О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Society/Xenophobia/m.6007.html

статья Расовая ненависть в Германии

24.01.2001

Я встретил ее в городском парке в Дессау. Мрачная и подавленная, она торопилась из магазина домой, где ее ждали трое детей. В обычных обстоятельствах прогуляться с Ангеликой Адриано под деревьями среди цветов было бы приятно. Но всего неделю назад именно под этими деревьями трое пьяных неонацистов убили ее мужа, уроженца Мозамбика. В полиции они заявили, что сделали это, потому что ненавидят иностранцев.

Его били кулаками и ногами, а когда он упал, продолжали бить ногами по голове даже после того, как он потерял сознание. Три дня спустя он скончался от черепно-мозговой травмы.

"Он был почти неузнаваем, - говорит Ангелика. - Его били по голове с такой силой, что выбили глаз." Самое тяжелое, считает она, что детям предстоит расти без отца.

В ту ночь Альберто Адриано, который жил и работал в Германии больше 20 лет, отмечал предстоящую поездку в Мозамбик. Он представлял себе восхищение родной деревушки: он возвращался сюда во всем блеске, несомненно, со щедрыми дарами, демонстрируя достаток, который здесь никому и не снился. Вместо этого родители получили из Германии простой деревянный гроб с останками своего 39-летнего сына.

Символично, что канцлер Германии Герхард Шредер решил почтить его память у скромного камня, который сегодня установлен на месте убийства. Он медленно и печально подошел к камню, низко поклонился перед фотографией круглолицего африканца и возложил венок. Прежде чем подняться, он поправил красные, черные и золотистые ленты на камне.

Нам уже доводилось видеть, как лидеры Германии делали примерно то же, но обычно они воздавали дань жертвам более отдаленного прошлого - погибшим в концлагерях или при погромах. Во времена, когда важны символические жесты, смысл этого поступка ясен: Германия не намерена повторять собственное прошлое. Предыдущий канцлер, Гельмут Коль, в 1992 году вызвал гнев турецкой общины, отказавшись присутствовать на похоронах пяти турок, которые сгорели, когда расисты забросали общежитие в Золингене бутылками с горючей смесью. Времена изменились. Политики постоянно подчеркивают, что эта проблема является в обществе центральной. Эту мысль подтверждает один пример. Под деревьями, где погиб Альберто Адриано, я встретил молодую немку в компании молодых местных африканцев. Это было похоже на мульти-культурный рай - молодежь, выпивающая среди зелени, - пока девушка не открыла рот.

"Это убийство ужасно, - сказала она. - Но когда я вижу всех этих турок в Берлине... Они женятся на наших девушках, просто чтобы жить здесь. Все эти турки, албанцы, косовары".

Я спросил, в чем разница между ними и ее чернокожими друзьями.

"Это просто другая жизнь, - ответила она. - Африканцы будут работать за 8 марок в час, никто из немцев этого делать не станет".

В Дессау на 100 человек приходится меньше одного иностранца, но бороться с предрассудками трудно.

"Я говорю с вами только потому, что вы не немецкий журналист, - сказал один из африканцев. - Я не верю никому из них, и полиции тоже. Если на нас нападают, мы их не зовем, потому что кончится это неприятностями для нас же".

По материалам BBC

24.01.2001