О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья Путь погибели

Илья Мильштейн, 26.12.2016
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Из Сирии не надо уходить.

Россия там, в Сирии, на дальних рубежах борется с терроризмом и ликвидирует реальных и потенциальных боевиков, чтобы они не пришли к нам. Количество их, включая детей, которые несомненно могли бы стать джихадистами, велико, и в день траура по жертвам авиакатастрофы об этом необходимо помнить. Теракт это был или не теракт ("официальные лица" вчера говорили про техническую неисправность, а профессиональные летчики - о том, что такой разлет осколков, как у погибшего "Ту", бывает только при взрыве), но "Исламское государство", запрещенное в России, надо бить в его логове. А после очередной победы устраивать концерт.

Доктор Лиза. Артисты ансамбля имени Александрова. Журналисты и операторы гостелеканалов. Военные и гражданские чиновники. Все это ужасные потери, но из Сирии нельзя уходить, а надо воевать и музицировать на освобожденных территориях, не считаясь с потерями. Иначе победу, вероятно, не зачтут, оттого это так важно: отбив Пальмиру, сыграть Баха, Щедрина и Прокофьева на фоне сакральных античных колонн. Изгнав террористов и их прихвостней из Алеппо, поздравить с Новым годом доблестных бойцов ВКС РФ, базирующихся на авиабазе Хмеймим. И спеть им что-нибудь вдохновляющее на подвиги и ратный труд.

Упавший на взлете "Ту" - бесконечно печальный, но и героический, не так ли, символ этой войны, этой победы, этой геополитики, этой Сирии, откуда не следует уходить. А то ведь непонятно станет, зачем туда входили и что забыли там, за тысячи километров от родного дома. Возникнут вопросы, явно ненужные и даже вредные.

О цене противоборства с целым светом, о цене массовых убийств в чужой стране, о цене человеческой жизни в России. О том, что за Башара Асада, за шиитов, за алавитов, за Иран, за "Хизбаллу" приходится расплачиваться очень крупно, теракт это был вчера или не теракт. В конце концов пассажиры лайнера, взорванного над Синаем, точно погибли от рук террористов, и спецназовцы, и медсестры в Сирии, и несчастный посол Андрей Карлов в Анкаре пали на той войне незнаменитой, в которую были вовлечены. Случайно или выполняя приказы высшего руководства.

Из Сирии уходить немыслимо, после стольких славных побед и невосполнимых утрат, да и можно ли уйти в принципе? Афганский поход Брежнева породил и новый виток холодной войны, и войну гражданскую в Афганистане, и монстров типа бен Ладена, и 11 сентября. Гражданская война в Сирии полыхала задолго до того, как Путин явился туда со своими дровишками, но он, великий мастер внешнеполитических комбинаций, добился того, что Россия стала полноправным участником ближневосточной бойни.

Для полного счастья там, где целые страны и десятки никому не подотчетных группировок колошматят друг друга, не хватало только наших войск, а также оркестрантов и хоровых ансамблей, и вот они все устремились туда. Назло Бараку Обаме, который и накануне ухода из Белого дома все никак не угомонится, все поддерживает террористов, направляя огонь на российских военнослужащих. И кто из наших телезрителей удивится или не поверит, если завтра им скажут, что вчерашняя авиакатастрофа - это дело рук недобитых несогласных внутри страны, исламистских отморозков и их заокеанских хозяев.

Но это завтра, и это сюжеты и темники для ток-шоу с их темпераментными ведущими и импульсивными гостями в студии. А что говорить сегодня, когда погибли 92 человека, все граждане РФ, среди них доктор Лиза, и непонятно, какая из причин падения самолета хуже: техническая неисправность или теракт? Чудовищный бардак при организации важнейшего пропагандистского спецмероприятия или провал спецслужб? Кто страшнее: враг внутренний, причем не пятая колонна, а самые что ни на есть родные люди из авиационного персонала, или террористы, способные проникать даже на аэродром олимпийского Сочи и закладывать бомбу? На дальних рубежах, да.

Впрочем, сегодня можно еще ничего не говорить, поскольку следствие только начато и не исключено, что и сам Владимир Владимирович пока теряется в догадках, одна другой безысходней, и ждет докладов от разных министерств и ведомств. Сегодня день траура и скорби, и больно за них за всех, летевших в Сирию, и тем тяжелей читать многочисленные комменты на пространствах Рунета, свидетельствующие о том, что уровень озверения и ненависти в русскоязычном мире давно уже достиг ближневосточных громокипящих высот. Виртуальный джихад здесь идет полным ходом, словно не православные сшибаются в ожесточенных дискуссиях, а сунниты с шиитами, и это тоже понятный итог разных победоносных путинских войн - от грузинской и украинской до сирийской.

И ниоткуда, вообразите себе, просто так не уйдешь, поскольку невозможно переписать историю или хоть смягчить тональность некоторых ее страниц. Правда, время залечивает раны, но для их исцеления требуются годы и десятилетия мирной жизни и покаяние за нанесенные увечья. За аншлюсы и за референдумы. За развязанные гражданские войны и за бомбежки. За пролитую кровь и за многолетнее невыносимое вранье. Причем осознавать содеянное и каяться надлежит не только ради других, но прежде всего ради себя. Ради благополучия своей страны и своих граждан, которые ныне обречены платить по счетам неправедных войн, военных преступлений и политических ляпов. Виновные и невиновные, причем невиновные - куда чаще.

Как, например, в Сирии, в широком смысле. Откуда не надо уходить. Из Сирии надо бежать сломя голову.

Илья Мильштейн, 26.12.2016


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей