О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/Politzeki/m.278025.html

новость Приговор по ростовскому делу "Артподготовки" оставлен в силе

10.12.2019
Владислав Мордасов и Ян Сидоров Фото: facebook.com/eikolmikova
Владислав Мордасов и Ян Сидоров Фото: facebook.com/eikolmikova
Реклама

Третий апелляционный суд на выездном заседании в Ростове-на-Дону оставил без изменений приговор фигурантам ростовского дела "Артподготовки" Владиславу Мордасову и Яну Сидорову, сообщает "Медиазона". В суде первой инстанции Мордасов получил 6 лет 7 месяцев строгого режима, Сидоров - 6 лет 6 месяцев такого же наказания, Вячеслав Шашмин - 3 года условного срока. Шашмин не обжаловал свое наказание.

"Я никого не призывал, не организовывал массовые беспорядки, не организовывал и не распределял роли. Единственный "участник массовых беспорядков" Шашмин говорил, что не знает меня или Влада", - заявил Сидоров в последнем слове. Он попросил коллегию судей отменить приговор и "рассудить по справедливости".

"Меня не обвиняют, что я участвовал в "Артподготовке", а в том, что я разделял взгляды организации "Артподготовка". Меня обвиняют в мыслепреступлении", - сказал Мордасов.

Адвокат "Агоры" Андрей Сабинин в прениях отметил, что приговор Мордасову и Сидорову - это "самый жестокий приговор за пикет, не согласованный с властями".

В суде была исследована проведенная по заказу защиты экспертиза сообщений в чате "Революция 5/11/17 Ростов-на-Дону", в котором состояли обвиняемые. Эксперты из АНО "Лаборатория экспертных исследований и ситуационного анализа" - лингвист Юлия Сафронова и психолог Дарья Беседина - пришли к выводу, что Сидоров в чате формирует у участников будущего пикета "установку о нежелательности насильственных, разрушительных действий при подготовке мероприятия и при участии в нем", убеждает их в "его мирном, ненасильственном характере", а в высказываниях Мордасова "не содержатся признаки побуждения к насильственным, разрушительным действиям" и лидирующей позиции он не занимал.

Поддержать обвиняемых в суд пришли около 50 человек, в том числе бывший фигурант "московского дела" Алексей Миняйло.

Между тем члены "Другой России" провели у представительства Ростовской области в Москве акцию солидарности с фигурантами "ростовского дела": вывесили баннер "Свободу политзекам" и зажгли дымовые шашки.

4 октября Ростовский облсуд объявил Мордасова и Сидорова виновными в покушении на организацию массовых беспорядков (часть 3 статьи 30 - часть 1 статьи 212 УК), а Шашмина - в покушении на участие в них (часть 3 статьи 30 - часть 2 статьи 212 кодекса). Прокурор Елена Доброродная просила назначить Мордасову 8 с половиной лет строгого режима, Сидорову - 8 лет строгого режима, Шашмину - три года общего режима.

Мордасову 23 года, он рабочий-литейщик из Батайска, пригорода Ростова-на-Дону. Сидорову 20 лет, он до ареста жил в самом Ростове, где учился в колледже при РАНХиГС.

Согласно обвинительному заключению, Мордасов, разделяя взгляды "Артподготовки", вместе с "неустановленными лицами, уголовное дело которых выделено в отдельное производство", планировал организовать массовые беспорядки в Ростове-на-Дону "с целью дестабилизации политической ситуации в стране". Как утверждает обвинение, для поиска единомышленников он создал в интернете группу (речь идет о телеграм-чате) "Революция 5-11-17 Ростов-на-Дону", дал в ней права администратора Сидорову. Затем, утверждает обвинение, Мордасов и Сидоров организовали встречи с пользователями группы в кафе "Шаурма 24" и "Блинная Вкуснолюбов", якобы чтобы выработать порядок действий при организации беспорядков. По версии обвинения, 5 ноября Мордасов, Сидоров, Шашмин и "другие неустановленные лица" собрались на площади Советов у здания регионального правительства, где агитировали собравшихся устроить протесты и якобы призывали к провокациям в отношении силовиков.

Следователь СКР Дмитрий Иванов утверждал, будто Мордасов и Сидоров ставили своей целью "сбор толпы" и "применение предметов, представляющих опасность для окружающих".

По словам матери Яна Сидорова Надежды, дело против молодых людей было возбуждено по доносу некоего мужчины, будто бы предупредившего полицию о готовящихся беспорядках. "Очень грамотный аноним. В своем письме он четко переписал текст статьи 212 УК РФ. К слову, адреса, по которому живет этот человек, не существует - указанный дом никогда не сдавался в эксплуатацию. Запрос в паспортный стол следователи делать не стали", - заметила она.

20-летний Шашмин находился под домашним арестом. 18 июня стало известно, что его перевели под подписку о невыезде.

5 ноября 2017 года Сидоров и Мордасов были задержаны на площади Советов в областном центре с плакатами "Верните землю ростовским погорельцам" и "Правительство в отставку". На другой день судья Кировского райсуда города Эльмира Фадеева отправила обоих в спецприемник на семь суток по части 2 статьи 20.2 КоАП (проведения публичного мероприятия без уведомления). Однако уже 12 ноября стало известно, что оба оппозиционера арестованы и помещены в СИЗО-1 в областном центре.

Шашмина задержали 5 ноября неподалеку от площади Советов оперативники ЦПЭ. Ему вменили часть 1 статьи 20.1 КоАП (мелкое хулиганство), заявив, будто он нецензурно выражался, находясь у здания областного правительства. Кировский райсуд арестовал его на 5 суток. 10 ноября на выходе из спецприемника Шашмина задержали и допросили уже как подозреваемого по уголовному делу. 17 ноября ему предъявили обвинение. "Медиазона" передавала, что как Мордасова, так и Сидорова избивали и пытали. В частности, Мордасова оперативник ЦПЭ после задержания на пикете и доставки в отдел полиции бил в живот и в солнечное сплетение. В спецприемник к арестанту силовики из ЦПЭ приходили дважды; его били и душили. 10 ноября Мордасова допрашивали в областном главке СКР. Как указывал правозащитный центр "Мемориал", когда оппозиционер отказался признать вину, следователи В. Восканьян и С. Гордеев вместе с оперативниками ЦПЭ заковали его в наручники и принялись бить, а также дважды надевали на него противогаз, не снимая заслонку с воздушного фильтра. Назначенный адвокат А. Артамонова на время пыток выходила из кабинета.

В результате Мордасов дал показания как против себя, так и против Сидорова. Однако уже 16 ноября, после первой же встречи с адвокатом по соглашению, политзек эти показания дезавуировал и с тех пор настаивает на своей невиновности.

Одновременно с Мордасовым 10 ноября в СКР пытали и Сидорова. Его били в солнечное сплетение, а также наносили удары по голове бутылкой с водой. В то же время Надежда Сидорова, мать политзека, отмечала, что с ее сыном обращались менее жестоко, чем с Мордасовым, потому что адвокат по соглашению уже явился в главк и ожидал встречи с подзащитным.

В дальнейшем оба политзека подавали заявления с требованием открыть дело по факту пыток, однако в этом было отказано.

Пыткам подвергался и Шашмин, который не состоял в чате "Революция 5/11/17" и вовсе не был знаком с Мордасовым и Сидоровым. Его пытали не так жестоко, как Мордасова, поскольку в управление СКР приехали родители Шашмина. "Они дают показания на проверках, что видели, как сотрудники ЦПЭ курсировали из кабинета в кабинет с битой, слышали крики мальчишек", - рассказывала мать Сидорова.

"Медиазона" писала, что Шашмин первоначально полностью признал вину. Однако "Мемориал" со ссылкой на протокол его допроса как раз от 10 ноября передавал обратное - этот фигурант настаивал, что его схватили в окрестностях площади и насильно привели на место пикета.

Адвокаты Мордасова и Сидорова указывали, что призывы к беспорядкам в чате распространяли не их клиенты, а провокаторы, активизировавшиеся за несколько дней до акции 5 ноября. Участникам предлагалось запастись коктейлями Молотова и оружием и устроить штурм правительства Ростовской области. Поскольку поток этих сообщений был постоянным, администраторы решили не банить провокаторов, а игнорировать их.

Сидоров, напротив, писал в чате: "Собираемся на мирный митинг в 12:00... Не дискредитируйте сами себя". Ни в его публикациях, ни в сообщениях Мордасова экспертизы не обнаружили призывов к насилию.

Защита Сидорова настаивает, что политзек вообще не являлся сторонником "Артподготовки", а пикет его 5 ноября был посвящен региональной социально-экономической повестке.

В постановлении о возбуждении дела, которое цитировал "Мемориал", упоминались Мордасов, Сидоров, Шашмин и "иные неустановленные лица в количестве не менее 8 человек". Правозащитники не исключают, что все эти "неустановленные лица" - оперативники ЦПЭ, которые привели Шашмина к пикетчикам, чтобы создать видимость "группы лиц по предварительному сговору".

22 июня прошлого года по делу прошел обыск у ростовчанина Андрея Строкова. Визитеры изъяли всю технику. Строков проходил по делу свидетелем. С Сидоровым и Мордасовым он лично не знаком, а лишь состоял с ними в одной группе в соцсети (возможно, в сообщении подразумевался как раз чат "Революция 5/11/17").

С 9 по 26 июля прошлого года Сидоров держал в СИЗО голодовку протеста против фабрикации политических дел и нарушений свободы слова и собраний.

Ростовское дело "Артподготовки"
10.12.2019


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей