О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Голодовка Сенцова | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Победобесие
Читайте нас:

новость Фигуранты ялтинско-алуштинского дела "Хизб ут-тахрир" отказались признать вину

14.02.2018
Слева направо: Рефат Алимов, Арсен Джеппаров, Вадим Сирук, Эмир-Усеин Куку, Муслим Алиев, Инвер Бекиров. Источник: ФБ-страница "Крымская солидарность"
Слева направо: Рефат Алимов, Арсен Джеппаров, Вадим Сирук, Эмир-Усеин Куку, Муслим Алиев, Инвер Бекиров. Источник: ФБ-страница "Крымская солидарность"
Реклама

Все шестеро фигурантов ялтинско-алуштинского дела "Хизб ут-тахрир" на первом заседании по существу, прошедшем в Северо-Кавказском окружном военном суде в Ростове-на-Дону, отказались признать вину. Об этом сообщает "Крымская солидарность", в том числе со ссылкой на текстовую трансляцию, которую вела из зала суда директор "Amnesty International - Украина" Оксана Покальчук.

Прокурор, имя которого не уточняется, зачитывал обвинительное заключение по частям - в отношении каждого из политзеков. По оглашении фрагмента фигурант, которого касалось прочитанное, высказывал свое отношение к обвинению.

Основной фигурант дела - 47-летний Муслим Алиев, тракторист из села Верхняя Кутузовка в черте Алушты и имам общины Azizler в соседнем селе Изобильное, - заявил: "Это обвинение - попытка дискредитировать меня в глазах суда, моей семьи и крымской общественности, выставить маргиналом и социопатом, подстрекающим людей к незаконным и экстремистским действиям".

55-летний Инвер Бекиров, школьный сторож из поселка Краснокаменка (Кызылташ) в черте Большой Ялты, напомнил статью 28 российской Конституции, которая устанавливает свободу вероисповедания. "Конституция как будто касается мусульман - нас сразу называют террористами или экстремистами, - продолжил политзек. - Нас изолируют, потому что мы изучаем свою религию".

28-летний Вадим Сирук - торговец цветами из Ялты, этнический украинец, - указал: "От наших действий никто не пострадал. Жуткие слова, используемые следствием, не имеют объективного обоснования". Политзек отметил, что в Крыму ведутся репрессии по национальному признаку. "Терактов нет, а по "террористическим" статьям лишают свободы десятки людей", - подчеркнул он.

26-летний Рефат Алимов - торговый представитель из Краснокаменки, племянник Бекирова, - заявил: "Обвинение не до конца понимаю. Как я мог вступить в террористическую организацию, возглавляемую Муслимом Алиевым, если мы раньше даже не были знакомы? Познакомились во время следственных действий".

27-летний Арсен Джеппаров - земляк Бекирова и Алимова, рабочий-строитель, - отметил: "Я тоже познакомился с Алиевым только в 2015 году, а действия, в которых нас обвиняют, происходили в 2014-м (насколько можно заключить, здесь ошибка в датах: знакомство Джеппарова и Алиева, вероятно, относится к 2016 году - времени после их ареста, - а эпизоды дела датируются 2015-м. - Ред.). Статью (уголовную. - Ред.) можно получить по одной причине - из-за отказа сотрудничать с ФСБ".

Между тем обвинение 41-летнему Эмир-Усеину Куку - известному правозащитнику из Симеиза, Большая Ялта, - прокурор по непонятной причине не зачитал, заявив, что сделает это позже. Сам политзек, однако, прокомментировал обвинительное заключение.

"Куча лживых доводов, куча притянутых за уши так называемых доказательств, которые базируются на свидетельствах оперативного сотрудника Компанийцева (Александр Компанийцев - бывший сотрудник СБУ, после аннексии Крыма устроившийся в ФСБ. - Ред.), который неоднократно пытался склонить меня к сотрудничеству с ФСБ, - заявил Куку. - Это ему не удалось. Потом он попробовал организовать мое похищение, что закончилось моим избиением и тремя попытками открыть уголовные дела против меня, которые также не удались... Я считаю, что это личная месть с его стороны".

"Как можно путем "тайного призыва к верующим" установить халифат в Крыму? - продолжил политзек. - И эта чудесная фраза "в регионе с высокой концентрацией верующих, исповедующих ислам". Откуда тут "высокая концентрация", если, по официальным данным, нас 12 процентов?"

Следующее заседание по делу назначено на 15 февраля, начало в 10 часов.

Процесс ведет коллегия под председательством Николая Васильчука; имена двух других судей не уточняются. Начало разбирательства по существу дела было запланировано на 31 января, однако тогда слушания перенесли из-за неявки адвоката Оксаны Железняк, защищающей Бекирова: в тот день она была занята в процессе по "экстремистскому" делу севастопольского активиста Игоря Мовенко.

На слушания 14 февраля прибыли генконсул Украины в Ростове Виталий Москаленко и консул Виталий Конарский. Трансляция заседания велась в помещении Симферопольского гарнизонного военного суда, куда пришли часть адвокатов, а также родственники политзеков. В фото- и видеофиксации заседаний судьи отказали, в том числе директору "AI - Украина" Покальчук. Они заявили, что не имеют подтверждений того, что Покальчук представляет общественную организацию.

Перед началом заседания Васильчук потребовал от родственников политзеков покинуть зал суда в Симферополе, куда велась трансляция слушаний.

Алиев и Куку заключены в СИЗО-4 центрального главка ФСИН в Ростове, неофициально контролируемый ФСБ. Остальные политзеки содержатся в СИЗО-1 регионального УФСИН, также расположенном в областном центре. Перед слушаниями Алимов сообщил, что уже три дня находится в спецблоке СИЗО. Между тем Куку рассказал, что его против его желания поместили в одиночную камеру.

В начале заседания Куку в очередной раз заявил об отказе от навязанного ему, как и всем другим фигурантам дела, адвоката по назначению. Он указал, что имеет двух независимых адвокатов из "Агоры" - Александра Попкова и Сергея Локтева. "Я не доверяю назначенному адвокату. Он имитирует защиту", - заметил политзек. Однако судьи в отводе защитника по назначению отказал.

Также коллегия отказалась ввести в процесс в качестве защитника Мерьем Куку, жену политзека, сославшись на то, что у него уже есть профессиональные адвокаты.

Алиев просил о разрешении дважды в месяц звонить жене. Какое решение было вынесено по этому ходатайству, не уточняется.

Алиеву вменены часть 1 статьи 205.5 (организация деятельности террористической организации; срок от 15 лет до пожизненного) и часть 1 статьи 30 - статья 278 российского УК (подготовка к насильственному захвату власти; до 10 лет колонии). Прочие пятеро фигурантов обвиняются по части 2 статьи 205.5 (участие в деятельности террористической организации), которая в редакции, действовавшей на момент вмененных им эпизодов, предусматривает от 5 до 10 лет колонии, и по тем же части 1 статьи 30 - статье 278 кодекса.

Алиев, Куку, Сирук и Бекиров находятся в заключении с 11 февраля 2016 года, Алимов и Джеппаров - с 18 апреля 2016-го.

Дело вело УФСБ по аннексированным Крыму и Севастополю. В нем 19 томов. Первоначально политзекам вменялась только статья 205.5. Обвинение по 278-й статье им добавили в январе 2017 года. На такой шаг спецслужба пошла для того, чтобы иметь возможность удерживать арестованных в СИЗО по истечении года с момента задержания: обвинение по части 2 статьи 205.5 этого не позволяло. Между тем по статьям 205.5 и 278 квалифицированы одни и те же эпизоды, причем по одним и тем же основаниям.

Согласно фабуле дела, в неустановленное время не позже 18 сентября 2015 года фигуранты вступили в "Хизб ут-тахрир", задачей которой названо создание всемирного исламского халифата. Территория "республики Крым", заявляется в материалах, рассматривалась обвиняемыми как отдельный регион халифата - Крымский вилаят.

Своих целей, как утверждается, фигуранты пытались добиться "путем воинствующей исламистской пропаганды, сочетаемой с нетерпимостью к другим религиям, активной вербовки сторонников, целенаправленной работы по внесению раскола в общество". Это, заявляет обвинение, должно было внушить мусульманам "тенденциозное мышление при оценке событий, происходящих в Российской Федерации" и подготовить их к некоей "антиконституционной деятельности".

В деле упоминается также некий "план совместных действий", который якобы разработала ячейка "Хизб ут-тахрир" под руководством Алиева. Что именно имеется в виду, в материалах не поясняется.

Собственно о терроризме в деле речи не идет. Фактически ФСБ переписала постановление о запрете "Хизб ут-тахрир", изданное Верховным судом России в 2003 году. В этом постановлении теракты также не упоминались.

Обвинение основывается на записях прослушки и на неких видео. Высказывалось предположение, что прослушка велась во время собрания мусульман, прошедшего у Бекирова в сторожке краснокаменской школы 5 октября 2015 года. Там, как говорится в деле, были прочитаны несколько докладов и темой одного из них являлось присоединение Крыма "к какой-либо мусульманской стране, которая объявит России войну (например, Турции)".

В июле 2017 года появилась информация, что одним из эпизодов дела является создание шариатского суда. Как утверждается, Алиев был в нем кадием (главным судьей), а Сирук и Бекиров - рядовыми судьями. Следователем шариатского суда назван Куку, а обвинителем - ялтинец Бахтияр Топузов. При этом Топузов фигурантом дела не является. Как и еще несколько крымских мусульман, в феврале 2016 года он был задержан вместе с Алиевым, Сируком, Бекировым и Куку, однако в тот же день освобожден. После этого крымчанин покинул полуостров.

Какие функции в шариатском суде приписываются Алимову и Джеппарову, не уточнялось.

Утверждается, будто шариатский суд вынес приговор Эмирали Аблаеву - муфтию Крыма, ныне не признаваемому джамаатами в качестве такового, - за сотрудничество с российскими оккупантами и предательство интересов мусульман. Каков именно, согласно фабуле дела, был этот приговор, не пояснялось.

14.02.2018


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама



Выбор читателей