О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Events/Terror/m.76174.html

статья Теракт международного значения

Иван Свенцицкий, 02.09.2004
Федералы. Фото АР
Федералы. Фото АР
Реклама

Захват заложников в осетинском городе Беслан, по большому счету, не был таким уже неожиданным. И дело даже не том, что этот теракт стал третьим за последнее время, но и в том, что боевики никогда не скрывали своих намерений повторить "Норд-Ост". Думается, что не должно быть особых сомнений, что за этой акцией стоят полевые командиры Ичкерии. Уж больно она гармонично вписывается в их общую стратегию, выработанную еще в начале 2003 года. Суть ее заключается в использовании всех возможных средств для достижения главной цели – прекращения войны и начала переговоров между Путиным и Масхадовым.

Другое дело, что Масхадов может брать на себя ответственность только за военные операции, а за теракты нет. При этом, правда, он не упускает возможности оправдывать атаки против гражданского населения, как это делает, например, Ясер Арафат в Палестине.

Не может сейчас брать на себя теракты и Басаев, так как после рейда на Ингушетию весь мир обошли кадры, где он стоит рядом с Масхадовым. Этим и объясняется, наверное, что за последние взрывы самолетов, взрыв в Москве, отвественность взяла малоизвестная исламская организация. Однако трудно себе представить, чтобы она могла вербовать смертниц в Грозном или Ведено без помощи местных моджахедов.

Группа, захаватившая осетинскую школу, намеренно демонстрирует свою автономность, не связываясь, как это было в Москве при захвате театра на Дубровке, ни с кем из ичерийских лидеров, в Чечне или за границей. При этом террористы выдвигают, прежде всего, политические требования и стоят на том, чтобы переговоры с ними вели политики и общественные деятели, а не силовики. Предствители ФСБ и МВД, в свою очередь, всячески избегают обсуждения политических вопросов, пытаясь склонить боевиков к диалогу на тему доставки еды, обеспечения прохода в Чечню и т.д. Этим, наверное, обясняются такие сложности в установлении контактов с захватчиками школы.

По большому счету, что бы ни говорил Владимир Путин, а также люди, поддерживающие его политику, альтернатива компромиссу может быть только одна: штурм школы с возможными жертвами среди заложников. Правда, есть и другой вариант, однако вероятность того, что на него Путин пойдет, крайне мала. Вариант этот - привлечение к переговорам представителей Масхадова, что автоматически будет означать начала диалога между Кремлем и президентом Ичкерии.

Впрочем, не все так безнадежно. Последнее заседание СБ ООН, состоявшеся по требованию Кремля, вывело, наконец, чеченский конфликт на высочайший уровень мировой политики. Привлечение международных посредников для разрешения кризиса в Чечне вообще и в Беслане в частности, это как раз то, что могло бы наконец сдвинуть мирный процесс на Кавказе с мертвой точки.

При этом не нужно забывать, что даже при удачной силовой операции по освобождению заложников, боевики ее повторят вновь, так как проблема, порождающая подобные действия, никуда не исчезнет.

Иван Свенцицкий, 02.09.2004


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей