О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Сдачи нет, он держится

Илья Мильштейн, 31.03.2017
Илья Мильштейн
Илья Мильштейн
Реклама

Использовать коррупцию в корыстных целях. В отличие от партнера по тандему, Владимир Владимирович реально отливает в граните свои афоризмы - и вчера опять отлил. Выступая на Арктическом форуме в Архангельске, он счел необходимым прокомментировать события недельной давности и нашел очень точные слова. Насчет коррупции применительно к политике. Насчет политики применительно к тем, кто протестует против коррупции для самораскрутки. Насчет источников и составных частей разного рода революций, от арабской весны до украинской.

В общем, Путин определился.

С начала марта, когда фильм про Димона начал свое победное шествие по стране, собирая рекордное количество кликов, в Кремле решали, что с ним дальше делать. То есть с премьер-министром, который внезапно стал самым популярным коррупционером в РФ. Можно ли с выгодой использовать это обстоятельство, списывая на невезучего Дмитрия Анатольевича разного рода экономические неурядицы и снимая его с доски. Стоит ли жертвовать этой довольно тяжелой с виду фигурой, снова продвигая в ферзи нашу самую тяжелую в мире пешку. Уникальную по сути, поскольку указанная пешка сидит на троне уже третий срок.

Отдельные факты свидетельствовали о том, что под столиком разгорелась яростная борьба. Оба, и президент, и премьер, поручили отрецензировать фильм своим пресс-секретарям, и те с задачей не справились. Словно сговорившись, они выдали один и тот же довольно вялый текст, из которого следовало, что уголовникам не следует заниматься производством документального кино. Складывалось впечатление, что пресс-секретарям безразлична судьба председателя правительства, а один из них уже подыскивает себе другую работу. Потом Владимир Владимирович, не скрывая издевки, сообщил кабинету министров, что врачи не уберегли Дмитрия Анатольевича, и это прозвучало как диагноз, обжалованию не подлежащий. Когда же больной, взбунтовавшись, известил мир, что и не болел вовсе, ситуация на доске предельно запуталась. Закрадывалась даже мысль, что уязвленный премьер-министр еще простудится на похоронах своего диагноста.

Развязка, по-видимому, наступила сразу после 26 марта. Слишком уж громко скандировали люди на площадях речевки типа "Путин вор", чтобы кремлевский нооскоп счел нынешнее время идеальным для сдачи Медведева. Получалось так, что если его сегодня уволить, как бы идя навстречу пожеланиям трудящихся, то завтра много возомнивший о себе народ возмечтает вообще бог знает о чем. Так что надо бы пока поберечь того, которого не уберегли от инфлюэнцы и вирусного видеоролика.

В итоге Алексей Навальный со своей командой, миллионами сочувствующих и десятками тысяч протестовавших нечаянно спасли главу правительства от карьерной смерти. Парадокс, да, но жизнь из них соткана. В том числе и политическая. Особенно в России.

Очередное сближение закадычных друзей с последующей реинкарнацией Дмитрия Анатольевича в премьерском кресле происходило стремительно. Сперва историческая встреча в ледяной пещере на Земле Франца-Иосифа, где они даже уединились на десять минут, вместе с Шойгу. Чуть позже президент берет слово на форуме, срывая все и всяческие маски с меркантильных обличителей Димона. И вот уже заметно взбодрившийся Медведев распекает министра Ткачева, посмевшего, словно он Путин какой, опоздать на встречу со вторым лицом в государстве. А вот принимает самого Кадырова, перетирая со всемогущим главой региона "вектор дальнейшего развития республики". А еще молодой Путин, двоюродный племянник президента, просит премьера встретиться со школьниками и порассказать им о борьбе с коррупцией. И хотя тут не до конца ясно, что имеется в виду и не троллит ли напоследок глава Русского академического фонда окончательно выздоровевшего пациента, все последние новости про Медведева следует признать позитивными. Он опять в кадре, и кадры эти резко отличаются от тех, что нам показали в начале марта.

Что же касается Владимира Владимировича, то он неизменен и в жизни его мало что меняется. Разве что раздражен чуть больше обычного. Быть может, по той причине, что демонстранты на российских площадях помешали ему по-быстрому снять Дмитрия Анатольевича, прислав к нему доктора.

Понятно также, что диалог с протестующими он намерен вести в обычном своем ключе. Откликаясь на недавние речи деятелей культуры, призывавших его к милосердию, он сообщает им, что "все, кто выходит за рамки закона, должны понести наказание в соответствии с законодательством". Заодно подавая сигналы и силовикам, и судьям. Дескать, знаем мы эту борьбу с коррупцией и "очень хорошо знаем также, что это было одним из побудительных мотивов и поводов госпереворота на Украине". Можно, правда, возразить Путину, что революция в соседней стране как раз и началась из-за того, что люди возненавидели своего главного вора, и закончилась именно в те дни, когда Янукович покинул территорию страны, - но кто возражать станет? Чем больше будет наказанных сегодня, догадывается президент РФ, тем меньше останется возражающих. Вслух, по крайней мере.

Впрочем, все сказанное не значит, что реабилитированный ныне Медведев еще долго продержится на плаву. Одна игра кончилась, а другая, предвыборная, только начинается, и стилистика ее предполагает подавление оппозиции при одновременном нагнетании патриотического психоза и борьбу с этой многострадальной коррупцией. Есть опасение, что обозленный массовыми выступлениями несогласных Путин решит по новой закрутить гайки, наполняя российские тюрьмы новыми политзеками и затевая какую-нибудь свежую войнушку. А Медведева после, когда тюремные новости и боевые сводки вытеснят все прочие, можно и снять с должности - чего ж его не снять. Вы же именно этого добивались, бандерлоги.

Илья Мильштейн, 31.03.2017


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей