О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror682.graniru.info/Society/Science/m.90360.html

статья Микстура доверия нашлась у гинекологов

Алексей Левин (Вашингтон), 06.06.2005
Кормящая мать. Фото с сайта dakhno-dental.com.ua
Кормящая мать. Фото с сайта dakhno-dental.com.ua
Реклама

Гормон окситоцин способен воздействовать на психику - эта новость сразу же заставила многих теологов и специалистов по биоэтике выступить с предупреждениями о недопустимости манипулирования человеческим поведением с помощью лекарственных препаратов. Насколько обоснованны эти опасения?

В последние годы немало ученых начали работать на стыке нейрофизиологии и экономики. Появилась даже новая научная дисциплина, нейроэкономика, которая изучает особенности функционирования мозга во время принятия экономических решений. В качестве моделей для этих исследований обычно используют ролевые игры, воспроизводящие разнообразные экономические и социальные ситуации - скажем, игру на бирже. Нейроэкономисты не просто наблюдают за поведением участников подобных интеллектуальных ристалищ, но также регистрируют изменения активности их мозга с помощью сканирующей аппаратуры. Таким путем они предполагают прояснить нейрологические механизмы, формирующие индивидуальные предпочтения, выбор поведенческой стратегии и оценку действий партнеров. Стоит заметить, что такие исследования ведут и в России. В частности, недавно вышел первый номер нового журнала "Нейронауки", официальная презентация которого состоялась 16 мая в Петербурге.

Сильная группа нейроэкономистов сформировалась в Швейцарии, в Институте эмпирических экономических исследований Цюрихского университета (Institute for Empirical Research in Economics, University of Zurich). Круг интересов этих ученых весьма широк, в частности, они изучают проблемы формирования доверительных отношений между людьми. Они пытаются выяснить, существуют ли нейрогормоны, которые способствуют формированию взаимного доверия или же недоверия. По ряду причин, о которых сейчас пойдет речь, их внимание привлек окситоцин, который производят нейроны одного из участков мозга, гипоталамуса. Цюрихские исследователи вместе с американским коллегой Полом Заком провели серию экспериментов с окситоцином, о результатах которых заговорила вся мировая пресса. Эта работа появилась в последнем выпуске Nature.

Окситоцин давно и хорошо изучен, а его синтетический аналог служит основой широко применяемого гормонального препарата. Его молекула довольно проста, она содержит всего девять аминокислот. Впервые окситоцин выделили в чистом виде в 1950 г., а четырьмя годами позже синтезировали искусственно. Окситоцин вызывает сокращение гладкой мускулатуры матки, а также усиливает секрецию молока из молочных желез. Гинекологи пользуются окситоцином для активации родового процесса, для борьбы с послеродовыми кровотечениями и для стимуляции лактации. Все это прекрасно известно и вроде бы не имеет никакого отношения к нейроэкономике.

Однако интерес нейроэкономистов к окситоцину отнюдь не случаен. Дело в том, что он работает не только как гормон, но и как нейромодулятор, вещество, которое влияет на распространение химических сигналов между нейронами. Очень важно, что рецепторы окситоцина локализованы именно в тех центрах головного мозга, которые управляют многими аспектами поведения. Опыты на животных показали, что окситоцин способствует установлению таких связей между особями, которые по отношению к человеку можно называть родственными или же социальными. К примеру, окситоцин задействован в формировании материнской привязанности к потомству и в преодолении естественной боязни чересчур тесного физического контакта. На основании этого доктор Михаэль Косфелд и его коллеги предположили, что окситоцин стимулирует отношения взаимного доверия и привязанности также и между людьми. Эту рабочую гипотезу они и подвергли экспериментальной проверке.

В опыте приняли участие 178 студентов цюрихских университетов (исключительно мужчины). Им предложили стать партнерами в игре, где одни выполняли роль инвесторов, а другие - брокеров. В начале эксперимента каждый участник получил личный финансовый фонд, 12 "денежных единиц". "Инвестор" мог оставить все эти условные деньги себе, или же передать своему "брокеру" 4, 8 или все 12 "единиц". По условиям игры" "брокер" на каждой такой операции наваривал 200% прибыли, то есть вклад "инвестора" до него доходил в тройном размере. Так, если "инвестор" доверял "брокеру" все свои 12 "единиц", то тот сразу получал 36 условных "единиц". Поскольку 12 "единиц" у брокера были с самого начала, то он в этом случае располагал 48 "единицами". "Брокер" мог либо оставить у себя все эти "деньги", либо возвратить "инвестору" любую их часть. На этом игра заканчивалась, и партнеры приступали к подсчету выигрышей и потерь. Каждый "инвестор" играл четыре раза - с четырьмя различными "брокерами". Чтобы создать настоящий азарт и корыстный интерес, экспериментаторы в конце опыта выдавали за каждую "денежную единицу" 40 вполне реальных швейцарских сантимов.

Логика такой игры вполне понятна. "Инвестор" знает, что "брокер" может поделиться с ним частью утроенного вклада и при этом все равно остаться в выигрыше. Поэтому "инвесторы", которые доверяли своим "брокерам", посылали им побольше денег, чтобы получить назад приличную сумму. А вот при дефиците доверия "инвесторы" расставались с деньгами по минимуму или вообще предпочитали не полагаться на добрую волю партнера и оставались при своих.

Михаэль Косфелд Ключевой аспект эксперимента заключался в том, что одним "инвесторам" давали вдыхать аэрозольный препарат окситоцина, а остальным - нейтральный спрей. Оказалось, что "инвесторы", которые получали окситоцин, много больше доверяли своим "брокерам". 45% из них предпочли вложить в дело все 12 единиц своего капитала. 21% не сделали никаких вложений или же расстались всего с четырьмя "единицами", то есть, проявили минимум доверия. А вот среди "плацебников" все обстояло точно наоборот: максимум доверия - 21%, минимум - 45%.

Однако из этих результатов отнюдь не следует, что окситоцин действительно увеличивает степень доверия к партнеру по "деловой операции". Есть еще одна правдоподобная интерпретация: под влиянием этого гормона люди перестают бояться рисковать. Чтобы исключить такую возможность, Косфелд и его коллеги поставили дополнительный опыт. Условия для "инвесторов" остались прежними, однако получаемые ими выплаты теперь определял не человек-"брокер", а генератор случайных чисел. В этой ситуации обе группы "инвесторов" действовали одинаково, так что окситоцин не оказал на них никакого влияния. Этот контрольный опыт продемонстрировал, что окситоцин увеличивает степень доверия к конкретному человеку, но отнюдь не подталкивает играть наудачу.

Можно ли использовать окситоцин как средство зомбирования? Легко представить страшную картинку: дилер окатывает клиента окситоцином и легко уговаривает его купить автомобиль подороже. Или даже похлеще: на избирательных участках тайно распыляют окситоцин, и все граждане дружными рядами голосуют за навязанного им кандидата. В принципе, такая опасность есть, и авторы статьи в Nature сами о ней предупреждают. Однако ученым, политтехнологам и рекламщикам и так уже известно великое множество способов воздействия на человеческое поведение, они неплохо умеют это делать и без окситоцина. С другой стороны, можно надеяться, что когда будут понятны мезханизмы воздействия окситоцина на психику, его удастся использовать для лечения психических расстройств, прежде всего аутизма и различных фобий.

Источники:

Michael Kosfeld et al
Oxytocin Increases Trust in Humans
Nature, vol. 435, p. 673-76 (2 June 2005)

Antonio Damasio
Brain Trust
Nature, vol. 435, p. 571-72 (2 June 2005)

Ernst Fehr, Urs Fischbacher, Michael Kosfeld
Neuroeconomic Foundation of Trust and Social Preferences
American Economic Review, to be published

Алексей Левин (Вашингтон), 06.06.2005


новость Новости по теме
Фото и Видео






Наши спонсоры
Выбор читателей