О блокировках  |  Доступное в России зеркало Граней: https://grani2.appspot.com/Economy/m.38474.html
Также: Экономика

статья ЦБ меняет банковскую конституцию

Ярослав Скворцов, 17.07.2003
Центробанк. Фото с сайта www.chronicle.ru

Центробанк. Фото с сайта www.chronicle.ru

Хватит быть формалистами

Чувствуется, что между первыми лицами в Банке России наметилось четкое разделение полномочий. Председатель – Сергей Игнатьев – человек не публичный; он общается с президентом, депутатами и прочим чиновным людом. Его первый заместитель Андрей Козлов легко находит общий язык с банкирами, поэтому его удел – общение с "подшефными". Правда, будучи заместителем главы Банка России, тем более – первым, Андрей Андреевич не опускается до деталей, а говорит о вещах стратегических: как будет жить банковское сообщество, чего ему ждать от контролирующих органов и проч. А вот по конкретным вопросам в ЦБ высказываются начальники рангом пониже. Так, скажем, Алексей Симановский, возглавляющий Департамент банковского регулирования и надзора и известный банкирам еще по работе в теперь уже бывшем ГУ ЦБ по Москве (ныне преобразованном в МГТУ Банка России), тот самый центробанковский начальник, который и сообщил эту важную новость: первую инструкцию будем менять, ее новая редакция появится к сентябрю.
По словам г-на Симановского, основные изменения в документе связаны с реализацией идеологии содержательного надзора. Что же до формальных методов, действующих в настоящее время, они, по словам Алексея Симановского, сохранятся. Кроме того, после доработки рекомендаций по оценке качества управления ликвидностью в кредитных организациях, предполагается отменить большую часть обязательных нормативов ликвидности. Вообще, по Алексею Симановскому, со временем ЦБ отойдет от формальных подходов, заменив их "оценкой качества управления".

"Скорая помощь" с Неглинки

Придя в "большой" ЦБ в середине 90-х, Алексей Симановский возглавил только что созданный в Банке России отдел пруденциального банковского надзора. Задачей опытного контролера-практика стало улавливание только еще зреющих проблем на уровне предоставляемых в ЦБ отчетов. В идеале система должна была бы выглядеть примерно так: формально у банка все чисто, но опытный глаз пруденциального надзирателя видит, что если вовремя не вмешаться, в скором времени у банка могут возникнуть проблемы. А любую болезнь – в том числе и банковскую – важно предупредить; пустишь дело на самотек – не ровен час, придется применять интенсивную терапию.
На роль специалиста, осуществляющего банковскую профилактику, Алексея Симановского на Неглинную и пригласили.
И вот на днях глава Департамента банковского регулирования и надзора Банка России заявил, что к концу года ЦБ подготовит нормативный документ по дорабатывающейся сейчас системе раннего реагирования. В свою очередь система раннего реагирования рассматривается как "модель, позволяющая выявить проблемы в кредитной организации на ранней стадии их возникновения".
Частью системы раннего предупреждения, по словам Алексея Симановского, является методика выявления признаков недостоверной отчетности. Как известно, ЦБ давно озабочен этой ситуацией: его подотчетные врут.

Средняя рентабельность банковской системы в России оценивается в 16%, что неплохо (эту цифру председатель Банка России Сергей Игнатьев первые озвучил на XII съезде АРБ, а Грани.Ру писали об этом в статье "Банки подбивают бабки" 24.04.2003). Однако, у ЦБ эти цифры вызывают массу вопросов. Так, скажем, ни один российский банк не показывает рентабельности выше 40%, хотя, по данным Банка России, такие в стране есть и их немало. Однако, "оптимизируя" налогообложение, некоторые крупные банки показывают рентабельность на уровне 1—2%, "скидывая" остальное аффилированным оффшорным компаниям. То есть "рисуют" отчетность, аккуратно обходя существующие нормы и положения. В свою очередь известны случаи, когда мелкие кредитные организации при отрицательной доходности показывают, что они в плюсе, избегая таким образом санкций со стороны контролирующего органа.
Такого рода схемы в ЦБ называют "регулировочными" и всячески пытаются с ними бороться. Скажем, с недавних пор специалисты Банка России сами считают баланс подозрительных банков: берут из их отчетности показатели по оборотам и остаткам по отдельным статьям, чаще других используемым для формирования "левых" схем (те же вексельные счета, кредиты до востребования, корсчета по активам или по пассивам в других банках и проч.). Сопоставляя оборотные остатки на неком промежутке времени, ЦБ обращает внимание на несоответствия в динамике данного банка и в банковской системе в целом.

Цель ЦБ, по словам Алексея Симановского, создание модели функционирования банка, позволяющей прогнозировать дальнейшее развитие событий по различным направлениям. Если модель дает негативный прогноз, в банк приезжает "скорая помощь" с Неглинной. Ожидается, что эксперты из Банка России будут работать с традиционными показателями: общее состояние ликвидности, операции по кредитованию, по привлечению и использованию средств.
Как отметил г-н Симановский, проверять состояние банков будут ежемесячно. Однако если кто-то станет хитрить, пытаясь, скажем, запустить все те же "регулировочные схемы", ему предстоит отчитываться перед ЦБ ежедневно.

С "обманутых вкладчиков" хоть "критериев клок"

Неудача с принятием закона "О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации" (практически готовый документ, напомним, Дума перенесла на осень) явно огорчил ЦБ. Дело даже не в том, что принятие закона запустило бы многолетнюю процедуру перехода к системе застрахованных частных банковских депозитов. После принятия закона Центробанк получает важный инструмент контроля над банками, именуемый "критерии допуска в систему страхования вкладов по результатам проверки, специально проведенной в рамках создания системы страхования вкладов для целей оценки состояния и перспектив деятельности банка". Другими словами, закон о страховании – прекрасный повод "прошерстить" банковскую систему.
И вот на этой неделе стало известно, что Банк России решил Думу не дожидаться и вне зависимости от того, проголосуют за закон депутаты или нет, перейти к применению изложенных критериев для отбора благонадежных уже к концу текущего года.
Как напомнил в этой связи Алексей Симановский, кредитные организации предполагается оценивать по четырем позициям: финансовая устойчивость (надо, чтобы у банка не было "угрозы прекращения непрерывности деятельности в течение ближайших 12 месяцев", при этом данная угроза "констатируется для банка учет и отчетность которого признаны достоверными"); прозрачность структуры собственности (открытие информации об учредителях, включая тех, кто зарегистрирован в оффшорах, и лицах, имеющих возможность прямо или косвенно оказывать влияние на принятие решений и т.п.); а также удовлетворительное качество текущего управления и удовлетворительное стратегическое управление и бизнес-планирование. Из-за того, что закон не принят, сей документ надо будет подредактировать, а в остальном же изложенные в нем принципы вполне готовы к применению.
И последнее: проводимое руководством ЦБ усиление надзорного блока носят плюс ко всему и политический характер.
Разговоры о том, чтобы лишить Банк России надзорных функций путем передачи их новому федеральному ведомству пускай не столь интенсивно, как прежде, но все еще ведутся. Как признался в одном из своих недавних интервью Андрей Козлов, "в нынешней ситуации в России выделение надзора из ЦБ – это полный непрофессионализм, который закончится ничем иным, как развалом надзора вообще". И далее: "Нечего обсуждать. Любому объективному человеку, следящему за тем, как эта работа у нас разворачивается, понятно, что все эти заявления (о выделении надзора в отдельную структуру) сделаны для каких-то политических целей, а не для профессиональных решений".

Ярослав Скворцов, 17.07.2003