О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Беларусь
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Politics/Russia/m.138531.html

статья И с отвращением читая жизнь мою...

Анна Карпюк, 07.07.2008
Роман Абрамович. С сайта ВВС
Роман Абрамович. С сайта ВВС
Реклама

Обычно сдержанный Роман Абрамович поведал миру сенсационные подробности своего недавнего прошлого: оказывается, в 90-е годы он щедро платил Борису Березовскому за политическое прикрытие своих бизнес-проектов. Откуда вдруг такая саморазоблачительная откровенность? Говорят Станислав Белковский, Дмитрий Орешкин, Юлия Латынина и Владимир Прибыловский.

Станислав Белковский, президент Института национальной стратегии:

Роман Абрамович сказал это по совету британских адвокатов и для британского же суда. В суде Абрамовичу важно показать, что он не является и никогда не был частью российской властной машины и человеком, причастным к принятию важнейших политических и экономических решений. Абрамович пытается представить дело так, будто, наоборот, он был заложником и жертвой коррупционеров во главе с Борисом Березовским.

В "исповеди" Абрамовича все поставлено с ног на голову: оказывается, он делал некий бизнес, за который платил Березовскому. Если Абрамович и делал какой-то бизнес, то шашлычный – он жарил шашлыки на даче у тогдашнего руководителя администрации президента Валентина Юмашева; за счет этого Абрамович сблизился с членами семьи Бориса Ельцина.

Всем известно, что компания "Сибнефть" была создана одним-единственным коррупционным актом, а именно указом Бориса Ельцина о создании компании "Сибнефть", после чего она была приватизирована Абрамовичем и Березовским за 100 миллионов долларов. Причем деньги принадлежали не Абрамовичу и не Березовскому. Это были средства российского министерства финансов, взятые из бюджета.

Как в российской, так и в международной элите не так мало людей, которых хорошо знают, как все было на самом деле, и у этих людей исповедь Абрамовича не может вызвать ничего кроме гомерического хохота. Однако суд рассматривает формальные аспекты, а не тайные знания. Для суда эта позиция, по мнению адвокатов Абрамовича, достаточно эффективна: он не коррупционер, не тайный правитель России, а наоборот, жертва таковых, а ими объявлены Борис Березовский и Бадри Патаркацишвили.

Дмитрий Орешкин, политолог:

Ни у кого нет сомнений в том, что одно время Березовский и Абрамович работали в тесной связке, а без политической поддержки трудно было бы обеспечить операции масштаба "Сибнефти". Как было на самом деле - Березовский обеспечивал поддержку Абрамовичу или он сам получал ее напрямую в Кремле, - вопрос сложный. Сам Березовский не раз подчеркивал, что лоббистские ресурсы Абрамовича крупнее, чем его собственные. К концу 90-х Абрамович не уступал Березовскому в способности договариваться с крупными политиками. Он был сильнее любого из членов так называемой "семибанкирщины" первой половины 90-х.

Сейчас Абрамович не сказал ничего нового. Интересно время, когда он это говорит, и фамилии, которые он называет. Сейчас самое время развенчивать Березовского – он уже демонизирован, превращен в символ врага отечества. Абрамович пытается создать за рубежом пиар-фон для ведения судебной тяжбы с Березовским.

Сейчас, видимо, люди, с которыми взаимодействует Абрамович в российской правящей верхушке (например, Путин - не секрет, что их связывают не только дружеские, но и деловые отношения), чувствуют себя не вполне уверено. Путин и его команда чувствуют, что ситуация обостряется, и хотят найти виноватого, хотя бы в символическом пространстве. Конечно, это Березовский. Раньше был Ходорковский, Закаев, международный терроризм, а теперь Березовский. Таким образом Абрамович отстаивает не только свои интересы, но и интересы тех людей, которые обеспечивают ему политическую поддержку.

Мне кажется, что вся эта история косвенно свидетельствует о том, что приближается обострение борьбы за власть. Возможно, это связано с обострением на Кавказе (вряд ли и там обходится без Бориса Абрамовича). Возможно, это связано с потерей ощущения стабильности у путинского клана в связи с усилением клана Медведева. Возможно, придется что-то делать на Северном Кавказе, для того чтобы обострить ситуацию и укрепить позиции силовиков.

"Исповедь" Абрамовича – одно из проявлений обострения борьбы за сферы влияния в стане крупных игроков на политической арене России. А Березовский остается таким игроком - хотя и периферийным, но достаточно влиятельным. Это не тот человек, который просто уйдет на пенсию. Проще говоря, это отражение того, что наверху у нас нервничают.

Юлия Латынина, журналистка:

Роман Абрамович явно не стремится к публичности, но он вынужден давать показания в британском суде. Абрамовичу явно не хочется давать показания, и не потому, что он неправ, а потому что он вообще не хотел бы объяснений.

Внимательный человек, читая его показания, понимает, насколько безумны обвинения Бориса Березовского насчет того, что Абрамович у него все забрал. Интересно услышать и сторону Абрамовича, так как взаимоотношения между этими двумя людьми были столь сложными и неоднозначными, что очень трудно решить, кто прав.

Представьте себя в этом деле на месте Абрамовича: Березовский втягивает его неизвестно куда, а Абрамовичу хочется и при Путине остаться, и Березовского не кинуть, и он знает, что если он заплатит Березовскому много, у Путина будут претензии, а если он заплатит ему мало, претензии будут уже у Березовского.

До всех этих показаний у меня было впечатление, что Абрамович поступил с Березовским правильно и по понятиям: он его не кинул, в отличие от многих других его "друзей". Например, когда Абрамович покупал у Дерипаски 50 процентов акций "Русала", 25 процентов чисто по понятиям принадлежало Бадри Патаркацишвили с Борисом Березовским. Можно было купить 50 процентов у Дерипаски и послать Патаркацишвили и Березовского, потому что они не числились в реестре акционеров. Но Абрамович никогда не кидал там, где кидает обыкновенный мошенник.

Понятно, что к Абрамовичу много вопросов, но ни один олигарх не стал олигархом, если он просто кидал. Я видела очень много "разводов" между деловыми партнерами, когда партнеры просто кидали друг друга. Но Абрамович стал Абрамовичем именно потому, что он улаживал свои дела и всегда платил людям достаточно, чтобы можно было сказать, что он их не кинул, а заплатил столько, сколько они стоят. А что Борис Березовский как политический изгнанник стоил дешевле, чем Борис Абрамович как наперсник Татьяны Дьяченко, - это рыночный факт.

Владимир Прибыловский, глава информационно-исследовательного центра "Панорама":

Я подозреваю, что в обвинениях Березовского есть значительная доля правды. В распрях между Березовским и Абрамовичем наверняка каждый скрывает свою долю истины. Но заявления меня ничем не удивили: я предполагал, что именно такие отношения царят в среде наших финансовых магнатов, связанных с политикой при Ельцине и при Путине.

Почему Абрамович разоткровенничался? С одной стороны, ему нужно ответить на обвинения Березовского, которые мне, кстати, кажутся обоснованными. Абрамович ответил: "Ты сам дурак", - и при этом похоже, что под ответом Абрамовича есть фактическая основа. При Ельцине Абрамович был вассалом Березовского, который кинул своего сеньора ради сеньора, который пришел к власти, то есть Путина. Абрамович разоткровенничался, поскольку его позиция в британском суде весьма уязвима: очень может быть, что у Березовского есть доказательства.

С другой стороны, откровения Абрамовича не очень приятны Кремлю. Несмотря на то что формально обвинен Березовский, обвинения на самом деле касаются всей системы. Роман Абрамович живет в Лондоне, он сейчас довольно свободный от Кремля человек. Частично он, видимо, откупился, частично перевел активы на Запад. У Абрамовича остаются интересы в России, но он не умрет от огорчения, если его накажут за его откровения в британском суде. Сейчас Абрамович более независим от Кремля, чем полгода назад, и он может себе позволить говорить более откровенно.

Анна Карпюк, 07.07.2008


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Выбор читателей