О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/Events/Crime/m.70603.html

статья Остановка сердца

Владимир Абаринов (Вашингтон), 19.05.2004
Виктор Александер Мэтти. Фото с сайта www.nj.com

Виктор Александер Мэтти. Фото с сайта www.nj.com

В городе Флемингтон, штат Нью-Джерси, завершается судебный процесс супругов Мэтти, обвиняемых в убийстве с отягчающими обстоятельствами своего семилетнего приемного сына. Виктор Александер Мэтти, который до усыновления в 1999 году носил фамилию Тулимов и жил в Амурской области, скончался вследствие остановки сердца, наступившей от переохлаждения организма. Как утверждает обвинение, Роберт и Бренда Мэтти регулярно истязали ребенка. Против супругов дали показания их родные дети. Защита объясняет слабое здоровье покойного русского мальчика и его неадекватную психику тяжелой наследственностью и невыносимыми условиями его жизни в России. Жюри присяжных совещается уже седьмой день.

Колебания присяжных объясняются исключительной сложностью дела. Виктор Мэтти был доставлен каретой скорой помощи в медицинский центр округа Хантердон 29 октября 2000 года, после того как Бренда Мэтти обнаружила, что ребенок не дышит. Температура его тела в момент доставки, согласно записи в журнале приемного покоя, составляла 83,2 градуса по Фаренгейту (28,4 по Цельсию). Через 80 минут врачам удалось реанимировать мальчика, его сердце снова заработало. Однако спустя двое суток, уже в другой больнице, он все-таки умер.

Прокурор Дон Солари нарисовала отталкивающий образ приемных родителей Виктора. Дело построено на показаниях четверых родных детей Роберта и Бренды. По их словам, в качестве наказания Виктора запирали в "насосной" - неотапливаемом и неосвещаемом помещении с цементным полом в подвале дома. Иногда он проводил там всю ночь; супруги Мэтти контролировали действия маленького арестанта при помощи селектора baby control – из динамика доносился плач ребенка.

Самым разговорчивым оказался 12-летний Джонатан. Он рассказал, что его приемный брат страдал недержанием мочи, от которого Роберт и Бренда "лечили" его холодным душем; что всех детей в семье наказывали плеткой и кнутом и практиковали другие телесные наказания. 18-летний Ричард заявил, что родители велели ему не говорить следователям про "насосную", после чего в деле появилось дополнительное обвинение – манипуляция свидетелем. В зал суда в качестве вещественного доказательства была доставлена дверь в "насосную", на которой обнаружены пятна крови с ДНК Виктора. Патологоанатомы, проводившие вскрытие, зафиксировали наличие на трупе 40 ссадин и синяков.

Защита, в свою очередь, представила суду диаметрально противоположную версию. Адвокаты Артур Руссо и Джеймс Брошис указали на противоречия в показаниях братьев Мэтти, каждого из которых допрашивали отдельно в течение семи часов, задавая наводящие вопросы. Никто из них не утверждал, что ночь накануне остановки сердца Виктор провел в подвале. Роберт и Бренда признали, что пользовались заключением в "насосную" в качестве дисциплинарной меры, поскольку мальчик, по их словам, отличался буйным нравом и сам себе наносил побои – бился головой о стены и пол. Немаловажно и то, что решением суда супруги Мэтти были разлучены с детьми, как родными, так и приемными, однако старший сын Роберт, будучи совершеннолетним, добровольно вернулся в родительский дом.

Защита оспорила и заключение о причинах смерти Виктора. Судмедэксперт Лоун Тэннинг заявила суду, что, по ее мнению, переохлаждение наступило вследствие тяжелого заболевания – квашиоркора. Это белковая недостаточность, развивающаяся у грудного ребенка после того, как его слишком рано переводят на низкокалорийную диету, не соответствующую потребностям организма. Квашиоркор на языке народности га, обитающей в Гане и сопредельных странах Западной Африки, и означает младенца, отнятого от материнской груди. Именно это, по версии защиты, и произошло с Виктором в России; за 10 месяцев жизни в США он так и не смог оправиться от своего недуга.

Адвокаты представили в подкрепление своей версии многочисленные документы, за которыми они специально ездили в Россию. В распоряжении суда имеется, в частности, дело 1997 года о лишении Сергея Евгеньевича и Ольги Ивановны Тулимовых родительских прав. Из заключения, составленного испектором органов опеки Татьяной Барковой, явствует, что Тулимовы практически не выходили из запоя, бросив на произвол судьбы своих шестерых детей, которых голод заставлял попрошайничать и воровать. От седьмого ребенка Ольга Тулимова отказалась сразу после родов.

Добыли адвокаты и историю болезни покойного. В течение двух лет, проведенных в детдоме, Виктор был несколько раз госпитализирован, причем провел на больничной койке первые четыре месяца после отлучения от родителей. Защита считает, что Виктор стал жертвой алкогольного отравления еще на эмбриональной стадии. Почему же супруги Мэтти усыновили тяжелобольного ребенка? И на эту тему есть бумага: Роберт и Бренда намеревались усыновить двух его младших братьев-близнецов, но российские органы опеки заявили им, что Виктор должен быть усыновлен "в пакете" с близнецами. Пришлось взять всех троих. Проблемы со здоровьем Виктора должностные лица, ведающие усыновлением, от супругов просто скрыли.

Тотчас после появления диагноза д-ра Тэннинг обвинение представило суду своего эксперта – педиатра Кристиана Хансена, который за годы работы в Африке наблюдал множество случаев квашиоркора. Он заявил, что болезнь имеет ярко выраженные внешние признаки – у Виктора, судя по фотографиям, они отсутствовали. Кроме того, соседи видели мальчика катающимся на велосипеде и прыгающим на батуте, а дети, страдающие квашиоркором, по словам д-ра Хансена, "едва стоят" - ни на что другое у них не хватает сил.

Если Роберт и Бренда будут признаны виновными, они могут провести в заключении до 30 лет. Судья Виктор Ашрафи в течение почти двух часов давал подробнейшие наставления присяжным, прежде чем отправить их в совещательную комнату. Тем не менее старшина жюри несколько раз присылал записки с вопросами. Присяжные, в частности, просили разъяснить юридическое значение термина "телесные наказания". Судья ответил, что уголовно наказуемы только тяжкие побои, нанесенные родителями. Нью-Джерси стал в 1867 году первым американским штатом, запретившим телесные наказания в публичных школах, однако к родителям этот запрет не относится. Верховный cуд США в 1977 году постановил, что Восьмой поправкой к Конституции, возбраняющей жестокие и необычные наказания, защищены преступники, отбывающие наказание за решеткой, но не дети.

Во вторник старшина жюри поставил судью в известность о том, что присяжные не в состоянии вынести вердикт по главному пункту обвинения (решение должно быть принято единогласно). Судья попросил их сделать еще одну попытку.

Владимир Абаринов (Вашингтон), 19.05.2004