О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/opinion/milshtein/m.227572.html

статья Сепаратный тост

Илья Мильштейн, 09.04.2014
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Доку Умаров опять умер, и эта новость вызывает сложные чувства.

С одной стороны, сколько можно? Если ограничиваться одним нынешним годом, то о смерти лидера чеченских боевиков уже сообщали такие надежные источники, как Рамзан Кадыров и "Кавказ-центр". Два независимых, даже остро конфликтующих между собой источника – это журналистская классика, и тему вполне можно было бы закрыть.

С другой стороны, Александр Бортников, директор ФСБ, – это ньюсмейкер первого ряда, который крайне редко выступает с официальными заявлениями, и тут хочется понять, что он имел в виду. Главное, почему именно сегодня, когда никто практически не вспоминает ни о главном чеченском подпольщике, ни о самом подполье, понадобилось сообщить о "нейтрализации" Умарова. Кому адресовано это послание?

Первое имя, которое приходит на ум, – Дмитрий Ярош. Тот якобы обращался к Умарову с призывом поддержать Украину в войне с Кремлем, после чего удостоился уголовного дела в РФ, – вот и ответ. Кончина лидера "Имарата Кавказ" – это продолжение войны с Украиной другими средствами. Психологическая, что ли, война, в ходе которой главу "Правого сектора" извещают о его геополитическом одиночестве. Умер, дескать, ваш защитник либо убит, и его имя хорошо вписывается в предлинный список врагов империи. Американские подстрекатели, европейские прихлебатели, бандеровцы, национал-предатели, чеченские террористы. Все они умрут, и глава ФСБ приступил к оглашению синодика.

Интерпретировать новость можно и по-другому.

Дело в том, что Крым для Украины – это примерно то же, что Чечня для России. Такой же сепаратистский анклав. И если Аксенов с Чалым не уходят в подполье, то лишь потому, что им это не нужно, за ними ядерная держава, система "Град", Путин и Москвабад. В отличие от Аслана Масхадова или того же Умарова, они удачливые сепаратисты. Cтрана, у которой увели Крым, не может, да никогда и не захочет наводить конституционный порядок, прибегая к государственному терроризму: массовым убийствам, уничтожению городов, зачистке сел. В этом смысле мятежному украинскому анклаву крупно повезло.

Вообще на примере Крыма и Чечни, сравнивая и размышляя, мы можем вывести формулу успеха сепаратистского движения в новейшей истории. Оказывается, результат здесь никак не зависит ни от реальных страданий того или иного народа под гнетом метрополии, ни от количества преступлений, совершенных на той или иной территории, ни от силы сопротивления. Все зависит от военной мощи и от уровня поддержки со стороны, а мнение так называемого народа учитывается лишь в политических раскладах. Так что в итоге всенародно бунтующая Чечня остается в составе России, а тихий Крым, где за неделю до явления зеленых человечков никто не помышлял ни о каком референдуме, из Украины уходит.

И если вы скажете, что так было всегда, что тупая сила в истории испокон веков праздновала победу, то это, наверное, будет правдой. Только, кажется, еще никогда торжество тупой захватной силы не было столь наглядным, как в эти дни. Когда Москва уже начинает обустраивать Крым, не жалея казенных миллиардов, очередные толпы прикармливаемых Россией боевиков осаждают государственные учреждения на востоке Украины, а Бортников торжественно объявляет о смерти злодея-сепаратиста.

Синхронность этих событий производит довольно сильное впечатление. Настолько сильное, что на месте национал-патриотически настроенных пиарщиков я бы отсоветовал главе ФСБ именно сейчас выступать с победными реляциями. Лучше бы это было сделать попозже, когда тема аншлюса не будет восприниматься с такой первозданной свежестью, как теперь.

Доку Умаров опять ушел из жизни, и это, разумеется, не значит, что он умер на самом деле. Это не значит, что он бессмертен. Это не значит, что он умер сейчас, а не год назад или еще раньше, когда от его имени поступал приказ террористам мирных россиян не убивать, поскольку они "не поддерживают Путина", выходя на демонстрации. И кремлевский агитпроп радостно подхватывал эту новость, явно доказывавшую прямую связь несогласных с бандитами.

Это вообще ничего не значит, как свидетельствует журналистский опыт взаимодействия с теми надежными источниками, о которых сказано выше: с Кадыровым, "Кавказ-центром", ФСБ. Быть может, это означает, что в Кремле решили хоть как-то разнообразить информационную ленту, которая почти вся без остатка заполнена новостями с Украины. Новостями по сути своей чудовищными, и как бы ни надрывались в экстазе штатные пропагандисты и ни рапортовали, хмуря лбы, официальные лица о ликвидации врага, им не заглушить тяжелой предвоенной тревоги. Разнообразить и прореживать эти сводки получается плохо, особенно в тех случаях, когда нам напоминают про Чечню.

Точнее, про Россию, которая удивительным образом остается агрессором во всех войнах. Удерживая свою территорию или захватывая чужую. Отбиваясь от сепаратистов или насаждая сепаратизм. Вероятно, такая судьба.

Илья Мильштейн, 09.04.2014

Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей