О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Бред за бред

Илья Мильштейн, 11.08.2017
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Российская тюремная практика, связанная с политическими процессами, обычно не вызывает ни малейших вопросов. Ясно, за что карали Ходорковского и Pussy Riot, Удальцова и болотников, почему ныне репрессируют "украинских диверсантов" и тех, кто по призыву Навального выходил в марте и в июне. Беззаконные приговоры по этим делам не должны удивлять. Осмысленные оппозиционные акции наталкиваются на осмысленную реакцию власти, и было бы даже странно, если бы путинский режим как-то иначе реагировал на выступления несогласных. Никак не откликаясь на речи олигарха, обвинившего высшую власть в коррупции, на диссидентские пляски в главном российском храме, на демонстрации в центре столицы и не стремясь превентивно закошмарить украинских граждан после оккупации Крыма и Донбасса.

На этом безотрадном, но понятном фоне дело Армии воли народа, увенчавшееся вчера довольно суровыми приговорами в Тверском райсуде Москвы, одновременно поражает и абсурдностью своей, и жестокостью. И не только потому, что осужденные на площадь не выходили и в храме не плясали. Просто сама идея какого-то там "референдума", по итогам которого следовало сажать власть имущих на четыре года, ежели "жизнь ухудшилась", награждать депутатов, если "улучшилась", и гнать их с насиженных кресел, но не наказывать, когда, значит, указанная жизнь осталась без изменений... все это было такой белибердой, что вообще не заслуживало внимания. Ни правоохранительных органов, ни граждан, которые в абсолютном большинстве своем даже не подозревали о существовании публициста Юрия Мухина с его референдумом. Хотя эту мысль престарелый сталинист вынашивал и проталкивал в массы с 1997 года, еще при Ельцине, но и тогда нигде и никем услышан не был. Включая, естественно, первого президента РФ, который, по мнению Мухина, скончался в 1996 году, а власть Путину передал его двойник.

Короче, покойный Борис Николаевич чинить расправу над Мухиным и его подельниками не захотел и даже игнорировал этого человека, которого сторонники теории заговора недолюбливают за излишнюю склонность к конспирологии. А вот Владимир Владимирович заговорщиков посадил. При том что нынешнего руководителя России во время ежегодных пресс-конференций журналисты дважды спрашивали о судьбе коллеги из РБК Александра Соколова, также привлеченного по делу АВН и вчера приговоренного к трем с половиной годам колонии общего режима - вместе с отставным подполковником ВВС Кириллом Барабашем, компьютерщиком Валерием Парфеновым (оба получили по четыре года) и Мухиным (четыре года условно). То есть об эксцессе исполнителей, мечтающих о новых звездочках на погоны и премии, говорить не приходится - Кремль в курсе, да и все суды по экстремистским статьям у нас ведутся с политическим сопровождением. Оттого и недоумеваем, и диву даемся: за что этих-то арестовали и отправили в лагеря?

Отчасти дело о референдуме напоминает дело об арбалетах, по которому другого несчастного упертого старика, полковника Квачкова осудили сперва на 13, потом на 8 лет - и подельника его тоже не пощадили. Напоминает нелепостью: старики-разбойники якобы намеревались, вооружившись древним самострелом, захватывать местные воинские части, а потом идти на Москву. Идеология у квачковцев с мухинцами была схожая: право народа на восстание против мировой закулисы и все такое. Однако пленный полковник хоть представлял из себя некую угрозу, поскольку подозревался в покушении на Анатолия Чубайса и не угомонился после того, как присяжные его неожиданно оправдали. Мухин с Соколовым и другими тоже не отрицали "силовых методов" ради обретения счастья в борьбе с начальством путем референдума, но вреда никому кроме себя не причиняли и причинить не могли.

Есть еще такая точка зрения, что журналист РБК обозлил власть своими диссертационными исследованиями коррупции в "Олимпстрое", "Росатоме", "Роснано" и "Ростехе". Это не исключено, хотя он не один такой, интересующийся жуликами и ворами в госкорпорациях. Да и странно все же, что вместе с ним пострадали хуже разбирающиеся в экономике публицист, программист и летчик. К тому же в эпоху бурной имитации борьбы с коррупционерами едва ли власть стала бы прицельно сажать исследователя. Выходит, чувство остервенения вызвал именно "референдум" - и в издевательских судебных вердиктах отразились те "четыре года", которые деятели АВН сулили властям.

А это грозный признак, ибо в нем проглядывает нечто принципиально непостижимое, наподобие рыбалки в Туве, с голым торсом и погоней за рыбиной, главной новостью на всех гостелеканалах. Некий диковатый азарт в преследовании добычи, который не объяснишь рациональными мотивами. Разумеется, не в первый раз проглядывает, взять хоть внешнюю и внутреннюю политику со всеми ее термоядерными изысками и бомбежкой Воронежа, но там слетание с катушек могло заключать в себе некий расчет. Дескать, мы пацаны стремные, к нам близко лучше не подходить. А в политической судебной практике, с ее точно выверенным глумлением над правом и издевательскими приговорами пятой колонне, такое, пожалуй, случается впервые. Когда за бредовые замыслы карают по бредовой статье бредовым вердиктом.

По-видимому, объяснить это можно только тем, что бесконечно долго накачивать белибердой себя и страну невозможно. В конце концов срывается с катушек уже вся система, вот например судебная с ее кураторами. И тут происходит то, что мы наблюдали вчера, когда заведомо невиновных, с которыми обещал разобраться сам Путин, осудили за ахинею. После того как президент вник и дал раздраженно отмашку: этих освобождать нельзя, наглецов эдаких, желающих нас всех пересажать, и разгромленную в неравном бою Армию воли народа, в полном составе взятую в плен, приговорили по уголовной статье.

Илья Мильштейн, 11.08.2017


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей