюк/Грани.Ру

Боязливая поступь президента России по конституционному льду вызывает удивление. В августе внес поправки в закон "Об обороне", расширив поводы для использования вооруженных сил за рубежом, но ни словом не обмолвился об упразднении полномочий Совета Федерации в этом деле. Хотя очевидно было, что соответствующее положение Конституции на практике утратило силу еще в августе 2008 года. Однако президент поосторожничал. Сначала проверил реакцию населения на возрастание риска втянуться в зарубежный военный конфликт - народ безмолвствовал. И только потом покусился на конституционную норму.

А ведь напрасно он так робко пробовал ножкой конституционный ледок — да хоть разнеси его каблуком, страна и ухом не поведет. А Федеральное собрание, крепкое задним умом, задним числом все и оформит.

Мы уже отшутились по поводу всенародного референдума о сочинской символике. Нам тут внизу весело, а они там наверху гнут свое на полном серьезе. Но если про "чебурашкин референдум" СМИ писали долго и охотно, ставя новость едва ли не первым номером, то инициативу Медведева комментируют как-то вяло - на форумах ее не видать, на первых страницах тоже.

Полутона задал сам глава государства — новость об обращении в Совет Федерации была подана на кремлевском сайте в такой скупой упаковке, что даже видавшие виды эксперты не сразу поняли, о чем речь. Медведев просил у сенаторов права принимать решение о применении войск за рубежом. Это при том, что такое право дали ему поправки в закон "Об обороне", которые он утвердил своей подписью месяц назад. Внятно сказать - мол, войны теперь развязываю сам, единолично, ни в каком постановлении-одобрении Совфеда не нуждаюсь - конечно, не посмел. Еще, видать, живет в нем юрист, а вернее, доживает свои последние дни. Но ничего, еще чуть-чуть - и необходимость деликатничать с этаким-то народом пропадет.

А народ действительно демонстрирует феноменальное равнодушие к любым движениям власти, словно не живет с ней в одном времени и пространстве. Словно уверен — это их дела, до нас не касаемо.

Между тем очень даже касаемо. Каким бы карманным ни был нынешний Совфед, но парламентский контроль за судьбоносными решениями президента он обозначает. Пункт "г" части 1 статьи 102 Конституции не дает права одному человеку по своему усмотрению бросать российских солдат в зарубежные заварушки. А если он это делает, то в голове у него его должно сидеть: ты преступник, рано или поздно тебя посадят. Такие некомфортные мысли из головы российского президента исчезнут с упразднением упомянутого пунктика.

И тогда разворачивай карту мира, бери карандаш и рисуй остроконечные стрелы, куда душа твоя пожелает. Причем этим изменением в Конституции могут воспользоваться не только Медведев и Путин (что вовсе не внушает уверенности в завтрашнем дне), но и любая другая персона, выброшенная на кремлевские берега народным волеизъявлением. А технологии этого волеизъявления, как мы это нынче наблюдаем, способны одарить россиян любым монстром.

Кто-то скажет: пример Южной Осетии в августе 2008-го показывает, что иногда решения надо принимать мгновенно, тут не до собраний и дебатов. И будет не прав. Ситуация в регионе вызревала постепенно, просчитать ее дальнейшее развитие при нормальной работе МИДа и спецслужб не составляло труда. И будь каждый — парламент прежде всего - не пешкой, а фигурой, возможно, войны вообще удалось бы избежать. Все разговоры о "внезапности" конфликта с Грузией нужны только для того, чтобы народ порадовался, как ему повезло с президентом, таким решительным и быстрым на реакцию. Вот и сейчас "внезапность" пошла в дело.

Что же в итоге? Уже сегодня очевидно, что Совет Федерации охотно откажется от своих конституционных полномочий, а могучая фаланга СМИ протаранит убогие баррикадки сомневающихся и всяких там правозащитников и утвердит в умах россиян гениальность принятого в Кремле решения. А в какой-нибудь прекрасный день нам сообщат, что ограниченный контингент наших войск, отстаивая интересы Российской Федерации (откликаясь на призывы о помощи некоего государства или защищая соотечественников за рубежом), вошел в приграничные районы страны N. "И полетят тут телеграммы". И в семьи придет горе. И начнет народ чесать в затылке, дивясь, откуда же эта беда на нас свалилась. Да вот отсюда — от ваших продавленных диванов, от равнодушия к собственной судьбе, от тупой веры в правоту любой грубой силы, от идиотизма аполитичности — отсюда и свалилась беда. А откуда еще....

Владимир Ермолин, 10.12.2009

Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей