О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani2.appspot.com/tags/Animals/m.78719.html

статья Где зарыта собачка

Владимир Абаринов (Вашингтон), 25.10.2004
Луговые собачки на лужайке перед Капитолием. Коллаж Граней.Ру

Луговые собачки на лужайке перед Капитолием. Коллаж Граней.Ру

2 ноября американцы будут избирать не только президента, но и множество местных чиновников, депутатов легислатур штатов, а также членов Конгресса и губернаторов. Согласно Конституции, состав Палаты представителей обновляется каждые два года полностью, Сената – на треть. По логике отцов-основателей, такой график – два года для члена нижней палаты, четыре для президента, шесть для сенатора – обеспечивает независимость ветвей власти и придает устойчивость всей конструкции, превращая Конгресс в постоянно действующий орган, не подверженный сиюминутным колебаниям в настроениях избирателей. Чтобы начать этот выборный цикл, сенаторам первого созыва в 1789 году пришлось бросать жребий, чьи полномочия истекут через шесть полновесных лет, а чьи – через четыре или всего два года.

По общему мнению, предстоящие выборы вряд ли повлияют на нынешний расклад сил в Палате представителей – у республиканцев здесь надежное большинство. Иное дело Сенат. Соотношение голосов в верхней палате - 51 к 48 в пользу республиканцев плюс один независимый. Перспектива потери этого большинства республиканцами вполне реальна. Необходимо уточнить: в Конгрессе нет фракционной дисциплины, каждый сенатор или член нижней палаты голосует, что называется, сердцем; голосование строго по партийной принадлежности – большая редкость. В обеих палатах сформировалась межпартийная группа умеренных, которая часто выступает с собственными законодательными инициативами. Избиратели такую самостоятельность только приветствуют. Поэтому соотношение голосов между партиями не играет в современном Конгрессе США столь важной роли, как в парламентах с жестким партийным водоразделом. Но это соотношение имеет огромное значение для распределения постов в самой палате – от того, кто станет лидером большинства и кто возглавит комитеты, зависит, как будет формироваться повестка дня палаты. У лидера большинства и председателей комитетов есть для этого много процедурных возможностей.

Так получилось, что многим влиятельным, известным всей стране сенаторам подошел срок переизбираться как раз в этом году, причем у них оказались сильные конкуренты. Американский избиратель часто голосует за представителей разных партий на президентских и парламентских выборах, тем самым пытаясь удержать баланс – ведь законодательная ветвь должна уравновешивать исполнительную. Прежде всего это касается так называемых "прифронтовых" штатов, где много (по последним опросам, семь процентов) еще не определившихся избирателей, так что партия, выиграв президентские выборы, может проиграть выборы в Конгресс. Именно на этот сегмент электората бросили сейчас все оставшиеся силы и ресурсы оба кандидата в президенты – тех, кто уже принял решение, пытаться переубедить бессмысленно.

Один из прифронтовых штатов – Пенсильвания, от которой в Сенат снова баллотируется республиканец Арлен Спектер, авторитетный законодатель с прекрасной репутацией. Его переизбрание будет иметь весомые последствия. Спектер – наиболее вероятный кандидат на замещение поста председателя сенатского комитета по юридическим вопросам. Дело в том, что республиканцы сами себе установили максимальный срок пребывания в должности председателя комитета - шесть лет, и нынешний председатель, сенатор Оррин Хэтч, должен освободить кабинет. Если Спектер станет председателем, ожидается некоторая либерализация комитета: Хэтч – мормон и сторонник христианских фундаменталистов, а Спектер – иудей.

Между тем в ближайшие годы освободится как минимум одно место члена Верховного cуда США: как ожидается, кое-кто из назначаемых пожизненно судей может подать в отставку ввиду преклонного возраста или по состоянию здоровья. От юридического комитета Сената зависит утверждение кандидатуры, выдвигаемой президентом. Как и вся страна сейчас, Верховный суд расколот, там существует хрупкое равновесие, и ключевые решения принимаются чаще всего минимальным большинством в один голос. Этот баланс может быть нарушен на долгие годы вперед. А это значит, что принятые нынешним составом суда решения по кардинальным конституционным вопросам, затрагивающим противоречия между морально-религиозными ценностями и либеральными социально-политическими принципами, могут быть пересмотрены. Тема эта волнует избирателей - многие из них даже считают состав Верховного суда более важной проблемой, чем личность будущего президента. И надо же было такому случиться, что именно теперь у сенатора Спектера появился сильный конкурент – тоже очень популярный в Пенсильвании конгрессмен Джо Хеффел.

Под угрозой оказался и пост лидера демократов в Сенате - Тома Дэшла, законодателя от Южной Дакоты. Его соперник – очень популярный молодой политик Джон Тун, трижды избиравшийся в Палату представителей, причем с рекордным преимуществом. Ситуация в Южной Дакоте занятная. Главный вопрос кампании в этом штате – судьба похожего на сурка грызуна семейства беличьих под названием степная собачка - в России ее называют луговой на том основании, что французское слово "прерия" (prairie) означает "луг", хотя всем ясно, что североамериканская прерия, столь впечатляюще описанная Фенимором Купером в одноименном романе, – не что иное, как степь. Для местных скотоводов степная собачка – сущее бедствие. Она уничтожает травяной покров на огромных пространствах, оставляя без пропитания рогатый скот. Население Южной Дакоты, отнюдь не умиляясь видом зверька, поколениями ведет с ним беспощадную войну, но темпы размножения собачки с лихвой покрывают потери.

В этом споре есть и третья сторона. Южная Дакота – единственное в мире место обитания так называемого черноногого хорька, который внесен в список исчезающих видов, находится под охраной закона и питается как раз степной собачкой. Поэтому в целях сохранения хорька надо бы взять под охрану и собачку. Это уже сделано федеральными властями в национальном заповеднике Баффало-Гэп на западе штата и принесло прекрасные результаты. Именно с территории заповедника началось нашествие полчищ степной собачки на пастбища.

Скотоводы, измученные семью годами жестокой засухи, сравнивают распространение собачки со степным пожаром и жалуются на то, что федеральное правительство защищает вредителя, вместо того чтобы помогать выбивающимся из сил сельским труженикам. Существует план массового истребления животного при помощи ядохимикатов. Травить собачку предполагается по периметру территории заповедника, дабы воспрепятствовать расселению зловредного грызуна на частных землях.

Оба кандидата - и Дэшл, и Тун - поддерживают план потравы, но Тун обвиняет Дэшла в том, что он долго колебался, прежде чем поддержать проект, и сделал это лишь тогда, когда был "загнан в политический угол". Дэшл, в свою очередь, утверждает, что именно он воспрепятствовал объявлению собачки неприкосновенным животным во всей Южной Дакоте. Обычно политики такого уровня, как Том Дэшл, лишаются мандата лишь по собственной воле, уходя на покой, – составить им конкуренцию нереально. Но степная собачка сделала результат выборов в Южной Дакоте непредсказуемым.

Прецеденты, когда карьера политика федерального уровня рушилась из-за чрезмерной любви к животным, имеются в недавнем прошлом. В 2002 году бывшая звезда американского футбола, конгрессмен-республиканец Стив Ларджент потерпел поражение на выборах губернатора Оклахомы из-за того, что выступил за запрет петушиных боев. Возмущенные оклахомцы продемонстрировали рекордную явку и дали любителю пернатых от ворот поворот.

Владимир Абаринов (Вашингтон), 25.10.2004


новость Новости по теме