О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Защита дурака

Илья Мильштейн, 08.02.2017
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Все-таки об этом невозможно было думать без содрогания.

Представьте: заседает диссертационный совет истфака МГУ - и в ходе обсуждения окончательно выясняется, что министр культуры никакой на самом деле не доктор. Невежда он и мракобес, наглец и карьерист, которого на пушечный выстрел нельзя подпускать к науке. Потом совет голосует, и Владимир Мединский в торжественной обстановке лишается своей ученой степени и выходит, шатаясь, из зала, провожаемый презрительными взорами заседавших и проголосовавших.

Что говорить, страшное зрелище. Ужасная картина. Душераздирающая сцена.

Конечно, нашлись бы злые люди, которые радовались бы унижению министра и его изгнанию из храма науки. Собственно, это были бы те же самые люди, что с недоброжелательным пристрастием изучали его диссертацию, обнаруживая в ней всякие ничтожные ляпы. А также тысячи и тысячи сочувствующих злым людям, вовсе даже и не читавших его диссертацию. Но почему-то твердо уверенных в том, что Мединского надо гнать из докторов. Да и вообще отовсюду.

Трудно сказать, почему в нашем обществе составилось такое мнение о министре. Может, он сказал однажды что-нибудь не то. Или постоянно высказывается так, что не хочется ни видеть его, ни слышать. Но, согласитесь, это же не повод вот так набрасываться на человека и сдирать с него мантию, вываливая в перьях. Или подвергать его тоталитарной цензуре, о чем он и сам предупреждал недругов, сравнивая их со сталинскими палачами. А себя, как можно было понять, с мучениками и жертвами коммунистического произвола. Типа академика Вавилова, оклеветанного доносчиками.

Однако речь не о них, врагах свободы, подробно изучавших диссертацию Мединского, чтобы обнаружить в ней всякие несуразности и призвать к ответу. Речь о добрых людях, которым наверняка невыносимо было бы наблюдать, как диссертационный совет топчет беззащитного еретика и творит над ним расправу. Под тем, видите ли, благовидным предлогом, что доктор исторических наук ничего не смыслит в науке, путая ее с пропагандой, и в таком духе пишет свои книги и ученые труды. Ибо добрые люди потому и добры, что жалеют любого, даже и министра, невежду и мракобеса, наглеца и карьериста, прозревая в его бесславии страдающую человеческую душу.

Только вообразите. Его бы исторгли из ученого сана, а он бы огорчился до слез. Еще чего доброго устыдился бы за содеянное в диссертации, в которой он русский путал с церковнославянским, а германцев был не в состоянии отличить от итальянцев, а про трудовые свершения Лютера, переводившего Библию на немецкий, узнал, чистая душа, только от своих гонителей. Он, Мединский, не снеся позора, мог бы ведь после заседания совета и в отставку подать с поста министра, и в монастырь уйти, не стерпев оскорбления. Добрым людям было бы больно, когда бы он ушел в отставку и в монастырь.

К счастью, ничего этого не случилось, и Мединский остается с нами - в должности министра культуры, увенчанный лаврами доктора исторических наук. Ни черта у врагов не вышло, при том что Владимир Ростиславович не раз заявлял, что готов к поединку, и даже, бесстрашный человек, собирался высмеять своих злокозненных оппонентов.

Но вот не довелось высмеять. Сперва в Уральском университете не довелось, где должен был собраться местный диссовет, да так чего-то и не собрался. Сроки, что ли, вышли. А теперь вот и в стенах МГУ не зазвучит министерский смех сквозь слезы, поскольку тамошний совет "не видит оснований для... дальнейшего рассмотрения" диссертации "ввиду отсутствия" в ней "указаний на необоснованные заимствования и нарушения процедуры защиты", как выразился декан истфака Иван Тучков. Хотя обвиняли азартного министра в других грехах, но это уже и неважно.

Теперь вообще все неважно. Добрые ли люди в Кремле поделились с добрым ректором Садовничим своими опасениями насчет грядущей судьбы министра. Добрый ли Тучков от себя постарался не умножать в мире зло и спас большого человечка от стыда и срама. Сам ли министр тайно интриговал, бегая по инстанциям, покуда явно засучивал рукава и готовился вступить в единоборство с мразями кончеными, которые мечтали его обесчестить. Важно, что он по-прежнему остепенен и не скрывает удовольствия, сообщая через пресс-службу, что "уважает решение диссовета". Да и как не уважить это решение, когда его, беднягу, пощадили и отвели от него беду.

Важно, что добрые люди, которых, как все знают, большинство, особенно у нас, избавлены от лицезрения этой тягостной картины. Когда с министра, такого с виду самоуверенного, сытого, гладкого, стянули бы ученую цацку и водрузили ему на голову терновый венец. Точнее, дурацкий колпак, что гораздо хуже.

Правда, говорят, что в этом головном уборе он уже долгие годы ходит на службу. Толкает патриотические речи про Рашку-говняшку. Совершает исторические открытия в рамках борьбы с отрицателями мифов в угоду науке. Распределяет деньги, преимущественно среди себе подобных. Движется, короче, по жизни, культуры сеятель пустынный, а колпак на нем как влитой, и звенят бубенчики. Но это еще проверять надо - звенят или не звенят, на каком-нибудь другом ученом совете, в консерватории, что ли, которой тоже заведует Владимир Мединский. Так что слухи едва ли подтвердятся. Это тоже наверное злые люди придумали.

Илья Мильштейн, 08.02.2017


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей