О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Разжигание под котлами

Илья Мильштейн, 13.02.2017
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

По поводу 282-й статьи УК РФ в обществе нашем до сих пор кипят ожесточенные споры. В особенности вокруг ее первой части, карающей "за слова". Тут бытуют разные мнения. Причем вне зависимости от политических убеждений спорящих.

Есть точка зрения, что карать можно и нужно. За оскорбление православных и мусульман, за русофобию и антисемитизм, за разжигание межнациональной розни и возбуждение ненависти к социальной группе "менты неверные". Ибо слово не воробей и за базар надо отвечать.

Есть точка зрения, что за слова наказывать нельзя. Поскольку толерантность превыше всего, а свобода безнаказанно трындеть прописана в Основном законе. В полном соответствии с заветами Вольтера, который выражал готовность даже умереть, лишь бы оппонент мог невозбранно высказывать любое суждение.

Кто прав? Ясно, что великий просветитель вроде бы не мог ошибаться. Однако автор этих строк точного ответа не знает и, к стыду своему, не всегда готов отправиться вслед за великим гуманистом. Бывают случаи, когда внутренний вольтер велит тебе вступиться за трындящего, но что-то останавливает. Какой-то внутренний победоносцев не то суслов настоятельно советует смолчать и не подписывать петицию. Пускай, мол, сажают или штрафуют, пропади он пропадом, наше дело сторона.

Неприятно бывает потом вспоминать такие моменты.

Зато до чего же легко становится на душе, когда цензор молчит, а нравственный закон в груди властно диктует речи в защиту вольномыслия. Как это было, например, вчера, в ходе знакомства с очередным выступлением депутата Госдумы Виталия Милонова. Он, как вы уже наверняка знаете, властно вмешался в дискуссию сторонников и противников передачи Исаакиевского собора РПЦ.

Сперва организовал крестный ход в поддержку церкви, а после ярко и образно охарактеризовал тех, кто хотел бы сохранить собор в качестве музея. Точнее, руководителей движения в защиту музея, депутатов заксобрания Петербурга. "Христиане выжили, - сообщил Милонов, - несмотря на то что предки Бориса Лазаревича Вишневского и Максима Львовича Резника варили нас в котлах и отдавали на растерзание зверям". И еще что-то сказал насчет "антипопов и антигапонов", но это было уже менее интересно, так как не подпадало под статью. Это было чистое словотворчество, смысла не имеющее, оттого и неподсудное.

Зато неосторожное упоминание имен, отчеств, фамилий противников образовывало некую гремучую смесь, на языке юридическом - состав преступления. То есть подпадало под 282-ю, часть первую, которая не поощряет "унижение достоинства человека либо группы лиц по признакам пола, расы, национальности, языка, происхождения, отношения к религии..." Утверждая, будто предки Бориса Лазаревича и Максима Львовича совершали дикие злодейства без срока давности, Виталий Валентинович сильно подставлялся.

Он, можно сказать, вбивал клин в тандем христиан и иудеев, дружно и весело живущих в современной России. Он колебал скрепы, посягая на их вековую дружбу, и мало кто удивится, если оскорбленные подадут на него в суд. Впрочем, еще больше удивятся граждане, ежели до суда дело дойдет и единороса прищучат.

Однако все это не имеет особого значения. Важно другое. Казус Милонова - это мощнейший аргумент в пользу отмены 282-й статьи. Доказательство ее абсурдности и невозможности, как нам завещал Вольтер, репрессировать альтернативно мыслящего.

Во-первых, непонятно, как определить понятие "предок". Сколько веков надо отсчитывать назад в районном суде, чтобы с точностью установить, что вот именно предки истцов никого в котлах не варили и диким зверям не скармливали. Ну, пусть не христиан, но было же в обычае у пращуров и людоедство, и прочие нарушения прав человека. Приглашенный историк легко убедит суд в том, что наши предки отличались суровостью нравов и резкой нетерпимостью в диалогах с чужими племенами, да и в своем кругу. Некоторые и поныне режут братьев, что порой находит отражение в приговорах Гаагского трибунала.

Во-вторых, депутат Госдумы явно спутал древних евреев с древними же римлянами, а это простительно при такой загруженности работой. Разумеется, экстремистские высказывания в отношении социальной группы "народы классической древности" тоже подлежат судебному преследованию в РФ, но справедливы ли такие кары? И если Милонов сам не знает, про кого говорит, то что же будет записано в мотивировочной части приговора? Ясно также, что Страсбургский суд оправдает невинно пострадавшего и заставит российские власти выплатить ему изрядную сумму, а в эпоху санкций всякая копейка на счету.

Ну и наконец, в-третьих, вспомним о милосердии, которое, как известно, выше справедливости. Депутат Милонов - человек знаменитый своими футболками с надписью "Православие или смерть", устными заявлениями и законопроектами, и вот лишь некоторые из них. Об эмбрионах, которые он желал наделять правами граждан Российской Федерации. О кальянах и теории Дарвина, которые он призывал запретить. О национальной гордости, за оскорбление которой он предлагал штрафовать. Об учителях, которых он, всех поголовно, мечтал проверять на предмет педофилии. О новогодних елках, в которых он прозревал фаллический символ. Ну и много еще такого всякого, колонка не резиновая.

Спрашивается, достоин ли милосердия этот человек, по сути виновный лишь в том, что возревновал к коллеге Толстому, который раньше него заинтересовался предками нехристей? Кстати, вице-спикера давно уже простил великодушный глава ФЕОРа Борода - размашисто, от имени всех евреев. Подавая хороший пример всем нам, эллинам и иудеям, как следует реагировать на разжигательные речи отдельных господ, по которым жестокими слезами плачет 282-я статья. Нет, все они достойны милосердия, в духе Вольтера, и нам еще долго предстоит умирать, выслушивая их и отстаивая их права Не хочется, а придется.

Илья Мильштейн, 13.02.2017


в блоге Блоги

Loading...

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама




Наши спонсоры
Выбор читателей