О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

новость Президент Союза химической безопасности: В ДК на Дубровке применялся не только фентанил

21.01.2003
Реклама

При штурме "Норд-Оста" спецназ применил не только фентанил или его производную, заявил в эфире "Эха Москвы" доктор химических наук Лев Федоров, президент Союза химической безопасности. Он отметил, что не понимает, зачем властям понадобилось держать в тайне эти вещества, хотя "все умельцы" могут спокойно вынести их с предприятий и использовать. "Скажем, одно вещество нам министр Шевченко сказал - производная фентанила. Вся беда в слове "производная фентанила", разница между фентанилом и его производной как государем и милостивым государем - очень большая разница. Там было второе вещество, о котором наше государство помалкивает. Немцы-то своего вызволили, отправили в Мюнхен и там нашли так называемы фторотат. Я знаю, где он у нас производится. Это наркотик", - пояснил Федоров.

Политику властей в этом отношении ученый назвал "государственным химическим терроризмом", когда государство берет в заложники 700 жизней и не возвращает 100 жизней с лишним назад. Эти люди не имели отношения к террористической войне - они не были ни террористами, ни контртеррористами. Они вообще были зрителями. Террористы взяли их жизни и попытались их напугать и уничтожить с помощью обычных огнестрельных средств. "А государство наше взяло второй раз их жизни в залог и отравило их с тем, чтобы достичь террористов. Террористов достигли, а жизни 100 человек не вернуло государство. Вот за это государство должно нести ответственность", - изложил свое видение событий ученый.

Далее Федоров изложил, что должно было сделать наше государство для того, чтобы к нему не было претензий. "Во-первых, наше государство обязано было в Гаагу, там, где находится штаб-квартира организации по запрещению химоружия, должно было доложить названия всех отравляющих веществ, которое оно предполагает использовать для борьбы с беспорядками. Это закон, мы подписали его. Мы этого не сделали. Во-вторых, если бы мы это сделали, стало быть, эти вещества вообще были бы общественно значимые, известные. А на самом деле, оба вещества, которые были использованы, если не три, нашему обществу неизвестны. Они находятся в сфере тайны. В-третьих, государство ненадлежащим образом исполнило свои обязанности, когда взяло эти жизни в залог. Оно жизни взяло в залог, а потом не осуществило всю систему мероприятий для того, чтобы людей вытащить из того положения, в которое само же государство их загнало. Так что миллион долларов - это нормально, то, что они требуют. Они имеют право за утраченную жизнь получить с государства миллион долларов. Это международная цена человеческой жизни".

В остальном, полагает Федоров, власти действовали правильно. По его мнению, при таком скоплении людей никакого другого способа, как химически усыпить всех и потом разделить "козлищ и их оппонентов", другого способа не было. "Но просто дальше государство, как всегда, не выполнило своих обязанностей. То есть, задумка была вполне, исполнение со стороны первой группы захвата - нормально, а вот следующие, кто был за ними, они не были вооружены знанием об этой химии. Их послали растаскивать людей после огнестрельных ранений. Вот такой вот был оргкомитет у этого события", - с горечью отметил ученый.

Лев Федоров уверен, что рицин нельзя использовать в террористических целях и тем более как оружие массового поражения. Он пояснил, что рицин - это белок, имеющий природное происхождение; твердое вещество. Он содержится в касторовых бобах, в клещевине обыкновенной, обычный продукт. Американцы во время Первой мировой обратили внимание, что от клещевины за всю историю человечества было много отравлений. Выделили 1,7 кг чистого рицина и придумали, что им можно начинять бомбы, уже во время Второй мировой войны. А когда война кончилась, и появился зарин и заман, то рицин уже был никому не нужен.

Как сказал Федоров, рицин нельзя использовать в виде оружия, то есть нельзя придумать такой боеприпас, который бы распылял его без разрушения. Через кожу он не проникает, только через органы дыхания, а тут боеприпасы не подходят. В воде он разрушается, на солнце тоже, даже если он в виде аэрозоли. "Вот зарин, заман не гибнут, а рицин гибнет в момент подрыва. Дальше, что вы можете придумать, какой-то аэрозольный генератор? Не получается. Вы растворяете в воде - там разрушается. В неводных средах не растворяется. Значит, получается, суспензия. Суспензия расслаивается и т.д." Таким образом, боевые характеристики рицина "хуже некуда" подытожил ученый. Для теракта рицин не зрелищен - у него период скрытого действия 15 часов.

"Российские вооруженные силы, так же, как вооруженные силы Англии и США, подробнейшим образом изучили, собрали, описали и промеж себя давно решили - нам это не подходит. Тут некоторые комментаторы очень расстраивались, что против рицина нет противоядия. Потому и нет, что он как отравляющее вещество никому не нужен", - подчеркнул ученый. Скажем, утверждать, что чеченский террорист готовился отравить колодцы рицином, это неправильно, поскольку рицин в воде разрушается, отметил он. "Понимаете, у нас или террористы никудышные, или журналисты, или спецслужбы, которые подсовывают этот вздор им в руки для публикаций, но что-то плохо", - таков был вывод Льва Федорова. Если лондонские террористы действительно пытались выделить рицин, то это означает, что их группировка реальным химоружием не обладает. О том же, по мнению Федорова, говорят и обнародованную видеозапись испытания газа на собаках.

Если говорить в целом о возможностях террористов использовать при терактах химическое оружие, то Лев Федоров считает это маловероятным. "Я бы не опирался на слова нашего министра обороны или президента соседнего государства - они не дорого стоят. Все это политическая химия. Реальной угрозы я не вижу. Когда наша страна включилась в конвенцию по запрещению химоружия, ведь в конвенции она подписала для себя бездну предписаний. И если наша страна и все остальные страны их выполняют, то проблемы нет. Нет, думаю, что в данном случае нас пугают такими вещами, и англичан, и французов, и нас в том числе, думаю, что это чисто политические события", - пояснил ученый. Более того, он уверен, что при нынешнем среднем уровне квалификации террористы не способны создать оружие и "донести" его до человечества так, чтобы оно не распалось по дороге. Единственно, случайным образом может быть найдено, скажем, закопанное в России химоружие, которое "черные копатели" могут продать не в те руки. Шанс же, что террористы найдут некое новое отравляющее вещество, до сих пор не испробованное воеными, по мнению Федорова, равен нулю.

Лев Федоров также не верит, что инспектора ООН найдут в Ираке химическое оружие: "Ирак использовал химоружие дважды. Во-первых, против своих сограждан, курдов, которые вознамерились стать независимыми, и во-вторых, против своих соседей-иранцев. Это было, это все быльем поросло. Еще тогда инспектора ООН все нашли и уничтожили. С тех пор ни одного реального доказательства того, что в Ираке есть химоружие или есть биологическое оружие, мне не попадалось. Если нет таких доказательств, стало быть, осталась политическая химия... Но то, что сейчас делают поисковики ООН, это вызывает улыбку, потому что говорить о химоружии, что там разговаривать? Смотри на электростанции, смотри, где производится хлор, потому что от хлора начинается химическая война. И не надо лазить по подвалам президента. Бессмыслица. Мне кажется, там слишком много политики."

21.01.2003


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей