О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Границы допустимого

Илья Мильштейн, 25.11.2016
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Грубо говоря, это была шутка. Да он и сам тут же сознался, что пошутил. Одаренный ребенок, отвечая на прямо поставленный вопрос, сообщил президенту, "где заканчивается граница России", и тот моментально среагировал: "Граница России нигде не заканчивается". И засмеялся, и всем, конечно, стало смешно.

Есть же старый советский анекдот на заданную тему, наверняка известный председателю попечительского совета Русского географического общества Владимиру Путину. "С кем граничит Советский Союз? - С кем хочет, с тем и граничит!" В ходе процедуры награждения вундеркиндов Владимир Владимирович эту хохму вспомнил и творчески развил.

Другой вопрос, кто и как шутит и чему при этом смеется. В интеллигентских кругах, понятное дело, анекдот рассказывали с презрением и насмешкой над Софьей Власьевной. А вот охранители, включая гэбешников, вероятно, вкладывали в него расширительный захватнический смысл и усмехались горделиво. Типа куда хотим, туда и лезем. Оттого Путин и не сдержался, услышав, как школьник ограничивает его владения Беринговым проливом, а дальше, мол, уже Америка. Ответ мальчика рассмешил отца нации, и старый анекдот обогатился новым содержанием.

Однако границы имеются, подтверждением чему служит резолюция Европарламента, в которой говорится о необходимости противодействовать враждебной пропаганде. Правда, речь идет о границах приличий, но эти границы порой нуждаются в защите никак не меньше границ государственных, и здесь как раз тот самый случай. Жертва гибридной войны, Европа уже два с половиной года как минимум является объектом тотальной спецоперации, целью которой состоит в запугивании и оболванивании ее жителей.

Перед собирательной "Рашей тудэй" поставлена дерзкая и увлекательная задача: сотворить с европейцами примерно то же самое, чего удалось достичь, распространяя сигнал прямо в головы российских телезрителей. Задача еще далеко не решена, но идущие за Путиным постепенно осиливают дорогу при деятельной помощи иных специальных служб. И тут вдруг такая засада: резолюция.

Хуже того. В документе, за который проголосовали 304 парламентария, собирательная "Раша тудэй" прямо приравнивается к агитационным ресурсам джихадистских группировок, в Раше запрещенных. Указываются также названия, адреса и явки разнообразных российских учреждений и ведомств, занятых промывкой мозгов европейцев и европеянок. Телеканал RT, агентство Sputnik, фонд "Русский мир", Россотрудничество... Разоблачаются методы, при помощи которых труженики нашего агитпропа, просачиваясь сквозь кордоны, окучивают граждан Евросоюза. Обозначаются формы сопротивления.

Короче, "вторжению без оружия" (под такими примерно заголовками выходили ветхосоветские книжки, посвященные вредительской деятельности западных подрывных пропагандистских центров) европейские парламентарии стремятся поставить хоть какой-то заслон. Впрочем, не вполне понятно какой, поскольку качественная западная пресса существует и так, без поддержки Европарламента, и было бы даже странно, если бы в госбюджет Франции или Германии закладывались средства на "Монд" или там "Зюддойче цайтунг". А русскоязычные оппозиционные СМИ, в метрополии и в послании, выживают как могут и еле дышат, и ситуация едва ли изменится.

Тем не менее печальная весть о пробудившейся к жизни и к противодействию Европе отзывается болью в сердцах многих россиян. Особенно тех, кто в той или иной мере причастен к созданию и напряженному функционированию ныне действующей пропагандистской машины. Волнуется Мария Захарова, более всего оскорбленная тем, что Россию уподобили ИГИЛу, и называющая документ "поганой бумажкой", "официальным преступлением" и разными другими словами. Негодует Франц Клинцевич, предлагая нацелить на проголосовавших ядерное оружие. Грозится "плохими последствиями" и Вячеслав Володин, и подведомственные ему парламентарии тоже вне себя.

Но горше всех, конечно, Путину, и это проявляется в его совсем уж анекдотической реакции на вопрос журналиста по поводу резолюции. Оказывается, Владимир Владимирович не в курсе, он только от вопрошавшего узнал о решении Европарламента и по-человечески потрясен. Потому, должно быть, и клеймит противников "открытой дискуссии", которые "пытаются до сих пор учить демократии" россиян и "что-то запрещать". Хотя о запрете российских СМИ федерального подчинения в документе не сказано ни слова.

Да и как их запретишь, когда кругом сплошная глобализация и всеобъемлющая Маргарита Симоньян граничит с кем хочет и куда хочет вводит свои оккупационные войска. Все-таки Европа - это не Северная Корея и даже не Китай. От наседающих троллей она может отбиваться только резолюциями, и Владимир Владимирович недаром поздравляет и благодарит их, "журналистов RT и Sputnik за результативную работу".

Но все же он огорчен и ему не до шуток. Казалось бы, столько людей в этой Европе подкуплено, закошмарено или заморочено, столько денег на них угрохано, столько потрачено сил. И все впустую, как выясняется, когда собираются эти европейцы и довольно твердо указывают границы допустимого и довольно точно определяют рубеж, за которым политик превращается в отморозка, а журналистика оборачивается пропагандистской брехней.

Эту черту легко пересечь, но трудно, невозможно при этом сохранить репутацию нормального журналиста, нормального человека, нормального государства. Там, понимаете ли, не мальчики собрались, в Европе, но взрослые люди, с весьма отчетливыми представлениями о должном и недолжном. И тот, кто раз за разом переходит границы дозволенного, на самом деле ограничивает себя. Это еще называется изоляцией, и скверный советский анекдот оказывается очень к месту. Напоминая о невеселой судьбе нерушимого Союза, который с кем хотел, с тем и граничил, пока не исчез со всех географических карт.

Илья Мильштейн, 25.11.2016


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей