О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина | Свидетели Иеговы
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/milshtein/m.277851.html

статья Бойся благонамеренных

Илья Мильштейн, 10.11.2019
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Помимо прочего, в истории с доцентом и ученицей сводит с ума фотография на фоне последующих событий их жизни. Вот они, эти двое, слегка потасканный Наполеон и юная дама в образе, что ли, Жозефины не то Наташи Ростовой кружатся на балу, реконструируя нечто ведомое только им одним, влюбленным, избранным. А после он в нее стреляет из обреза, расчленяет тело пилой, плетется с отрезанными руками в рюкзаке на Мойку, швыряет рюкзак в воду и то ли, поскользнувшись, случайно оказывается в реке, то ли прыгает вслед за ним, чтобы утопить понадежней.

То есть перед нами, глотателями свежих новостей, разворачивается романтическая драма с элементами сатанинского триллера, но в документальном жанре. У персонажей есть конкретные имена и биографии. Совместно написанные книги. У него преподавательская карьера, скандалы, психбольница, тюрьма. Даты рождения и смерти - у нее.

Но более всего это, конечно, история про безнаказанность. О том, что если человек, живущий в нынешней России, служит в правильном вузе, где карают лишь за невосторженный образ мыслей и действий, а у него образ мыслей восторженный и увлечения под стать убеждениям, то преподавателю многое сходит с рук. Обвинения в плагиате, в частности. Избиение студентов, задавших вопрос насчет этого плагиата. Диковатый скандал со студенткой, обвинившей наставника в избиениях и пытках.

Все это будет замято, поскольку наполеоновед Олег Соколов - не какой-то там лингвист с русофобскими наклонностями или гробокопатель, зачем-то интересующийся судьбами расстрелянных при Сталине, но патриот, и патриот истинный. Видный член Российского военно-исторического общества имени тов. Мединского. Один из основоположников военно-исторической реконструкции в РФ, этой удивительной игры, в рамках которой у нас даже рейхстаг штурмуют под Москвой и с боем водружают знамя над рейхстагом.

Ему почти все можно. Даже Бонапартом выряжаться можно, ведь оный Бонапарт, чье войско было изгнано из России, символизирует славу и непобедимость русского оружия. А начальство наше, подобно девушкам, любит мужчин в мундирах и на лошадях.

Напротив, за нравственностью разного рода несогласных это начальство надзирает столь бдительно, что сразу ясно: этим людям не дадут оступиться. Пусть они не виновны ни в чем, превентивный накат на них будет до того жестким и беспощадным, что любой смутьян поневоле станет человеком высочайших моральных норм. Иного даже и привлекут к бесконечному суда за "педофилию", как историка Юрия Дмитриева - коллегу, если можно так выразиться, доцента Соколова. Политика Михаила Светова мало того что будут мытарить по административке, так ему еще и припомнят роман семилетней давности с девушкой, у которой нет к нему ни малейших претензий. По той же статье попытаются привлечь и главу пермского "Мемориала" Роберта Латыпова, чью организацию сперва обыщут, полностью дезорганизовав работу, потом оштрафуют за "незаконную вырубку леса" на заброшенных могилах репрессированных поляков и литовцев, а потом, конечно, следователи вместе с журналистами РЕН ТВ обнаружат в похищенных документах что-нибудь как бы неприличное. Никакой педофилии там, разумеется, тоже не будет, но шум поднимется большой. Постараются опозорить хорошего человека так, что он сделается еще лучше.

В общем, на этих примерах мы наблюдаем демонстрацию государственного подхода к инакомыслящим. Неустанную заботу партии, правительства, спецслужб и спецрепортеров об их моральном облике. И если так дальше пойдет, то практически все наши доморощенные революционеры, правозащитники, исследователи сталинской эпохи достигнут той степени целомудрия, которую можно будет приравнивать к святости. Сюжет, начатый в незапамятные времена с похождений Кати Муму, никак иначе, пожалуй, завершиться не может.

В отличие от них, затравленных и принужденных к добродетели надсмотрщиками из Кремля, карательных ведомств и журналистского цеха, патриоты-государственники вызывают немалое беспокойство. Не то чтобы в скором будущем все они обязательно станут убийцами и расчленителями, но риск для каждого из них оказаться преступником довольно высок. Атмосфера вседозволенности, в которой эти люди ныне благоденствуют, может сыграть с ними злую шутку. Согласитесь, когда бы ревнивого и раздражительного доцента остановили еще в 2008 году, он наверняка бы утихомирился и несчастная 24-летняя Анастасия Ещенко была бы жива.

В конце концов, мы все глядим в Наполеоны, просто темперамент у нас разный, и нельзя не пожалеть о том, что российские власти, силовики и пропагандисты, окружая вниманием оппозиционеров и прочих смутьянов, совершенно забывают о благонамеренных гражданах. О столпах Отечества. При том что об их преступных склонностях, начиная с чиновников весьма и весьма могущественных, слухи ходят самые жуткие и зловещие. Но пока гром не грянет и реконструктора не выловят из Мойки с рюкзаком, органы не почешутся, и в лихорадочной спешке, с которой имя Олега Соколова ныне удаляется с сайта РВИО и стирается из патриотической памяти его соратников, отражается время. Костюмированный бал продолжается, но никто из руководства не желает хотя бы задуматься о том, что пора бы оставить в покое диссидентствующих россиян и всерьез присмотреться к верноподданным. Если еще не поздно, о чем размышляешь, глядя на фотографию, где они так счастливы - национальный французский лидер и его жертва.

Илья Мильштейн, 10.11.2019


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей