О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror697.graniru.info/opinion/milshtein/m.242928.html

статья Россия и божья роса

Илья Мильштейн, 17.07.2015
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Распределение ролей в политике - дело весьма серьезное. Это чрезвычайно важно: кому что говорить. Особенно в ситуациях, как дипломаты говорят, сложных, чтобы не сказать безвыходных.

Ситуация с "Боингом", который ровно год назад был сбит в небе над Донбассом, - классический пример такого рода.

Вне зависимости от итогов расследования абсолютно ясно, что люди, погибшие 17 июля 2014 года, являются жертвами войны. Необъявленной войны, которую Владимир Путин ведет на Украине, сперва захватив Крым, а после спровоцировав гражданскую бойню на востоке соседнего государства. Просто судьбе было угодно, чтобы оккупационная война увенчалась терактом. Для наглядности, что ли, бог весть.

Теперь расследование близится к концу, речь идет о военных преступлениях и о создании международного трибунала, и надо что-то отвечать. Точнее, окончательно распределять роли, поскольку в течение года Россия официальная и полуофициальная многократно отвечала на все вопросы и лихими заявлениями насчет "несвежих трупов" уже никого не удивишь. Нужно заново собраться с силами и дать решительный отпор зарвавшимся клеветникам и русофобам.

Роли углубляются и уточняются.

Массовка, как положено, бормочет "что говорить, когда нечего говорить", производя информационный шум, и Максиму Шевченко непонятно, "почему по поводу "Боинга" трибунал, а по поводу убийства, допустим, мирных жителей Донецка трибунала никакого нет". В самом деле, почему? Главного виновника оптовых убийств в годы второй чеченской тоже никто не разыскивает, а ведь это один и тот же человек, странно.

Дипломаты оттачивают до блеска мастерство трамвайного хамства. Так, уполномоченный российского МИД по вопросам прав человека Константин Долгов уже договорился до того, что сторонники трибунала "хотят протащить под сурдинку очень далеко идущий документ"... Это правозащитник высказывается по поводу гибели 298 человек, и тут страшно даже вообразить, что станет говорить Чуркин, когда учреждение трибунала по "Боингу" начнут обсуждать в СБ ООН. Громовой монолог выслушать предстоит!

Из небытия возникает Гиркин, легендарный полководец, которому семьи погибших предъявили иск на 900 миллионов. Возникает и разговаривает. То есть глумится над жертвами теракта и их близкими и объявляет о сборе миллиона долларов, который обязуется "полностью истратить на нужды ополчения Новороссии и населения ЛДНР". Складывается впечатление, что донецкий барклай чувствует себя обойденным и стеснен в средствах, но это неверное впечатление. Это роль, и Стрелков ее просто доигрывает, ни единой долькой не отступая от образа конченого отморозка.

Отчасти в той же издевательской манере, но с гневными модуляциями в голосе комментирует свежие новости и замглавы Росавиации Олег Сторчевой. Его роль поменялась, а речь пополнилась новыми сентенциями. Две недели назад он, ознакомившись с черновиком голландского отчета о причинах крушения "Боинга", высказывал недоумение и выражал недоверие коллегам из Совета по безопасности Нидерландов. Вчера он выложил на стол целую колоду битых карт, заявив, что "на данном этапе расследования не стоит исключать" никаких версий.

Самолет могли сбить в воздухе и с земли, и в обоих случаях, как легко догадаться, это были украинские военнослужащие. Тот летчик, про которого доложил Сунгоркину "свидетель", явившийся прямо с улицы в редакцию КП. Или тот украинский "Бук", про который писали безымянные "российские инженеры" в "Новой газете". Во всяком случае, ополченцы из Снежного сбить самолет не могли, иначе бы их ракету непременно зафиксировал "радар в Ростове". Но российский радар, представьте себе, ничего такого не зафиксировал. Российский радар в резкой форме отвергает вражеские поклепы.

Впрочем, самые главные слова Сторчевой произносит, прямо обращаясь к украинским властям. Замглавы обвиняет официальный Киев в "алчности" - за то, что накануне катастрофы, желая получать деньги за пролеты авиалайнеров, там не стали закрывать воздушное пространство над районом боевых действий. В общем, кто бы ни сбил "Боинг", хоть бы даже и гиркинские боевики, во всем виновата Украина и во всем прав тот полевой командир Козицын, который вскоре после падения самолета выступил с ярким авторским комментарием: "Не ... летать, ..., сейчас война идет". Сторчевой гневно клеймит украинцев, но и обозначает неожиданно самый последний рубеж российской обороны. Если припрут к стене и на пальцах докажут, что сбили донецкие, то будем сваливать вину на корыстолюбивых соседей.

Но все это роли, конечно, не главные - так, любительский театр, клоунада на разогреве. Все это фон, необходимый для того, чтобы оттенить величие любимейшего актера. Вчера он тоже выступил, поговорив по телефону с голландским премьером Марком Рютте, и как же его сильная, державная речь отличалась от нервных монологов лицедеев второго плана. Насчет трибунала Путин строго указал собеседнику, что считает эту меру преждевременной и контрпродуктивной. А в качестве юриста и вообще арбитра президент РФ попенял голландцу на "недопустимость вбросов в СМИ разного рода версий, носящих откровенно политизированный характер". Короче, предупредил, демонстрируя завидное хладнокровие и как бы даже не задумываясь о том, что ситуация совершенно безвыходная. Заботясь лишь о правилах приличия и обучая этим правилам самого Марка Рютте и всех нас, изумленных читателей кремлевского пресс-релиза.

Другой вопрос, как оценит публика эту небывалой моральной высоты диатрибу. Если говорить об иностранцах, явно необъективных, то боюсь, что они не сумеют оценить красоту игры. Особенно те из них, кто читает по-русски и знает, что по количеству "вбросов" на заданную тему российские телеканалы и газеты с большим запасом опережают зарубежные СМИ. Буквально с первого дня, когда самолет еще дымился на земле. Ну и вопрос у них, у иностранцев давно заготовлен на все наши такие красноречивые ответы. Мол, если вы убеждены в том, что ни донецкие шахтеры, ни заблудившиеся российские трактористы не сбивали "Боинг", то что ж увиливаете от трибунала? Такие вопросы, неприятные по форме и по сути, еще называют риторическими.

К счастью, имеется и наша публика, простодушная, благодарная, доверчивая. Способная и оценить, и поаплодировать, и даже наградить овацией. Пожалуй, для нее и стараются все они, начиная с Путина и кончая Гиркиным. Вообще говоря, только для нее. Но старания эти не пропадут даром, в чем вы еще убедитесь, господа, когда опубликуете свой отчет о "Боинге". С именами и явками, схемами и диаграммами, свидетельствами и окончательным вердиктом. Россия вам не поверит. Россия поверит Путину, без которого нет России. Из безвыходной ситуации страна выйдет с честью, умывшись божьей росой.

Илья Мильштейн, 17.07.2015


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей