О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani2.appspot.com/War/Draft/m.2339.html

статья "Старики" умирают не от старости

Владимир Темный, 07.08.2001
Фото НТВ.Ру

Фото НТВ.Ру

Рядовой Денис Перцев признался в убийстве четверых сослуживцев. 4 августа в одном из вагонов воинского эшелона на железнодорожной станции Абакан он расстрелял из автомата командира караула капитана Павла Коровашкина, разводящего сержанта Рената Боташова и рядовых Ивана Феськова и Владимира Новикова. Прихватив четыре автомата и 149 патронов, он попытался скрыться и уже успел купить билет на Москву, но 5 августа был задержан. В тот же день он заявил следователю военной прокуратуры СибВО, что на отчаянный шаг его толкнули издевательства старослужащих - Боташова и Феськова. Офицер и Новиков, что называется, попались под горячую руку.

Следствие, приняв к сведению заявление Перцева, не исключает и другой мотив убийства - сугубо меркантильный. Мол, солдат просто решил заработать на продаже оружия и боеприпасов (пока найден лишь один из четырех похищенных автоматов). И сейчас идет поиск возможных соучастников преступления.

Денис Перцев. Фото НТВ.Ру Мог ли рядовой Перцев оказаться жертвой дедовщины? По логике - да. Сам он прослужил чуть более полугода, а Боташов и Феськов готовились к "дембелю" этой осенью. Самый молодой в маленьком коллективе караула, да еще оторванного от своей части, от больших начальников, мог уповать только на добросовестность капитана и умеренность дембельских амбиций Боташова и Феськова. Следствию еще предстоит разобраться в этом деле, и вполне может статься, что Денис Перцев не такой уж и ягненок, каким пытается предстать перед следствием, но свою роль в этой трагедии разница в стаже службы безусловно так или иначе сыграла. Били, бьют и будут бить "старики" первогодков. Причем, как показывает практика, с нарастающей силой. И прежде всего потому, что правовое положение солдата срочной службы на практике мало чем отличается от статуса крепостного.

Так называемые неуставные отношения в армии были всегда (что бы ни говорили убеленные сединами ветераны). В мае 1972 года я начал службу на Тихоокеанском флоте в Учебном отряде подводного плавания (г. Владивосток). Казарма была отдана на откуп старшине Рахову и его младшим командирам. Били в "учебке", можно сказать, круглосуточно. Ночью особенно. За три месяца, не выдержав издевательств, в сушилке казармы нашли повешенными двух курсантов, трое пустились в бега (впоследствии были пойманы), десятки угодили с травмами в отрядный лазарет. Этот беспредел смогла остановить только прокурорская проверка из Москвы. Потом был Северный флот, где за молодых уже брались корабельные "годки"...

Напомню, речь идет о событиях тридцатилетней давности. За эти годы (поверьте человеку, который помимо трех лет срочной службы имеет еще и опыт 16-летней офицерской службы на флоте) неуставные отношения не только не пошли на убыль, но и обрели некий официальный статус, признанный и командирами тоже как неизбежный, предусмотренный самой природой военной профессии.

Однажды на моих глазах старпом большого противолодочного корабля избил лейтенанта. Помимо меня эту безобразную сцену наблюдали и матросы, подчиненные лейтенанта. Не скажу, что рукосуйство среди флотских офицеров считается нормой, но обложить матом, в том числе и в кают-компании (от веку святая святых корабля), на общем построении - такое на моей памяти случалось не раз.

Лупят по мордасам и армейские командиры. История с Будановым, в полку которого младшим офицерам доставалось не меньше, чем солдатам-первогодкам, не столь уж и редкая. По нынешним нравам, царящим в армейских гарнизонах, - вполне расхожая. Чего ждать от нищенской слободки, от рабочего барака, где нищета, полное безденежье доводит людей до потери человеческого облика? Армия сегодня - та же слободка, где отсутствие ясных жизненных перспектив и хронически пустой карман определяют жестокость нравов, оборачиваются таким упадком морали, какой не снился обитателям горьковской ночлежки.

Командир роты, забросив службу, отдает подчиненных в руки десятка "дедов". Он гарантирует им невмешательство - главное, чтобы в роте были тишина и порядок. Как они будут этого добиваться - их забота. И добиваются - бьют и добивают. Варианты, при которых "молодые" попадают в полное подчинение "стариков", различны. В основе - нежелание офицеров "тянуть лямку" за две-три тысячи рублей, да и вообще служить в системе, где все держится на оре, страхе и бестолковщине. Про старшин-контрактников, мичманов и прапорщиках говорить сегодня не приходится - из-за скудости материальных стимулов они исчезают из Вооруженных сил как некий рудимент. В итоге вся надежда у молодого солдата (матроса) на чувство меры старослужащего. И надежды эти чаще всего напрасны. По данным ГВП, предоставленным Граням.Ру, только за шесть месяцев этого года в результате дедовщины убито более 180 военнослужащих. Больше сотни покончили жизнь самоубийством.

Многолетняя говорильня о борьбе с неуставными отношениями так и не обернулась мало-мальски действенной защитой прав человека в казарме. Гражданское, вневедомственное правосудие для солдата не досягаемо. Да и до военной прокуратуры не легко добраться. Пока согласно уставу пройдешь цепочку начальников, тебе все кости переломают. Можно сказать, нет в нынешних Вооруженных силах у молодого человека защиты от хулигана, садиста, бандита в погонах. Вот и хватаются самые отчаяннные за оружие, срезают, ослепленные болью и ненавистью, автоматными очередями все, что шевелится.

И самое дикое, что все эти трагедии уже не будоражат общество. Молчит Генпрокуратура, а уж тем более Министерство обороны, давно уже списавшее все ЧП в армии на изъяны самого общества. И стрельба по своим продолжается. Впрочем, не по своим, а по чужим, по тем, кто для молодого солдата хуже врага.

Владимир Темный, 07.08.2001