О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/Politzeki/m.275843.html

новость Начался новый суд по ялтинско-алуштинскому делу "Хизб ут-тахрир"

04.04.2019
Муслим Алиев и Эмир-Усеин Куку в суде, 04.04.2019. Фото Владислава Рязанцева для "Граней"
Муслим Алиев и Эмир-Усеин Куку в суде, 04.04.2019. Фото Владислава Рязанцева для "Граней"
Реклама

Северо-Кавказский окружной военный суд в Ростове-на-Дону начал повторный процесс по второму крымскому (ялтинско-алуштинскому) делу "Хизб ут-тахрир". Об этом сообщает корреспондент "Граней" из зала суда.

Слушания по существу в рамках первого процесса продолжались с февраля прошлого года. Однако 21 августа, после более чем полугода разбирательства, коллегия СКОВСа под председательством Николая Васильчука вернула дело в прокуратуру, потребовав ужесточить обвинение одному из фигурантов - Инверу Бекирову.

Как и большинству обвиняемых, Бекирову были инкриминированы часть 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации; в редакции, действовавшей на момент вмененных эпизодов, - от 5 до 10 лет колонии) и часть 1 статьи 30 - статья 278 российского УК (подготовка к насильственному захвату власти; также до 10 лет). Между тем судьи заявили о необходимости переквалифицировать политзеку обвинение с части 2 статьи 205.5 на часть 1 (организация деятельности террористической организации; от 15 лет до пожизненного срока), которая до сих пор была вменена лишь Муслиму Алиеву.

10 января нынешнего года "Крым.Реалии" сообщили, что УФСБ по аннексированным Крыму и Севастополю завершило доследование дела, предъявив всем политзекам обвинения в новой редакции. Таким образом, теперь в деле два основных фигуранта: Алиев и Бекиров.

Новое разбирательство поручили коллегии СКОВСа в составе Романа Сапрунова (председательствующий), Дмитрия Меркулова и Романа Подольского. 26-27 февраля прошли предварительные слушания в рамках нового процесса. Политзеки участвовали в них по видеосвязи из Симферополя. Как передавала "Крымская солидарность", Сапрунов продлил обвиняемым сроки содержания в СИЗО до 18 мая.

Начало разбирательства по существу дважды откладывалось из-за того, что политзеков не успевали этапировать в Ростов. Сначала заседание было назначено на 12 марта, затем - на 22-е, наконец - на нынешний четверг.

Нынешние слушания проходили в помещении Ростовского гарнизонного военного суда. Такое решение было объяснено нехваткой места в здании СКОВСа.

В процессе работают сразу три прокурора: Евгений Колпаков, Константин Фирсов и Заурбек Савоев. После оглашения обвинительного заключения все политзеки, как и на первом разбирательстве, заявили, что вину не признают.

48-летний Алиев - тракторист из села Верхняя Кутузовка (Юкары-Шума) в черте Алушты и имам общины Azizler в соседнем селе Изобильное (Кёрбекюль) - указал: "Обвинение считаю надуманным и построенным на притянутых за уши доказательствах. Каждый раз, перечитывая его содержание, не перестаю удивляться, с каким пренебрежением к здравому смыслу оно составлено".

56-летний Бекиров - школьный сторож из поселка Краснокаменка (Кызылташ) в черте Большой Ялты - заметил, что обвинение основывается на подмене понятий. "Если мусульманин соблюдает свою религию, то он "потенциальный террорист", - пояснил политзек. - Разговаривать об исламе - это "вербовка". Останавливать человека от греховного - это "склонение к тенденциозному мышлению". Если человек начинает соблюдать свою религию - это "ячейка". Официально приобретать в магазинах исламскую литературу - называют "заведомо знал и хранил по месту своего жительства запрещенную литературу".

"В Украине, когда запретили на русском языке книги, то СМИ и отдельные политики стали поднимать шум: "Это фашизм!", - продолжил Бекиров. - Но когда в России стали запрещать исламскую литературу, то возникает вопрос: это что?"

42-летний Эмир-Усеин Куку - известный правозащитник из Симеиза, Большая Ялта, - заявил: "Разве выявлять какие-то нарушения прав людей - это преступление? Видимо, да, раз меня в этом обвинили. Если я, например, говорю, что запрещать Коран - это неправильное дело, это преступление? Правозащитная организация сама по себе подразумевает, что в ней находятся те, кто защищает права людей, выявляет какие-то нарушения и в установленном порядке старается защитить тех, чьи права нарушаются. Кто может нарушать чьи-то права? Только те, кто имеет для этого силу и власть".

30-летний Вадим Сирук - торговец цветами из Ялты, этнический украинец, - указал: "Сотни людей лишаются свободы на долгие годы, разрушаются семьи, и все это приводит к следующему выводу: каждый, кто подымает свой голос, повелевая одобряемое и запрещая порицаемое, чтобы смело сказать притеснителю, что он притеснитель, сразу же обвиняется в нарушении общественной безопасности и направляется в тюрьму, где людей подвергают пыткам, запугиваниям, где попирается человеческое достоинство, где оскорбляют религию, где унижают честь и отсутствует элементарное уважение к человеку. Почему? Потому что "вопрос безопасности" важнее".

27-летний Рефат Алимов - торговый представитель из Краснокаменки, племянник Бекирова, - заявил, что не понимает суть обвинения. Следствие, указал он, ни установило ни время, ни обстоятельства вменяемого ему участия в террористической организации, не пояснило, какие именно специальные знания и навыки он будто бы в этой организации приобрел и какие традиционные понятия подменял нетрадиционными.

28-летний Арсен Джеппаров - земляк Бекирова и Алимова, рабочий-строитель, - обратил внимание на многочисленные нарушения российского УПК и Европейской конвенции по правам человека, допущенные ФСБ в ходе следствия.

Адвокат "Агоры" Сергей Локтев, представляющий интересы Куку, в своем выступлении потребовал вернуть дело в прокуратуру. Все политзеки требование поддержали; между тем прокуроры выступили против. Судейская коллегия в возврате дела отказала.

В конце заседания защитники заявили ходатайство о смягчении политзекам меры пресечения. Судья Сапрунов поинтересовался, есть ли у подсудимых заболевания, которыми можно было бы мотивировать такое решение.

Бекиров ответил, что страдает гипертонией, чувствует себя плохо, но, находясь в заключении, не может представить справок. "Что значит хронические заболевания? - добавил политзек. - Мне что - умереть надо?"

Джеппаров заметил, что все его жалобы на здоровье игнорируются.

Куку сообщил, что может подтвердить наличие заболеваний документально, однако на смягчении меры пресечения настаивает не из-за состояния здоровья, а потому, что обвинение является надуманным.

Судьи в ходатайстве отказали.

Поддержать политзеков на суд в четверг прибыли их родственники, а также активисты "Крымской солидарности" и и.о. генконсула Украины в Ростове Тарас Малышевский.

Алиев, Бекиров, Куку и Сирук находятся в заключении с 11 февраля 2016 года, Алимов и Джеппаров - с 18 апреля 2016-го. Согласно фабуле дела, в неустановленное время не позже 18 сентября 2015 года фигуранты вступили в "Хизб ут-тахрир", задачей которой названо создание всемирного исламского халифата. Территория "республики Крым", заявляется в материалах, рассматривалась обвиняемыми как отдельный регион халифата - Крымский вилаят.

Своих целей, как утверждается, фигуранты пытались добиться "путем воинствующей исламистской пропаганды, сочетаемой с нетерпимостью к другим религиям, активной вербовки сторонников, целенаправленной работы по внесению раскола в общество". Это якобы должно было внушить мусульманам "тенденциозное мышление при оценке событий, происходящих в Российской Федерации" и подготовить их к некоей "антиконституционной деятельности".

В деле упоминается также "план совместных действий", который якобы разработала ячейка. Что именно имеется в виду, не пояснялось.

Собственно о терроризме в деле речи не идет. Фактически ФСБ переписала постановление о запрете "Хизб ут-тахрир", изданное Верховным судом России в 2003 году. В этом постановлении теракты также не упоминались.

Одним из эпизодов дела является создание шариатского суда. Как утверждается, Алиев был в нем кадием (главным судьей), а Сирук и Бекиров - рядовыми судьями. Следователем шариатского суда назван Куку, а обвинителем - ялтинец Бахтияр Топузов. При этом Топузов фигурантом дела не является. Как и еще несколько крымских мусульман, в феврале 2016 года он был задержан вместе с Алиевым, Бекировым, Сируком и Куку, однако в тот же день освобожден. После этого крымчанин покинул полуостров.

Какие функции в шариатском суде приписываются Алимову и Джеппарову, не уточнялось.

В первом процессе по делу один из свидетелей обвинения заявлял, что шариатский суд вынес такфир (вынести такфир значит объявить неверным) Эмирали Аблаеву - муфтию Крыма, ныне не признаваемому джамаатами в качестве такового, - за сотрудничество с российскими оккупантами и предательство интересов мусульман.

"Так мы коллеги!" - издевался над Алиевым председательствующий Васильчук.

В прошлом году Куку 23 дня, с 26 июня по 18 июля, держал в СИЗО голодовку за освобождение всех украинских политзаключенных и прекращение репрессий в Крыму. В крымскотатарском обществе акция вызвала значительный резонанс. На ФБ-странице "Крымской солидарности" и иных ресурсах была опубликована масса видеообращений в поддержку политзека. Последнюю неделю голодовки земляки убеждали Куку прекратить акцию.

Против 22-летней Гульсум Алиевой - дочери Алиева, которая после ареста отца стала активисткой "Крымской солидарности", - СКР 10 августа 2018-го возбудил дело об экстремизме за репост демотиватора. В январе нынешнего года дело было закрыто в связи с частичной декриминализацией части 1 статьи 282 российского УК (возбуждение ненависти либо вражды). Сама Алиева ранее выехала из Крыма.

04.04.2019


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей