О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/people/3249/

Георгий Гуев

политзаключенный

28 лет, уроженец Северной Осетии, до ареста работал в Москве экспертом строительной компании "Промстрой". Приговорен к шести годам общего режима по обвинению в финансировании "Исламского государства" на 7201 рубль. Сам Гуев утверждает, что делал только небольшие пожертвования - на нужды малоимущим мусульманам и на рытье колодцев в Африке.

Приговор Гуеву 20 ноября вынесла коллегия Второго западного окружного военного суда в Москве под председательством судьи Сергея Семенкова. Он был признан виновным по части 1.1 статьи 205.1 УК (финансирование терроризма). Ему дали срок ниже низшего предела, прокурор в тот же день в прениях просил назначать Гуеву 8 лет колонии.

Политзек в последнем слове поблагодарил тех, кто его поддерживал, и заявил, что не совершал преступления. Гуева защищали двое адвокатов - Умалат Сайгитов и Сослан Батыров. Сайгитов, выступая в прениях, попросил оправдать подзащитного, заметив, что обвинение не предоставило никаких доказательств его вины: "В деле нет даже косвенных доказательств утверждений обвинения, что Гуев "исповедовал крайние, наиболее агрессивные формы ислама, призывающие к джихаду", и финансировал терроризм".

Адвокаты Гуева намерены обжаловать приговор.

Гуев признан виновным в переводе денег в исламский фонд "Мухаджирун", зарегистрированный в Швеции. Первоначально, после задержания Гуева, следствие утверждало, что он с января 2015 года по май 2019-го собирал и переводил деньги с банковских карт членам "Исламского государства", а также основателю "Мухаджируна", дагестанскому проповеднику Абу Умару Саситлинскому (Ираилу Ахмеднабиеву). При этом заявлялось, что общая сумма переводов якобы составила 50 миллионов рублей.

Гуев был задержан 16 мая 2019 года в Москве сотрудниками ФСБ и СКР и впоследствии арестован. Единственным свидетелем обвинения выступила Анна Папушина, в 2015-2016 годах работавшая бухгалтером в фонде "Мухаджирун". Она сама находится под домашним арестом по делу об организации финансирования терроризма. Папушина трижды судима, на момент допроса по делу Гуева состояла на учете у психиатра и нарколога; по словам ее мужа, в 2016 году находилось на принудительном лечении, но следствие не проверяло ее адекватность. При этом на суде она отрицала, что стоит на учете.

Папушина дала противоречивые показания на следствии и в суде, они основывались на предположениях. Так, она, по ее словам, сделала "логический вывод", что Гуев знал о целях сбора денег, поскольку это якобы очевидно исходя из контента групп в Телеграме и WhatsApp, в которых публиковались реквизиты. При этом Папушина утверждает, что об "истинных целях" сбора узнала только 7 декабря 2015 года, хотя работать в фонде начала в августе. Гуев же сделал два перевода до этой даты - 7 ноября и 4 декабря.

Папушина утверждала, что все 100 тысяч человек, участвовавших в этих группах, знали, что реальная цель сборов - финансирование терроризма. Однако она признала, что жертвователи указывали одно из двух назначений платежа - "закят" (выплата с доходов мусульманина в пользу нуждающегося) или "на колодцы в Африке".

На следствии Папушина сказала, что не была знакома с Гуевым лично, но они общались в группах; на суде же она заявила, что его фамилию услышала только в 2019 году из новостей о его задержании по телевидению.

Специалисты, исследовав контент групп, пришли к выводу, что в них нет сведений о финансировании терроризма, а публикуется просветительская и благотворительная информация.

Знакомые Гуева Заурбек Цуриев и Роман Гуриев на следствии, когда их допросили как свидетелей, рассказали, что он придерживался традиционного ислама, крайне отрицательно относился к экстремистским и террористическим организациям. Знакомые, соседи и одноклассники дали ему положительные характеристики. Глава муфтията Северной Осетии Хаджимурат Гацалов в своей характеристике также указал, что Гуев относит себя к традиционному исламу и на самом деле занимается благотворительностью.

МВД и УФСБ по Северной Осетии также не располагают никакой информации о связях Гуева с террористической деятельностью.

С обращениями к генпрокурору Игорю Краснову в поддержку Гуева в мае выступили депутат Госдумы Зураб Макиев и ассоциация жертв терактов "Матери Беслана". В заявлении "Матерей Беслана" отмечалось, что мать Гуева сама была признана потерпевшей от теракта во Владикавказе. 15 сентября 2020 года активист Алан Золоев провел автопробег во Владикавазе на машине с плакатом "Я/Мы Гуев Георгий".

24.11.2020



Реклама


Выбор читателей