О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

статья Все по настаивающему

Илья Мильштейн, 10.05.2018
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Горячность и упорство. Считается, что эти человеческие качества несовместимы. Особенно в политике, где надо себя обуздывать, чтобы добиваться успехов. Однообразный, годами длящийся скандал приедается публике и вредит карьере скандалиста.

Однако нет правила без исключения, и вот вам убедительный пример. Рамзан Кадыров горячо и упорно, много лет подряд выступает за то, чтобы нынешний президент правил вечно. Как минимум без оглядки на Конституцию, которую легко поправить, если в ней содержатся некие ошибочные ограничительные нормы. Разумеется, не он один поддерживает гаранта, когда жизнь заставляет вслух размышлять о выборе между царем и Основным законом, но в необузданности при обсуждении этой темы ему нет равных. Спрашивают его или не спрашивают, назвавший себя "пехотинцем Путина" последовательно высказывается за то, чтобы Владимир Владимирович никогда и никуда не уходил.

Впервые Рамзан Ахматович об этом заговорил еще будучи премьер-министром Чечни, летом 2006 года, причем сразу в брутальной манере. "Хочет он или не хочет, если народ скажет "надо", придется с этим мнением считаться, - заявил тогда Кадыров. - Будет президентом и никуда не денется". Когда же национальный лидер РФ ни его, ни народа не послушался, усадив на трон ближайшего приятеля, темпераментный чеченский руководитель и тут не отступился от своих слов. "Хочу, чтобы Путин был президентом пожизненно, - сообщил он потрясенным американцам. - Я люблю его, как мужчина может любить мужчину. Те, кто критикует его, не люди, они мои личные враги".

Причем следует заметить, что тогда, в страшные годы медведевского безвременья, это называлось "вбивать клин в тандем", за что беспощадно карали. Тем не менее Рамзан Ахматович устоял, продолжая выражаться в том же духе, словно в горячечном бреду, - и при Медведеве, с отчаяньем смертника, и позже, с восторгом счастливца, едва в Кремль вернулся его избранник. Заодно, демонстрируя поразительную лояльность, Кадыров добровольно отказался от президентского титула, справедливо заметив, что президент в стране должен быть один. В общем, глава чеченской администрации в своих отношениях с Путиным проявлял одновременно и буйство, и упрямство, и это ему зачлось.

Вопреки расхожему мнению, он практически безнаказанно и очень долго бил в одну точку, рискуя утомить и публику, и самого Владимира Владимировича, но в итоге ничуть не пострадал. Более того. Напористо и, как могло показаться, назойливо прославляя Путина, региональный вождь постепенно становился политиком федерального масштаба, который не подчиняется никому. Кроме того, кому поет осанну.

Оттого, по всей видимости, ему сходило с рук такое, за что других местных султанов и чиновников помельче, нередко сажали. Подозрения в убийстве. Подозрения в коррупции. Громкие конфликты с армией, с прокурорскими и даже с ФСБ. Отдельные храбрецы, раздраженно вглядываясь в Кадырова и явно завидуя его карьере, называли его "позором России" - и допускали оплошность. Скоро осознав промах, храбрецы извинялись.

Другие, тоже наверняка завистники, позволяли себе усомниться в том, что Рамзан Ахматович действительно без ума от Путина. В речах Кадырова они усматривали лукавство и беззастенчивую азиатскую лесть, на которую русский царь оказался падок. Однако и они заблуждались. Ибо Кадыров хоть и лукав, но простодушен и вся его, как он любит говорить, "риторика" сводится к изъявлению незатейливых чувств. Кого боготворит - того и славит. А кого ненавидит - тому крышка. Вот Путину повезло.

Месяц назад жестоковыйный глава ЧР снова вспомнил о том, что Владимиру Владимировичу "нет альтернативы", и слова его практически не разошлись с делом. Законопроект об увеличении числа дозволенных президентских сроков с двух до трех уже рассмотрен на заседании совета парламента Чечни и вынесен на обсуждение. А потом будет отправлен в Думу, и недоброжелатели Кадырова опять ошибутся, если решат, что верный пехотинец подставляет своего главнокомандующего. Дескать, не успел Путин избраться на шесть лет, поклявшись на Конституции соблюдать российские законы, как ему уже предлагают узурпировать власть еще лет на двенадцать. А лучше навсегда, к чему Рамзан Ахматович вновь призывал в апреле, но позже смягчился.

Складывается впечатление, что Кадыров над ним издевается, словно напоминая о том, что гарант правит уже почти двадцать лет и все ему мало. Еще хочется? Ладно, так и быть, чеченский парламент проголосует хоть за три срока, хоть за пожизненное заключение в Кремле, когда замаячит 2030 год. Чеченские депутаты - они люди размашистые.

Однако впечатление это ложное. В действительности Кадыров предельно искренен, поскольку не представляет себе ни России, ни в особенности Чечни и себя во главе ЧР без Путина. Ну, воображения не хватает, как у всякого бесхитростного человека. А чего он себе не представляет, того и не существует в природе, и ежели нынешнюю безальтернативную реальность, полагает Рамзан Ахматович, оформить законодательно, то она продлится столько, сколько ей положено. Лишь бы в Москве не заартачились, как в прошлый раз, ссылаясь на какую-то там Конституцию, из-за которой он уже испытал немало тревог при прошлом государе и больше терпеть не намерен.

Другой вопрос, измеряется ли жизнь людская сроками, указанными и позже уточненными в Основном законе, но такой вопрос мы сегодня ставить не будем. Это было бы жестоко по отношению и к чеченским народным избранникам, и к Рамзану Кадырову, и к миллионам наших соотечественников, проголосовавших за Путина, и к нему, отбывающему ныне четвертый срок. Не станем их пугать и разочаровывать.

Илья Мильштейн, 10.05.2018


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей