О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Нелюбовь

Илья Мильштейн, 28.08.2017
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Ивана Скрипниченко похоронят в Миасе Челябинской области - он оттуда родом, там живут его мать с отцом. Известно также, что на волонтера уже нападали, как на многих, охраняющих Мемориал возле Кремля, но в прошлый раз, в мае, просто толкали в спину и убегали, ограбив, а в августе некий "очень агрессивный амбал" уже бил его по лицу. Крича при этом что-то в защиту Путина, которого положено любить.

Это случилось 15 августа, а через восемь дней Иван умер, и мы пока можем лишь гадать о том, сколь тесно связаны эти два события. Привычная агрессия одного из многих нанятых амбалов, оскверняющих своим присутствием и действиями мост, на котором был убит Борис Немцов, и гибель молодого гражданина Российской Федерации. Имело место преступление, предусмотренное ст. 111 УК РФ, то есть умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее смерть, или тут уместней применить какую-нибудь другую статью. Понятно, что Иван стал жертвой очередного нападения, но подробности неизвестны.

Не исключено, что гадать нам придется еще долго. Надо же, чтобы полиция изловила амбала и его соратников, допросила и проверила сказанное, но это для правоохранителей задача сложная, поскольку дело явно политическое. Иными словами, установить имена нападавших не проблема, все они записаны в той ведомости, по которой спецслужбы выплачивают гонорары гопникам, привлеченным для избиения несогласных. Однако раскрывать их имена, судить и тем более приговаривать к реальным срокам - это с точки зрения патриота-оперативника было бы ошибкой, граничащей с предательством. Кто ж тогда, какой, извините за выражение, Петрунько пойдет в следующий раз плескать зеленкой в оппозиционера, бить с ноги по цветам и свечам и, огорчаясь за президента, которого не любят отдельные ренегаты, ломать нос волонтеру? Сами, скажут, идите и хулиганьте, дерзко глядя в глаза кураторам, а мы пока отдохнем, обычных фраеров пощиплем или квартиры пограбим.

Оттого столь предсказуема реакция СКР на смерть Скрипниченко: следователи уже знают откуда-то, что на Немцовом мосту была "драка", хотя из свидетельских показаний это никак не явствует. Ну и камеры там, где застрелили известного политика, наверное опять были выключены, так что никаких лиц рассмотреть не удастся. А поскольку речь на сей раз идет о человеке, имя которого попало в российские новостные сводки только после его смерти, то и шума не слишком много.

Отчасти это даже полезно для начальства, которому Мемориал в самом центре Москвы в качестве ежедневного напоминания о нераскрытом убийстве, давно уже поперек горла. Вот пусть теперь другие активисты, единомышленники и друзья Скрипниченко, постоянно дежурящие на месте преступления, подумают о том, стоит ли им быть такими упрямыми. А если амбала не найдут, то послание Кремля, адресованное упертым несогласным, прозвучит особенно громко и на свой лад убедительно.

Есть, правда, подозрение, что послание мало кого убедит и только укрепит волонтеров в их стремлении сохранить Мемориал и противостоять амбалистым крысам, которые кидаются на людей. А это порождает другой вопрос, еще более важный, чем тот, что соединен с поимкой преступника. В общем и целом ясно, откуда берутся ублюдки, готовые бросаться на людей, калечить людей, убивать людей. Ясно также, откуда взялось так называемое "посткрымское большинство", в массе своей едва ли желающее убивать всех, кто не любит Путина, но поддерживающее своего любимца буквально во всем и совершенно искренне не понимающее, как можно относиться к нему иначе. Не вполне ясно, почему в России в любые, самые дикие времена вырастают такие, как Иван.

Как так выходит, что вопреки оголтелой реальности они все-таки являются на свет и тихо противостоят злу. Это совершенно необъяснимое воспроизводство добра там, где десятилетиями выжигают честь и совесть, внушает одновременно и страх за них, непризнанных братьев, отщепенцев в народной семье, и надежду на то, что не все потеряно. Потому так больно думать о краткой жизни и трагической смерти Ивана Скрипниченко.

И о том еще горько думать, сколько уже людей в России и за ее пределами расплатились за то, что не любили Путина. В той или иной форме, выходя на митинг, высказываясь устно или публикуя тексты, в которых оценивались слова и дела или расследовались возможные преступления указанного объекта нелюбви. В сравнении с ними уроженец Миаса Челябинской области представляется самым безобидным, он ведь не писал про кооператив "Озеро" и не причинял невыносимую боль омоновцам, ударяя их зонтиком или пластиковой бутылкой в ходе антиправительственной демонстрации. Он всего лишь охранял цветы и свечи от поругания, и тот факт, что он умер после того, как неправильно ответил на вопрос про Путина, свидетельствует о чем-то бесконечно гнусном и страшном.

О ненависти, которую испытывают в Кремле и к памяти покойного Бориса Немцова, и ко всем несогласным, скопом, что бы они ни делали, знаменитым и безвестным. И о том, как с каждым годом все опасней не любить Владимира Владимировича Путина, российского президента. Тем не менее остаются еще в стране граждане, которые не испытывают к нему этого возвышенного чувства, и нельзя сказать, что с каждым убитым, посаженным, затравленным их становится меньше. Правда, и больше их не становится, и это значит, что печальный список будет пополняться - как минимум до тех пор, пока любимый жив и здоров.

Илья Мильштейн, 28.08.2017


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей