О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:
Доступные в России зеркала Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/people/2955/ | http://mirror715.graniru.info/people/2955/

Игорь Кияшко

политзаключенный

42 года, житель города Лубны Полтавской области Украины. Адвокат; отставной майор украинского МВД. Заключен в СИЗО-1 в Нижнем Новгороде по сфабрикованному "шпионскому" делу.

9 июля жена политзека Мария Кияшко сообщила, что он под давлением силовиков отказался от адвоката. По словам Марии Кияшко, она опасается, что ее мужа заставляют подписать признание в шпионаже.

Как рассказала жена украинца, Кияшко страдает гипертонией.

9-го числа активисты Нижегородского красного креста сделали передачу для Кияшко - продукты, сигареты, белье и средства гигиены. "Помощь будет оказываться и дальше. Человек должен понимать, что он не один", - заявили в организации.

3-летний сын Кияшко страдает болезнью, вызванной золотистым стафилококком. Бактериофаги для борьбы с этой инфекцией на Украине не производят. "Левым образом завозят их, но они уже не настолько живые и не помогают", - рассказала "Медиазоне" жена политзека Марина Кияшко. Между тем в Нижнем Новгороде есть крупный завод по производству бактерийных препаратов. Кияшко несколько раз ездил туда, чтобы купить лекарство для сына.

В очередной раз украинец прибыл в Нижний Новгород вечером 9 апреля. Он остановился в номере 5 гостиницы "Приют", а уже на другой день намеревался выезжать обратно. Однако 10-го числа Кияшко задержали в его номере, а 11-го судья Ленинского райсуда Нижнего Новгорода Виктор Ушаков отправил украинца в СИЗО.

Дело находится в производстве замначальника следственного отдела областного УФСБ Михаила Шадрина. С самого начала Кияшко были вменены часть 1 статьи 30 - часть 1 статьи 226.1 УК (приготовление к контрабанде материалов, которые могут быть использованы при создании оружия массового поражения). Такое обвинение предусматривает до 3 с половиной лет колонии.

Согласно фабуле дела, в начале прошлого года Кияшко решил купить в России и вывезти на родину рабочие лопатки для турбореактивных двигателей РД-33, чтобы продать их государственному концерну "Укроборонпром" или подконтрольным ему предприятиям. РД-33 установлены на истребителях МиГ-29, находящихся на вооружении украинской армии; при этом на Украине эти двигатели никогда не производились.

Чтобы купить лопатки, утверждает спецслужба, украинец списался в Телеграме с неким жителем Нижегородской области, который в материалах фигурирует под псевдонимом Андрей Комов; настоящее же его имя спецслужба не раскрывает "в целях обеспечения безопасности". 1 июля 2017-го Комов донес на Кияшко в ФСБ и далее действовал под контролем спецслужбы. Он предложил украинцу купить 42 лопатки за 46,2 тысячи долларов. Как пояснил "Медиазоне" адвокат политзека Евгений Губин, такое количество деталей поместилось бы в одну коробку из-под обуви.

Как утверждается в деле, Кияшко задержали при передаче денег Комову, когда тот под видом лопаток принес в гостиницу некие непригодные детали.

Обвинение в приготовлении к контрабанде украинец признал. Как рассказала жена политзека, после задержания ему на голову надели мешок и так он провел некоторое время. Между тем Кияшко страдает гипертонией; поэтому, опасаясь за свое здоровье, он согласился подписать признательные показания.

Адвокат Губин излагает ход события иначе. По словам адвоката, за некоторое время до задержания с Кияшко связались некие лица, знающие, что тот периодически бывает в Нижнем Новгороде, и предложили привезти лопатки, чтобы подзаработать. Тот согласился.

В свою очередь, жена политзека затруднилась ответить, от кого могло исходить такое предложение. Вопрос "Медиазоны" о том, мог ли Кияшко самостоятельно собрать 46,2 тысячи долларов, она проигнорировала.

Первоначально интересы арестованного представляла адвокат по назначению Юлия Баронец. Несмотря на то что подписку о неразглашении у нее взяли лишь в нынешнем месяце, она почти не связывалась с женой Кияшко.

Тогда та заключила соглашения с независимым адвокатом Губиным - сначала на разовое посещение политзека, а после его встречи с Кияшко 14 июня - и на постоянную защиту.

19 июня, как раз когда Губин подписал с женой политзека новое соглашение, самого Кияшко с утра вывезли из СИЗО в областное УФСБ и весь день продержали в "стакане" - камере предельно малой площади. Вечером 19-го числа Губину позвонила Баронец и сообщила, что сейчас украинцу предъявят новое обвинение - по статье 276 УК (шпионаж), предусматривающей от 10 до 20 лет колонии.

Попросив передать трубку Шадрину, Губин уведомил силовика, что намерен присутствовать при этой процедуре, поскольку теперь представляет интересы арестованного. Следователь возразил, что бумаг, подтверждающих это, не получал. Кияшко, со своей стороны, начал настаивать на присутствии Губина, однако Шадрин требование политзека проигнорировал. В этой связи подписывать документы, касающиеся нового обвинения, украинец отказался.

Как утверждается в деле о шпионаже, не позже 22 августа прошлого года Кияшко по заданию СБУ договорился с тем же Комовым о покупке копии технической документации на многофункциональную радиолокационную станцию 92Н6А, используемую на зенитно-ракетных комплексах С-400. Сведения в этой документации, как подчеркивает ФСБ, составляют государственную тайну.

Экспертизы по делу провели в НПО "Алмаз" и тверском центре ЦНИИ войск воздушно-космической обороны. В одном из заключений утверждается, что утечка данных о 92Н6А может "привести к снижению эффективности применения МРЛС в условиях воздействия помех".

Губин, в свою очередь, настаивает, что информации об РЛС Кияшко никогда не собирал, а секретные документы ему подбросили при задержании.

"Им нужна "палка" по шпионажу, - заметил адвокат. - Говорят, что это первое дело о шпионаже в Нижнем Новгороде вообще за всю историю ФСБ и КГБ".

После предъявления Кияшко второго обвинения Шадрин под различными предлогами избегает встреч с Губиным, чтобы адвокат не мог предъявить ему свой ордер и официально вступить в дело. По этой причине детали дела Губину не известны. В частности, он не располагает информацией, почему в шпионаже Кияшко обвинили лишь через два с лишним месяца после ареста, притом что экспертиза "Алмаза" была готова еще 20 апреля, а тверского центра ЦНИИ войск ВКО - 26-го.

Также из-за отсутствия доступа к Кияшко Губин еще не успел получить у него информацию о личности свидетеля Комова.

С другой стороны, поскольку Шадрин избегает Губина, у адвоката пока не взяли подписку о неразглашении, и это дало ему возможность сообщить о деле Кияшко в СМИ. Юрист, однако, убежден, что в ближайшее время у него такую подписку возьмут.

10.07.2018


На Гранях.Ру

Реклама



Выбор читателей