О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Internet/m.1886.html

статья Неудачный день EFF

Анастасия Грызунова, 30.11.2001

Знаете что? Я, кажется, знаю, чем закончится разбирательство по делу Дмитрия Склярова. То есть - почти совсем-совсем точно знаю. И ничем хорошим оно не закончится.

(В этом прелести аналитики: дождаться момента, когда ситуация станет настолько ясной, что оценить ее неспособен лишь юный мечтатель, занятый исключительно вопросами, скажем, силлабо-тонического стихосложения, и то лишь потому, что кроме стихосложения его мало что интересует, - и сформулировать свою оценку так, чтобы у читателя осталось впечатление, что у меня никогда и намека на сомнения не возникало.)

В повестке дня Electronic Frontier Foundation имелось три судебных разбирательства, касающихся Digital Millennium Copyright Act - и два из них проиграны. 28 ноября был не слишком удачный для EFF день.

В среду Апелляционный суд второго округа, рассматривавший апелляцию Эрика Корли, он же Эммануил Гольдштейн, вынес решение, чуть ли не дословно повторившее решение суда низшей инстанции. Как мы помним, в 2000 году Motion Picture Association of America подала на Эрика Корли, в суд за то, что тот публиковал в своем журнале 2600: The Hacker Quarterly исходный код утилиты DeCSS, первоначально написанной как DVD-плейер под Linux, однако употребляющейся преимущественно для обхода защиты от копирования DVD-дисков. Вместе с Эриком Корли пред судом по тому же обвинению предстали Шон Реймердес и Роман Казан, владельцы двух других сайтов. Федеральный судья Льюис Каплан обязал обвиняемых удалить исходники DeCSS; Казан и Реймердес подчинились, а Эрик Корли заменил собственно код огромным списком ссылок на другие сайты, публиковавшие DeCSS. В апреле 2000 года MPAA снова подала в суд, прося судью обязать Корли удалить и ссылки тоже. Судья Каплан согласился с этим требованием. В январе 2001 года к работе над делом присоединились адвокаты EFF. Корли подал апелляцию, аргументируя свое право публиковать исходные коды и ссылки на него Первой поправкой к Конституции США, защищающей свободу слова. И вот результат: апелляционный суд постановил, что Первая поправка лишь в очень небольшой степени применима к программному коду, поскольку программный код не является словом в чистом виде, а кроме того, распространение данного конкретного программного кода связано к тому же со значительными убытками киноиндустрии; короче говоря, DeCSS не защищается Первой поправкой.

Надо сказать, что Первая поправка к Конституции США - вообще любимый предмет юридических дискуссий, и диаметрально противоположные мнения по поводу ее применимости или неприменимости - совсем не редкость. Вероятно, этим объясняется тот факт, что 1 ноября в Калифорнии апелляционный суд принял совершенно иное решение по сходному иску. В Калифорнии DVD Copy Control Association судилась с несколькими десятками владельцев сайтов, публиковавшими DeCSS; окружной суд вынес решение в пользу DVD CCA, однако один из ответчиков, Эндрю Баннер, подал апелляцию и выиграл: апелляционный суд постановил, что программный код защищается Первой поправкой к Конституции в той же степени, в какой эта поправка защищает любую другую речь. Как планируется совмещать эти два вердикта - вопрос, который еще предстоит решать. Тем более что проигравший апелляцию Эрик Корли сообщил, что не намерен сдаваться и будет консультироваться с адвокатами по поводу дальнейших действий. Теперь единственным возможным дальнейшим действием остается обращение в Верховный суд.

В среду же EFF проиграл в суде Нью-Джерси дело "Фелтен против Recording Industry Association of America". Преподаватель Принстонского университета Эдвард Фелтен, который с группой своих студентов участвовал в конкурсе HackSDMI и успешно взломал выделенные для показательного конкурсного взлома образцы, намеревался представить результаты работы своей группы ученому сообществу, однако дважды был вынужден отказаться от этих планов, поскольку RIAA и Secure Digital Music Initiative угрожали ему судебным преследованием за нарушение DMCA. 6 июня 2001 года Фелтен и несколько других ученых, занимавшихся проблемой защиты цифровых аудиоданных, а также Usenix Association при поддержке EFF обратились в окружной суд Нью-Джерси с просьбой о декларативном суждении: они требовали официально признать, что Фелтен имеет полное право рассказать коллегам о защите аудиофайлов SDMI. RIAA и SDMI, осознав, что зашли слишком далеко, вовремя испугались и принялись уверять Фелтена, общественность и окружной суд, что ни секунды не думали о судебном преследовании ученого. Это возымело действие: 28 ноября окружной суд Нью-Джерси отказался выносить запрошенное деклараторное решение, поскольку счел, что, коль скоро никто не стоит над Фелтеном с дубиной DMCA и никакие иски ему не угрожают (и к тому же он успел представить результаты работы своей группы на конференции Usenix), для любых решений отсутствует повод. Само по себе это не очень ужасно, поскольку все же создает какой-никакой прецедент, однако внятного формального подтверждения права ученого публиковать результаты своих исследований EFF и Фелтен так и не получили.

Дело о DeCSS и иск Фелтена были двумя козырными картами EFF: в обоих случаях правозащитники надеялись стимулировать суд к рассмотрению вопроса о конституционности Digital Millennium Copyright Act как такового, и в обоих случаях проиграли. Последним подопечным EFF остается Дмитрий Скляров (EFF не работает над его делом непосредственно, и адвокаты фонда не будут защищать Склярова в суде, однако они занимаются информационной поддержкой и консультированием). Дело Склярова должно стать образцово-показательным выступлением на тему порочности DMCA как такового. В ходе разбирательства в качестве основного базового аргумента защиты планируется использовать Первую поправку к Конституции США. Кроме того, положение автора Advanced eBook Processor с точки зрения академической ценности его продукта несколько более уязвимая позиция: в отличие от DeCSS и результатов работы группы Фелтена, AEBPR - коммерческий продукт. Очередное слушание по делу Склярова назначено на 15 апреля 2002 года, вердикт ожидается не раньше июля. Вы уже знаете, каков он будет, не правда ли?

Анастасия Грызунова, 30.11.2001