О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Internet/business/m.4406.html

статья Конь и трепетная мышь

Анастасия Грызунова, 01.10.2001

Не исключено, что апелляционный суд сильно просчитался, когда, к вящей радости адвокатов Microsoft, настоял на отстранении от дела судьи Джексона.

Вполне вероятно, он не вполне соблюдал формальные требования к процедуре рассмотрения дела, к выработке мер наказания ответчика и к взаимодействию с окружающей средой во время процесса. Ну да, он много общался с журналистами. Да, он отменил слушания, которые, как правило, все же проводятся до формулирования мер наказания виновного. Но интервью в средствах массовой информации не дали апелляционным судьям повода подозревать его в предвзятости (хотя на ней и настаивали адвокаты Microsoft), а слушания перед оглашением вердикта Джексон не проводил по одной простой причине: после почти двухлетнего разбирательства, и тем более после внесудебных переговоров под руководством Ричарда Поснера Джексону окончательно стало ясно, что ничего нового ни он о сторонах, ни стороны друг о друге уже не узнают. Ситуация была прозрачна настолько, что любая дополнительная речь адвоката, любая новая бумага ничего не изменили бы в апокалиптической картине мира "США против Microsoft". Отношения истца и ответчика, позиции истца и ответчика, пределы уступок, на которые стороны способны, - все это давным-давно известно тем, кто копается в разбирательстве теперь уже третий год.

Судья Колин Коллар-Котелли не относится к ветеранам процесса. Прямо скажем, она только начала в него вникать. Вероятно, поэтому в пятницу она категорически заявила, что сторонам следует не морочить никому голову и заняться переговорами об урегулировании. Двадцать четыре часа в сутки, семь дней в неделю. Если начало переговоров не будет внушать сторонам оптимизма, к 12 октября они должны обратиться к судье и назвать имя возможного посредника. Если к 2 ноября стороны не добьются адекватных результатов и при участии посредника, делом займется суд. Расписание уже определено: к 7 декабря Минюст представляет судье свои предложения и обоснования, к 12 декабря Microsoft представляет свои, а судебное заседание состоится в районе 11 марта (несколько позже, чем просили истцы, но гораздо раньше, чем предлагала корпорация Microsoft).

У Минюста и Microsoft, таким образом, имеется месяц на то, чтобы, наконец, договориться. Судья Коллар-Котелли искренне верит, что это возможно. Всегда приятно думать, что имеешь дело с вменяемыми людьми.

Не то чтобы стороны были безнадежно невменяемы. В конце концов, Минюст и прокуроры штатов в последний месяц продемонстрировали неожиданную гибкость и сумели договориться о единой позиции, а это им не удавалось на протяжении трех лет (что в итоге и привело к развалу внесудебных переговоров 1 апреля 2000 года). Более того, Минюст уломал прокуроров не требовать ни разделения Microsoft надвое (что, надо полагать, было относительно легко сделать, поскольку рынок сильно изменился с тех пор, как эта мера наказания была изобретена), ни анализа ситуации со встраиванием MS Internet Explorer в ОС Windows (что было гораздо труднее). С другой стороны, и Microsoft в последний месяц проявляет нехарактерную для себя сговорчивость. Кроме того, это, видимо, последний шанс сторон договориться. И тем не менее надежда на то, что судье удастся впрячь в переговорную телегу коня и трепетную мышь, исчезающе мала. Полторы недели назад сторонам не удалось толком договориться даже о расписании судебного процесса.

Основное разногласие Минюста и Microsoft лежит в сфере скорее идеологической, чем технологической, и является очевидным подтверждением несовпадения сторон в вопросах терминологии. Истцы считают Microsoft зловредной монополией; корпорация себя таковой не считает (и пытается добиться официального признания своей правоты в Верховном суде). Соответственно, Минюст исходит из того, что Microsoft действительно заслуживает мер, ограничивающих ее свободу; Microsoft же с оговорками допускает, что когда-то что-то нарушала какими-то очень конкретными своими действиями и, соответственно, готова смириться лишь с очень конкретными мерами по поводу этих нарушений, и не потерпит постоянных ограничений, распространяющихся на всю ее сегодняшнюю и будущую деятельность. Это недвусмысленно дали понять адвокаты корпорации, объясняя судье Коллар-Котелли необходимость отложить слушания: Microsoft необходим весь список возможных мер наказания, иначе корпорация не сможет адекватно подготовиться к слушаниям (Минюст предлагает исходить из списка мер ограничения деятельности корпорации, первоначально предложенного судьей Джексоном).

Истцы планируют ввести в дело обстоятельства выпуска и распространения еще не вышедшей на рынок ОС Windows XP. Прокуроры штатов, во всяком случае, на этом категорически настаивали, и Минюст вроде бы не противится. В аргументации Минюста будет также фигурировать Microsoft .NET, последняя инициатива Microsoft, на которой у корпорации строится фактически вся дальнейшая политика в области интернет-технологий. По общему мнению, Windows XP, в комплекте с которой распространяется Windows Messenger и Windows Media Player, дословно повторяет историю с навязыванием MSIE в комплекте с операционной системой. Это вполне подтверждает отсутствие каких-либо принципиальных изменений в стратегии Microsoft, которая по-прежнему называет такую комплектацию непременным условием инновационного процесса. Очевидно, что во время двадцатичетырехчасовых ежедневных переговоров это обстоятельство не раз окажется в центре внимания. Несмотря на смену администрации и общее нежелание американских властей сильно давить на Microsoft, Минюст и штаты не обнаруживают стремления смириться с редмондскими методами внедрения инноваций. А Редмонд не обнаруживает стремления от этих методов отказаться. Успех каких бы то ни было переговоров в таких условиях становится крайне сомнительной перспективой.

Судье Колин Коллар-Котелли, надо думать, на каком-то этапе придется это признать. Например, когда переговоры окончатся ничем и ей представится шанс на мартовском заседании наблюдать стороны в процессе слушаний. Наверное, тогда действия судьи Джексона станут ей понятнее.

Анастасия Грызунова, 01.10.2001