О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Копная правда

Валерия Новодворская, 16.11.2009
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Валерия Новодворская. Фото Граней.ру
Реклама

Менты уходят в Интернет. Собственно, туда уходит все: партии, выборы, дискуссии, знания, новости, фильмы, социология, оппозиция. Жизнь уходит в Интернет, а в путинской реальности остаются только сатрапы, рабы и холуи. Как говорил в романе Беляева отец Ихтиандра, великий ученый: "Я уведу вас в океан". А нас уводят в Интернет.

Вот уже и силовые структуры туда потянулись. Следом за юристами. Судья Пашин, адвокат Кузнецов... А вот теперь еще и честные "менты". Бедный майор Дымовский! Теперь он знает, что правды нет не только в его регионе, но правды нет и выше. В Кремле, в путинских палатах. Сколько еще веков мы будем бросать письма "на высочайшее имя", "отцу народов", батьке усатому в деревянный ящик, повешенный в зоне? Когда, наконец, до нас дойдет, что у нас нет ни отца-батюшки-царя, ни Матери-Родины? Мы – сироты, безотцовщина.

Так в принципе и надо. Гражданское общество не предполагает родителей, не надо цепляться за мамкину юбку, на закорки никто не возьмет. А майора жалко. Пусть идет служить в грузинскую полицию, там только честных и держат. И платят прилично, а не 14000 рублей. Или уж сразу – в диссиденты. Нынче в России для честного человека никакой другой должности нет. Врач, учитель (пока не выгнали за инакомыслие). Крестьянин-фермер. Актер. Писатель. Диссидент.

Тупое, злобное и вороватое (уже, собственно, притон) ведомство - МВД - тут же выкинуло майора как инородное тело. Какой-то чин в золотом шитье долго выступал в День милиции (День опричника) в "25-м часе" и сообщил, что главная их проблема – критика со стороны журналистов. Если бы об их преступлениях никто не говорил, они были бы совершенно счастливы.

Когда мы, кстати, в последний раз любили полицию или милицию? Про дядю Степу я не говорю. Поверить в такую лажу можно было только со свернутыми Сталиным набекрень мозгами. В таком состоянии гениально пишутся гимны. Советские, конечно. Сладким, утешительным проектом были Пал Палыч, Шурик и Зиночка из "Следствие ведут знатоки". Эти-то были симпатяги. Но чем они занимались? Экономика была загнана в подполье, людям не давали зарабатывать, за создание подпольного цеха по выпуску нужных вещей расстреливали, за частную торговлю ("спекуляция") могли дать 8 лет; за нормальный валютный обмен давали 15 лет, а то и расстрел, как Рокотову. Шурик и Пал Палыч и сами это понимали. Помните, как они пытались помогать одной бедной женщине, которая, будучи замдиректора, что-то химичила с пирожными, чтобы одеть и обуть своих детей? А герои "Место встречи изменить нельзя", особенно сыщик в исполнении Высоцкого, плевать хотели на мораль ("Морально то, что нужно и полезно для соцзаконности").

МВД и создавалось как придаток ГПУ, как сообщник, как преступное ведомство по борьбе не столько с убийцами и бандитами, сколько с проявлениями нормальной жизни. Чего же вы хотите? Если на вас напали на улице, не зовите милицию: неизвестно, кому она поможет, вам или бандиту. Не ставьте свою квартиру на охрану: милиция наведет бандитов на вас, и они поделятся с ней добычей. Учитесь жить без дяди Степы. Его не было. Это миф. Чего вы ждете от ведомства, которое забивает невинных людей до полусмерти и везет их топить в реке или сжигает в лесу? Мало ли у нас преступных сообществ? МВД – одно из них. А откуда вообще произошла российская полиция? Эти самые взяточники и мздоимцы, околоточные, приставы, городовые? Да из опричников, которые имели неограниченные права над жизнью и собственностью земцев, то есть нас. Надо бы проверить, не висит ли в кабинете г-на Нургалиева портрет Малюты Скуратова. Портрет Путина там точно висит. А что еще?

Полиция в России была очень малопопулярной. Первое, что сделали лавочники с Невского после Февральской революции – это зажарили живьем околоточного. Полиция, кстати, всегда почему-то опаздывала прекращать еврейские погромы, так что (по Шульгину) приходилось ставить в еврейских кварталах гвардейские части. Чехов писал об этой полиции, что они ни одного человека не могли отпустить, чтобы не обмануть и не обидеть, и что даже кожа на лице у этих чинов была особая, мошенническая, до того они пропитались неправдой. Полицию не просто не любили – ненавидели. И у Куприна что ни полицейский, то взяточник, покровитель ("крыша") притона или садист, который бьет задержанного ногами.

В Грузии полицию выгнали всю, распустили и набрали заново. Хорошо платят, а за плохую работу или взятку гонят тут же. Как и в США. Я там особой любви к полиции не заметила, но она функциональна, эффективна и честна. А на законности просто помешана. И происхождение у нее другое. Выборные шерифы, рейнджеры, защищавшие территории, что-то вроде ополчения. Словом, "коп" – не "мент". В нашем неправом и неправовом государстве, плюющем на закон, Конституцию и человечность, милиция - это неформальные разбойники, и хобби сделалось их основным занятием. И если неформальные разбойники выясняют отношения с "нормальными" и формальными, то не следует думать, что они защищают граждан. Они просто делят сферы влияния. А гражданам не обломится ничего. Одно хорошо: мы не знаем, где нас подстерегают бандиты, но зато знаем, где нас подстерегает милиция. Они все-таки в форме. Так не подходите близко.

Валерия Новодворская, 16.11.2009

Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей