О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Society/m.1516.html

статья Мертвая хватка

Елена Бажина, 13.04.2001
Церковь Троицы в Останкино c сайта www.archi.ru
Церковь Троицы в Останкино c сайта www.archi.ru
Реклама

Небольшая пятикупольная церквушка рядом с Останкинским прудом выглядит как пряничный домик из сказки. Стены красного кирпича с белыми вкраплениями, необыкновенной красоты изразцы... Московские строители знали толк в архитектурной премудрости и за четырнадцать лет возвели для князя Черкасского храм такой красоты, что и сегодня он считается одним из лучших образцов раннего барокко. В середине XVIII века Останкино, а вместе с ним и храм Живоначальной Троицы в качестве приданого княжны Черкасской перешли к роду Шереметьевых и с тех пор стали частью знаменитой усадьбы.

При советской власти в церковь, признанную памятником культуры, водили экскурсии. Особой ее достопримечательностью был девятиярусный резной иконостас, нижний ярус которого украшали изображения древних философов. Но в 1990 году, на волне религиозного возрождения, руководство музея-усадьбы "Останкино" решило предоставить духовенству возможность вернуться в храм. В 1991 году в храме начались богослужения, и на территории музея-заповедника стало создаваться подворье Свято-Введенской Оптиной пустыни. Однако вскоре выяснилось, что лишь созданием подворья и духовным просвещением запросы обосновавшихся на территории усадьбы священнослужителей не ограничиваются. В январе 1996 года по просьбе духовенства правительство Москвы приняло постановление о передаче под подворье гектара земли музея-усадьбы "Останкино". Дирекция музея пыталась оспорить решение мэрии в арбитражном суде, однако успеха не имела.

В мае 1998 года настоятель подворья Оптиной пустыни в Останкине игумен Феофилакт (Безукладников) с группой рабочих ворвался в реставрационные мастерские, находящиеся на территории оспариваемого участка земли, и учинил там настоящий погром. Были выбиты стекла, сломаны оконные рамы, выломаны решетки и двери в некоторых помещениях мастерских. Остановить погромщиков удалось только после многочисленных звонков директора музея в префектуру, а также в УВД Северо-Восточного административного округа. Музейная милиция действиям сотрудников подворья не препятствовала.

Впоследствии музей проиграл все процессы в арбитражных судах, лишился гектара земли и мастерских. В результате стоимость реставрационных работ, по словам директора музея Геннадия Вдовина, возросла на 20-30 %. А на территории усадьбы, где планировалось восстановить три музейных флигеля, на государственные деньги строятся три флигеля для нужд подворья. Неудивительно, что директору музея ситуация оптимизма не внушает и ни о каком сотрудничестве музея и церкви не может быть и речи.

Елена Бажина, 13.04.2001

Фото и Видео

Реклама


Выбор читателей