О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Society/m.2164.html

статья Смертная казнь - фундамент режима

Александр Подрабинек, 10.07.2001
Фото Reuters

Фото Reuters

Пока в просвещенной Европе отменяют смертную казнь, а бывшие советские республики обсуждают перспективы присоединения к Шестому протоколу к Европейской конвенции по правам человека, в фундаменталистском Иране институт убийства по закону набирает еще большую силу. Иран, страну с солидной историей и богатыми культурными традициями, не отнесешь к числу непросвещенных. Но в 1979 году там случилась революция, которая перечеркнула многое из того, чего достигла страна за две с половиной тысячи лет своего существования.

Исламская революция отодвинула на задний план все традиционные институты государственного управления, отдав верховную власть духовному лидеру, который выше и президента, и премьер-министра. Это весьма напоминает нашего генерального секретаря ЦК КПСС - с той только разницей, что полномочия лидера прописаны в Конституции Ирана вполне конкретно, а не как "руководящая и направляющая сила". Разумеется, духовный лидер, как и все подобные лидеры в тоталитарных государствах, опирается на идеологию и собственные структуры власти - своеобразно толкуемые ценности ислама и добровольные военизированные и полувоенные формирования.

Идеологии исламского фундаментализма в Иране подчинено все. Статья 4 Конституции Ирана гласит: "Все гражданские, уголовные, финансовые, экономические административные, культурные, военные политические и другие законы и установления должны быть основаны на исламских нормах". Толкование же этих норм - прерогатива лидера и контролируемого им Совета по охране Конституции.

Религиозно-политическое руководство Ирана использует ислам так, как использовал бы людоед поваренную книгу. Законы, насаждаемые в стране лидерами исламской революции, не имеют ничего общего с присущим исламу духом терпимости, благожелательности и смирения. Вполне банальная ситуация, когда фанатики (или люди, прикидывающиеся таковыми) способны довести до абсурда любую идею. Понимая, что утрированная до неузнаваемости идея не находит популярности в обществе, власть пытается запугать граждан суровой юстицией и смертными приговорами.

Недавно иранская газета "Энтехаб" сообщила о казни в столичной тюрьме Эвин 35-летней иранки за то, что она участвовала в производстве порнографических фильмов. По утверждениям полиции, порнографические видеофильмы с участием казненной снимались в ее доме, после чего тайно размножались и распространялись по стране. Следствие по этому делу продолжалось 8 лет, причем обвиняемая до самой казни отрицала свою вину. Женщину казнили, забив камнями, как это предусмотрено законами шариата.

По сообщениям из Ирана, в последнее время там неоднократно устраивались публичные порки лиц, обвиненных в прелюбодеянии. А казни за супружескую измену - явление достаточно обычное. Перед началом казни приговоренных закапывают в землю, и если им удается самостоятельно выбраться, то казнь прекращается. Однако мужчин при этом закапывают по пояс, а женщин - по горло.

19 марта агентство France Presse сообщило о публичном повешении в Тегеране четырех мужчин и одной женщины, которых обвинили в торговле наркотиками. Их повесили на рассвете в бедном квартале столицы в присутствии сотен людей. 30-летняя Фариба Таджани-Имамколи, когда ей завязали глаза и связали руки, умоляла судей пощадить ее, но судьи были непреклонны, и женщина была повешена. Вместе с ней (спустя менее четырех недель после ареста) были казнены четверо мужчин приблизительно одного с ней возраста: Али Алипур, Ибрагим Кемшари, Али-Казем Аслани и Фраман Каремани-Азара. Вся эта процедура заняла 25 минут. Тела казненных висели в течение 10 минут, прежде чем были опущены на землю.

Женщина на виселице - случай в Иране все-таки редкий. После казни Фарибы Таджани-Имамколи Национальный комитет сопротивления в Иране выступил с заявлением, в котором говорилось, что, совершая это бесчеловечный поступок, муллы пытаются вселить в людей страх.

Репрессивным режимам не столь важно, какой именно повод использовать для репрессий. Их цель - создать атмосферу страха и покорности. Этим объясняется и публичность казней, и их массовость. Весной этого года британский журнал Economist в статье, озаглавленной "Наркотики и упадок", сообщил, что за последние 10 лет в Иране было казнено около 5 тысяч торговцев наркотиками. Более 90 тысяч человек - примерно 60 % всего тюремного населения - находятся за решеткой по обвинению в наркопреступлениях. Однако число наркоманов продолжает расти, говорится в статье. Борьба с распространением наркотиков скорее всего и не является целью жестокой иранской юстиции. Это лишь повод для массовых репрессий. В уже цитированном нами документе Национального комитета сопротивления отмечалось, что сами официальные лица признали причастность к наркобизнесу министерства разведки и других правительственных структур и лидеров. В документе также указывалось, что часто по обвинениям в наркобизнесе казнят диссидентов.

К числу своих смертельных врагов иранский режим относит и тех, кто реально противостоит властям, и тех, кто всего лишь исповедует иные религиозные взгляды или политические концепции. Но наказание для всех предусмотрено одно - смертная казнь.

Об отсутствии религиозной свободы в Иране можно судить достаточно ясно хотя бы по уже цитированной выше 4-й статье Конституции. Однако если христиане и мусульмане-сунниты (в Иране преобладают шииты) просто испытывают помехи в своей религиозной жизни, то бахаистов жестоко преследуют. Бахаизм - реформистское движение экуменического толка, выросшее из шиитской ветви ислама в XIX веке. Бахаистов в мире насчитывается более 5 млн человек, и они могут оказаться весьма популярными именно в тех странах, где официальная духовная власть выхолостила из ислама религиозную суть, заменив ее политической идеологией. ("Клянусь Богом, что весь ислам - это политика", - писал первый духовный лидер Ирана имам Хомейни.) За первые 6 лет после революции 1979 года в Иране было казнено более 200 последователей бахаизма. В последнем отчете Госдепартамента США сообщается, что к середине прошлого года по меньшей мере 11 бахаистов находились в Иране под арестом за свои религиозные убеждения, а четверо из них были приговорены к смертной казни: двое - за "сионистскую бахаистскую деятельность", а двое - за отступничество.

С политическими противниками иранский режим расправляется еще жестче. Один из представителей иранского инакомыслящего духовенства, опальный аятолла Хусейнали Монтазери в своих мемуарах, размещенных недавно в Интернете, пишет, что в 1988 году Хомейни лично отдал распоряжение о массовых казнях всех политических заключенных. Тогда, согласно оценкам иранских диссидентов, в течение менее чем двух недель в иранских тюрьмах было казнено от 6 до 15 тысяч заключенных, как мужчин, так и женщин. Большинство из них были сторонниками левого движения "Муджахедин-э-хальк". "Все те, кто против революции, должны быть быстро казнены", - цитирует Монтазери записку Хомейни.

Враги революции, кто бы они ни были, не имеют права на жизнь. 22 мая московское информационное агентство ПРИМА сообщило о казни 20 мая в тюрьме Эвин 56-летнего бывшего военнослужащего иранских ВВС Мохаммада Реза Педрама. Он бежал из Ирана в середине 80-х годов, но в 1996 году тогдашний президент Ирана Хашеми-Рафсанджани помиловал беглеца, после чего он вернулся в страну. Педрама арестовали прямо в аэропорту Тегерана и поместили в тюрьму, где ему предъявили обвинения в сотрудничестве с разведслужбами США, Израиля и Ирака. Во время следствия его подвергали пыткам, в частности, сломали ногу и сожгли спину. Затем Верховный отдел юстиции вооруженных сил Ирана приговорил его к смертной казни. Координационный комитет студенческого движения за демократию в Иране считает, что настоящей причиной смертного приговора Педраму была его осведомленность о взяточничестве среди высших военных чинов при заключении контрактов на поставку запчастей для ВВС Ирана во время войны с Ираком в 1980-1988 годах. Ранее, по сообщению ПРИМА, в Иране подобным образом казнили полковника Байани, также вернувшегося в Иран после помилования.

"Приговор за отступничество - казнь. Уничтожай врагов ислама немедленно. Чем быстрее, тем лучше". Так говорил Хомейни своему сыну Ахмаду, который задал ему несколько вопросов по поручению главы Верховного совета правосудия аятоллы Мусави Ардебили. Преемники первого лидера исламской революции верны его заветам.

Россия-Иран (досье Граней.Ру)

Александр Подрабинек, 10.07.2001