О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья А вы откуда знаете?

Илья Мильштейн, 26.06.2017
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

- Об акциях Навального знаете? - Знаем. - Откуда знаете? - По телевизору рассказывали!

Среди всех ответов, которые собирательный российский респондент дал любознательным социологам, эти, пожалуй, самые характерные. Гражданина опрашивает ФОМ, то есть Кремль, и гражданин мучительно ищет правильные слова, чтобы не спалиться. Подобрать их непросто.

Чуть меньше половины россиян до сих пор предпочитают вообще ничего не знать о знаменитом оппозиционере, и это по-своему мудрое решение: тогда и все прочие вопросы снимаются. Чуть больше половины сознаются в содеянном: про Навального они слыхали. Сознавшихся пытают дальше, и тут они, что называется, вступают на минное поле. Откуда вы узнали, спрашивают, об акциях протеста, которые планируется провести 12 июня? На этом и других подобных вопросах отваливаются еще некоторые, но оставшиеся смельчаки готовы поговорить и про акции. За день до их проведения.

Половина из них решает идти до конца и честно сообщает, что информацию о грядущих протестах получили там, где и все нормальные люди. В социальных сетях, на сайтах, в печатных СМИ (понятно каких), в разговорах с друзьями (ясно, что за друзья). А другая половина... но здесь необходима аккуратность. 43% сообщают, что про митинги и прогулки узнали из телевизора, и теоретически можно предположить, что в числе опрошенных были подписчики "Дождя", но едва ли такие подписчики преобладали. Большинство, по всей вероятности, склонилось к мысли, что жертвовать собой и друзьями во имя науки, тесно связанной с Кремлем, не следует, оттого граждане и дали этот поразительный ответ.

От телевизора узнали, сказали россияне, а телевизор у нас - это известно что. Первый телеканал, РТР, НТВ. Ровно те средства массовой информации, где ни слова не говорилось о демонстрациях 12 июня. Они там, прямо скажем, не афишировались. Иными словами, респонденты занялись троллингом.

В той же смелой, но отчасти и лукавой манере свидетели Навального отвечают и на другие вопросы. 7% опрошенных от общего числа относятся к нему хорошо, 23% - скверно, 18% равнодушны к этому политику, а 8% россиян пока не знают, что о нем сказать. 15% граждан верят создателям фильма про непопулярного Димона, 8% не верят, 10% колеблются. Отдельные исследования проводятся в молодежных фокус-группах, с ними работают и ФОМ, и ВЦИОМ, но цифры сообщаются только руководству, которое эти опросы тоже заказывает. Известно также, что в Челябинске для указанных целей разыскивали "политически активных и начитанных 17-летних девушек", суля им по 800 рублей за сговорчивость, но чем дело кончилось - неизвестно.

Собственно, с протестными настроениями в России, особенно в молодежной среде, давно уже так, и мы можем вслед за генсеком Андроповым сегодня повторить, что плохо знаем свою страну. Незнание складывается из многих неведомых величин. Путин надоел, но как жить без него - россияне забыли. Коррупция осточертела, и это еще мягко сформулировано в отношении совершенно зажравшихся и утерявших берега элит, но как изживать беду - непонятно. Навальный интересен, но куда двинется страна под его, допустим, чутким руководством - покуда неясно.

Ясно лишь, что под слоем внешнего внушенного патриотического подъема и дикорастущего благолепия в стране бушует подземный пожар и Навальный - это только имя, хотя и весьма популярное, символизирующее недовольство. Недовольство, которое способно внезапно выплеснуться на площади и улицы многих российских городов и надолго оттуда уйти, затаившись, но это не значит, что его нету. Недовольство копится, тычется вслепую, размахивает национальными флагами, распевает михалковский гимн, кричит "путинвор", корчится под сапогом росгвардейца, томится в автозаке. Недовольство вроде безвыходно, как пар в кастрюле с прибитой гвоздями крышкой, но давление велико, и не то что гвозди, даже скрепы могут не выдержать. Недовольство глухое, мощное, глубокое, которое не нуждается в идеологии, и в этом смысле лидер Партии прогресса - идеальный его проводник.

Понемногу он превращается в Сим Симыча из бессмертного романа, чье имя под запретом, но в толще народной вызревает мечта о его победе на честных выборах или еще как, и кое-кто уже прозревает Алексея Анатольевича на гостелеканалах, где дикторы с преобразившимися лицами рассказывают зрителям об очередной протестной акции, и участники ток-шоу яростно спорят: есть Россия без Навального или только с Навальным. Их пока немного, прозревающих, но власть уже осознала масштаб проблемы и замеряет протестные настроения. В рамках секретных опросов с участием начитанных девушек и в рамках незасекреченных опросов, к которым привлекаются все россияне. Заметно, что число их, догадывающихся о существовании вождя несистемной оппозиции и одобряющих его деятельность, с каждым годом растет.

Ситуация нестандартная. С одной стороны, навеки законно избранный твердо сказал, что выступает решительно против тех смутьянов, которые используют временные наши коррупционные трудности для самораскрутки на политической арене в преддверии каких-то политических событий. С другой стороны, если вспомнить еще одного героя бессмертного романа, оратор явно пребывает в астрале, и уже не всякое, наверное, его высказывание воспринимается в верхах как руководство к действию. Навального поддерживают деньгами и иными средствами не одни лишь фанатичные поклонники ФБК, игры там ведутся очень непростые, и в яростных попытках выбраться из того тупика, куда загнал Россию наш несменяемый президент, варианты, по всей видимости, рассматриваются разные. Потому начальство и запускает пробные шары, и социологи на подхвате фиксируют рейтинги сидящего в каталажке.

Рейтинги растут, и в Кремле, в этих его легендарных башнях, люди, вооруженные нооскопом, стремятся познать будущее. В частности, пытаются понять, что с ним дальше делать, с Навальным, в преддверии политических событий. И с теми, кто видел его по телевизору. В какие списки их вносить и надо ли составлять подробные эти списки.

Беда, однако, в том, что опросами горю не поможешь. Поскольку в замороченной, заколдованной, засекреченной стране социология вряд ли в состоянии установить, чего люди хотят и за кого готовы проголосовать или даже драться, - ведь они и сами нередко этого не знают. И удивляться тут нечему, ибо в авторитарном государстве только так и бывает. Ушедший чекист-генсек догадался об этом первым. Его наследники бьются лбом в ту же вязкую стену, ими сооруженную.

Илья Мильштейн, 26.06.2017


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей