О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Он хотя бы пытался

Илья Мильштейн, 02.11.2016
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Правда, как все знают, у каждого своя, и они нередко конфликтуют между собой, эти правды. Порой непримиримо. Если это, допустим, правда жертвы и палача, зека и тюремщика. И вот свежий пример.

Ильдар Дадин, российский политический заключенный, утверждает в письме на волю, что подвергается систематическим пыткам и что его могут убить. Он подробно описывает методику провокаций, издевательств и наказаний в сегежской колонии ИК-7, обвиняя в садизме начальника колонии Коссиева и его подчиненных. Он рассказывает о своей жизни в лагерном аду, где, помимо прочего, отбыл подряд три 15-суточных срока в ШИЗО.

С ним полемизируют сотрудники УФСИН по Карелии. Не отрицая фактов грубоватого обращения с заключенным, то есть "применения физической силы и спецсредств", они указывают на то, что он сам во всем виноват. С их слов мы знаем, что Ильдар Дадин "в грубой форме отказался выходить из камеры, принимать положение для обыска, стал хватать руками сотрудников за форменную одежду", ну и поплатился за это. Короче, как по схожему поводу сказано у Войновича, заключенный "ведет себя нехорошо, не выполняет производственные задания, нарушает режим и зверски избивает лагерную администрацию". Давно сказано, про брежневские лагеря, а читается как современная диссидентская проза.

Между тем замдиректора ФСИН Валерий Максименко излагает еще одну версию происходящего. Он отрицает сам факт побоев, поскольку "не установлено ни единого телесного повреждения на Дадине" и сам избитый, вообразите себе, "это под видеозапись подтверждает". С тюремщиком солидарен и председатель карельской ОНК Александр Рузанов. Раньше, сообщает правозащитник, в ИК-7 да, пытали, но эти мрачные времена уже позади, а что зеки из местных колоний стараются перевестись "в другой регион", так это потому, что нигде так не соблюдают закон, как здесь. Вот и не выдерживают зеки. В отличие, кстати, от Ильдара Дадина, который наконец "понял, куда он попал". Понял, осознал и "поменял отношение".

Налицо, как видим, даже переизбыток правд, поскольку и тюремщики не в состоянии между собой договориться. А есть еще свидетельство адвоката Алексея Липцера, который обнаружил на руках политзека заживающие ссадины от наручников, а в глазах его - страх и подавленность. И правда самого Дмитрия Пескова, который, как обычно, мало что знает и мало что может сказать, однако обещает ознакомить Путина с письмом Ильдара и даже считает, что "случай" Дадина "заслуживает самого пристального внимания". Такого на нашей памяти не говорилось ни об одном несогласном, отбывающем свой положенный срок.

В этих правдах прямо тонешь, пытаясь постичь, что же действительно произошло в образцовой колонии, хранящей трепетную память о Михаиле Ходорковском. Кто прав? Кому верить? Или вот еще бывает так, что истина где-то посередине, при том что у каждого своя. Может быть, избивали зека, но не каждый день, как он говорит. Известно же, что дни и годы, проведенные в заключении, сливаются у арестантов в бесконечно однообразное пятно. Впрочем, и тут есть разные мнения, описал же классик один почти счастливый день из жизни посаженного ни за что.

И вот эти слова, про беззаконный арест, беззаконный суд, беззаконный приговор и пытку лагерем, пожалуй, следует как-то особо выделить, размышляя о судьбе Ильдара Дадина. Ибо в них правда как таковая, которую не надо искать, сопоставляя показания палачей и жертвы, тюремщиков и зека. Это правда простая, непротиворечивая, голая. Правда о чудовищном преступлении, совершенном против человека, которого приговорили сперва к трем, после к двум с половиной годам колонии по статье 212.1 УК.

Осужденный по заведомо антиконституционной, подлой, людоедской статье, карающей за "неоднократные нарушения на митингах", Ильдар Дадин вообще невиновен. Его индивидуальные пикеты превращала в нечто "массовое" сама власть - при помощи своих наемных провокаторов, нагло нарушающих юридические нормы полицейских, следователей, прокуроров, судей. Правда заключается в том, что он ни дня, ни часа, ни секунды не должен находиться за решеткой.

А там, в Сегеже или где-нибудь еще, в местах столь же неотдаленных, должны отбывать свои сроки те, кто его подставлял, арестовывал, допрашивал, обвинял, сажал. И с этой правдой не поспоришь, если судить их по другой, неоспоримой статье Уголовного кодекса. Собственно, сам Ильдар на нее и указывал, выступая с последним словом в суде в декабре прошлого года. Когда-нибудь, хочется верить, эта замечательная статья из раздела "Преступления против правосудия" будет задействована против них всех. И найдутся статьи для начальства и его подручных в тех многочисленных колониях, где творится произвол и людей пытают.

Это и станет торжеством правды во многих отдельно взятых залах суда, в одной отдельно взятой России. Когда она, что называется, станет свободной. И бывшие политзеки выступят в тех судах со своими правдивыми свидетельскими показаниями.

Илья Мильштейн, 02.11.2016


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей