О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Он не взял Париж

Илья Мильштейн, 31.05.2017
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

По два вопроса - это ритуал, потом принято уходить, игнорируя крики журналистов, но на сей раз их услышали. Макрон услышал соотечественника и как бы нехотя вернулся к микрофону. Как бы скрепя сердце вернулся и Путин. После чего с видимым ожесточением и с удовольствием они продолжили дискуссию. Французский президент снова заявил, что Асаду "не будет никаких поблажек", если он применит химическое оружие, и то же самое касается России в ее отношениях с Украиной. Макрон надеется на "деэскалацию", а в ином случае "нужно будет усилить санкции" против Москвы. Президент РФ ответил как отрезал: "Вы спросили, как санкции против России помогут нормализации кризиса на юго-востоке Украины. Никак не помогут".

Сложилась ситуация, которую хотелось назвать парадоксальной. Видно было, что за три часа знакомства они, не сойдясь буквально ни в чем, смертельно надоели друг другу. С другой стороны, еще не наговорились, и каждому было что сказать, усугубляя конфликт. Макрон темпераментно объяснялся с девушкой из "Раши тудей", сообщая ей, что он думает про лживую кремлевскую прессу, чей вдохновитель, организатор и спонсор стоял рядом с ним. Путин посмеивался над вопросом про русских хакеров и нахваливал Марин Ле Пен. Ту самую, за которую так болел, принимая в Москве и поддерживая при помощи RT, "Спутника", кибератак...

Пожалуй, это была самая скандальная из всех пресс-конференций с участием нашего национального лидера. Конечно, вспоминалась еще его речь, обращенная к французскому журналисту в Брюсселе лет 15 назад, когда Владимир Владимирович поражал публику своими знаниями в области радикальных мусульманских обычаев. Но это был эпизод из истории триумфального общения Путина с прессой, а тут ему прилюдно выдавал плюхи руководитель европейского государства и нередко он пропускал удары - зрелище беспрецедентное.

Конечно, все сущее разумно, и при желании можно растолковать, почему скандал был неизбежен. Имелись и чисто политические причины, и глубоко личные, намертво связанные между собой. Не отдерешь.

Политические сводились к тому, что ни одна из серьезных проблем, отравляющих отношения Европы с Россией, при Путине решена быть не может. Это касается Сирии и Башара Асада, которому Макрон в ходе пресс-конференции настоятельно, дважды порекомендовал не заходить за красную линию, то есть не использовать против соотечественников химическое оружие. Это касается Украины и санкций, наложенных на РФ. Это касается общего направления внешней политики Кремля, в рамках которой Западу объявлена холодная война и ведутся бесконечные пропагандистские спецоперации, иногда похожие на диверсии. О событиях, происходящих в России, европейские политики теперь говорят нечасто, но вот французский президент довольно жестко упомянул Чечню и убийства геев - и нет сомнений в том, что никакого диалога по этой тематике у них с Путиным не будет. Иными словами, всюду тупик, и трех часов общения в Версале Макрону, вероятно, хватило для того, чтобы это осознать.

Личная несовместимость выражалась не только в том, что приглашенный в Париж ставил на Ле Пен и как мог вредил Макрону, а тот в ходе предвыборной кампании отвечал ему полной взаимностью. Просто они как с разных планет: молодой инвестиционный банкир, министр-экономист в либеральном правительстве - и стареющий чекист, который всех давно обыграл и утомил своей архаикой. По сути им и спорить было не о чем и незачем встречаться, но ситуация в мире слишком серьезна, чтобы с самого начала уклоняться от бессмысленного общения: надо же попробовать и убедиться... Попробовал, убедился.

Едва ли на какие-нибудь прорывы рассчитывал и Владимир Владимирович. Однако он ставил перед собой и решал другие задачи. Довольно плотно изолированный, российский президент стремится использовать любой шанс, чтобы избыть свое неприятное одиночество, и подвернувшееся 300-летие визита царя Петра в Париж оказалось весьма кстати. Оттого он, должно быть, и сдерживался иногда, никак не реагируя на весьма резкие высказывания Макрона и огорчая то Кадырова, а то Симоньян с Киселевым, что вырвался из заточения и очень это ценил. Ведь когда еще позовут в Париж и Версаль? Может, никогда больше и не позовут.

Мстить за унижения и вынужденное молчание он начнет чуть позже, и мы можем только гадать, как будет выглядеть то блюдо, которое принято подавать холодным. Свежий компромат на Макрона из закромов "Раши тудей", Ассанжа, пресловутых "русских хакеров"? Резкое обострение положения в Сирии после очередных массовых убийств, совершенных там единственным союзником? Украина снова заполыхает?

Прощаясь с Францией, Путин дает интервью "Фигаро", и это тоже не вполне обычно; как правило, журналистов из страны, которую он намерен посетить, приглашают заранее и беседа публикуется еще до визита. Под конец визита он раздражен, но и как бы миролюбив. Не нужно, говорит, ничего нагнетать, не нужно придумывать мифические российские угрозы, гибридные войны и так далее. Сами напридумывали, а потом сами себя пугаете, и на этой основе формулируете перспективу политики. Нет у такой политики никаких перспектив, и это звучит довольно смешно, ежели не в перспективу безотрадную всматриваться, но оглянуться назад и увидеть все то, что он натворил за минувшие почти 18 лет. А потом опять задуматься о будущем, слегка содрогаясь. Чувством юмора, пусть и весьма своеобразным, он не обделен, так что стоит оценить шутку. Когда еще доведется посмеяться вместе с ним.

Илья Мильштейн, 31.05.2017


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей