О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

в блоге "Им можно всё"

Vip Мария Томак (в блоге Свободное место) 11.09.2016

21792
Реклама

В Беслане я почти проездом из Чечни, с судилища над украинским политзеком. Я не могла не повидаться с женщинами, которых 1 сентября, в годовщину теракта, избили, задержали и судили за майки с лозунгом "Путин - палач Беслана". Нападению подверглись также журналистки Елена Костюченко и Диана Хачатрян.

Сопредседатель комитета "Голос Беслана" Элла Касаева не хочет встречаться возле мемориала на бесланском кладбище. Говорит, небезопасно, могут напасть, лучше дома.

"Пасут", - говорит Элла, кивая на "жигуль" через дорогу. Автомобиль с затемненными стеклами пристроился на автозаправке напротив. Элла захлопывает калитку. Чуть позже к нам присоединяются две другие участницы "Голоса Беслана" - Жанна Цирихова и Светлана Маргиева. Удивляются, узнав, что я из Киева. Элла интересуется ситуацией в Украине, уголовными делами украинцев. Неожиданно находим много общего в методах работы ФСБ здесь и в Украине. Вспоминаю о титушках на Майдане. "Вы хотя бы солидарны", - говорит Элла.

Она уверена, что атака силовиков на "Голос Беслана" - инициатива не районного масштаба: "Они согласовывали каждое действие: звонили куда-то и советовались. Даже протокол в РОВД мы составляли на протяжении 6 часов".

Светлана Маргиева придерживается другого мнения: "Наверно, это все-таки местная инициатива. В другие годы такого давления на нас не было. Возможно, хотели запугать, но мы не из пугливых". Эта невысокая седая женщина с тихим голосом 1 сентября пыталась вырвать Эллу из рук полиции, но получила настолько сильный удар по затылку, что ее стошнило. "Я думала, что нас везут на пытки", - вспоминает Светлана.

"Напугать хотели скорее всего, - поддерживает ее Жанна Цирихова. - У меня такое ощущение, что администрация нашего города, у которой мы как бельмо в глазу, могла сориентировать отдел, сказать им: это на вашей совести. Ведь они (чиновники администрации. - М.Т.) даже близко к нам не подошли. Думаю, они заранее знали, что будет, и сориентировали [полицию] на более жесткие меры, чтоб нам неповадно было и чтоб мы держали язык за зубами".

86846
Слева направо: Светлана Маргиева, Элла Кесаева, Жанна Цирихова. Фото автора

Постановление Правобережного райсуда женщины собираются обжаловать, сейчас готовят апелляцию в Верховный суд Северной Осетии. Штрафы и обязательные работы присудили за несогласованную акцию и "неповиновение законному требованию сотрудника полиции".

- Что это за законное требование? - возмущается Элла. - Была применена грубая сила: люди с автоматами, в бронежилетах непонятно почему насильно заталкивали нас в машину. Ощущение было такое, что нас захватывают террористы. Они по большей части были одеты в гражданское. Даже, как потом оказалось, заместитель начальника РОВД... Уровень агрессии в стране возрастает. Точка невозврата, наверное, уже пройдена. И если есть приказ - можно все.

- Но формально сотрудники ФСБ в этом не принимали участия?

- Как не принимали? Принимали! Во-первых, когда мы только вышли из дома в 8 часов утра, через дорогу уже сидел сотрудник ФСБ, житель Беслана, которого мы давным-давно, все 12 лет знаем и который всегда присутствовал на всех наших акциях. Оттуда и пошел сигнал.

3 сентября, уже после суда, на Кесаеву и журналисток "Новой газеты" напали люди в майках с надписью "Антитеррор".

- 1 сентября их было около 100 человек, а 3-го еще больше, и все гражданском, - вспоминает Элла. - После шестичасового пребывания в РОВД я запомнила очень многих сотрудников и 3-го числа увидела их же, но уже переодетых. Некоторые даже здоровались со мной. Но были среди них и очень подготовленные молодые люди в футболках. Есть версия, что это были офицеры из СОБРа (Специальный отряд быстрого реагирования МВД. - М.Т.).

3 сентября, когда мы присели на лавочку и я подняла бумажку, увидела, как вся эта толпа, более 100 человек, следит за моими руками и за этой бумажкой. Тогда я поняла, что все они по нашу душу и что после 1 сентября не было указания "прекратить", было указание "усилить". Люди испугались чистого листа бумаги. Что я могла там написать? Потом этот абсолютно чистый лист у меня выхватили при проходе через рамку, и кто-то из наших видел, как они слюнявили пальцы и терли эту бумажку. Видимо, думали, что что-то проявится.

В тот день у меня отобрали видеокамеру. Мне кажется, это произошло потому, что я сняла кого-то, кого нельзя было снимать. Догадываюсь, о ком идет речь. Даже в Ютубе есть кадры с неизвестным мне человеком в светлой рубашке (судя по всему, речь идет об этом видео. – М.Т.), он не местный, приезжий, русской национальности. Он подходил исподволь к руководству и давал указания, как действовать. Конечно, все эти годы за нами следят, телефоны прослушивают. Но, как правило, на годовщине присутствуют один-два человека, а так, чтобы вживую "пасли" по десять человек, это впервые.

Участники "Голоса Беслана" пойдут до конца.

- Вопреки сильнейшему давлению, открытию уголовных дел, приписыванию нам избиения судьи и приставов, лишению юридического лица нашей организации, 477 заявителей подали жалобу в Европейский суд по правам человека. И суд уже признал приемлемость жалобы - речь идет о нарушении трех основных статей Конвенции. Они давят, но мы делаем свою работу. Так мы понимаем наш долг перед памятью. Не цветы возлагать 12 лет подряд, а сделать так, чтобы подобная трагедия не повторилась. Вот это память.

186 детей погибло. Для чего такую жертву принесли? Что поменялось в стране после Беслана? Какие выводы сделали? Никаких. Бесланской агрессии не была дана оценка, и силовые структуры, которые убивали, они продолжают служить и продолжают свою агрессию. Многие из тех, кто исполнял тот приказ, наверное, долгие годы думали: вот-вот придут, вот-вот придут. Не пришли. Безнаказанность. Значит, так можно. И вот теперь Украина, и не только. Много-много маленьких трагедий по всей стране. Эта агрессия выливается на весь народ.

- Кто-то из силовиков просил прощения перед вами лично или вообще перед матерями Беслана? Хотя бы чисто по-человечески?

- Я не припомню. Хотя был один сотрудник ФСБ Ингушетии, который пришел в суд по вызову и сказал к нашему удивлению: да, я виноват тоже. Он потом погиб в авиакатастрофе. А вот чтобы наши руководители ФСБ, МВД, или кто-то из генералов, которые, в общем-то, были первыми действующими лицами - генералы Тихонов и Проничев, - нет.

Мы поняли такую истину: есть в стране люди, которые вне закона. Что бы они ни сделали, их в суд вызывать нельзя, их никто не допрашивает, наоборот: за то, что они творят, государство дает им звездочки Героев. Тихонову - за "Норд-Ост", Проничеву - за Беслан.

Все эти годы Кесаева и ее соратники вели собственное расследование.

- "Голос Беслана" - это 30 человек. Если точнее - 28, двое умерли. Расследование мы проводили тщательно. Как следователь допрашивает всех независимо от своего отношения к тому или иному свидетелю, так и мы встречались и опрашивали всех людей, которые могли помочь восстановить ход событий. Я встречалась, в том числе за границей, со всеми, кто имеет хоть какую-то информацию, будь то журналист Бабицкий, который взял интервью у Басаева, или сын Масхадова.

Абсолютно точно могу сказать, что Масхадов никакого отношения к захвату в Беслане не имел. Нет никаких доказательств, которые бы свидетельствовали, что он был организатором. Более того, он трижды изъявил желание договориться, чтобы ему дали возможность приехать сюда. Но, конечно, руководство страны приняло решение, что Масхадов не должен оказаться спасателем бесланских детей. Потому его сразу же объявили преступником.

Когда-нибудь люди с удивлением обнаружат, что уголовное дело полностью сфальсифицировано. Все следы, которые мы нашли, указывают на Федеральную службу безопасности. И сейчас мы понимаем: в этом государстве власть только за себя. Они подставили наших детей, они убили наших детей, они скрывают свое преступление.

Каждый из свидетелей, чьи показания мы отправили в Страсбург, по два-три часа давал свидетельские показания в этой комнате. Мы их распечатывали и под их личную подпись отправляли в Европейский суд. Мы записывали на диктофон судебные заседания, делали замечания к каждому протоколу и требовали, чтобы их приобщили. В большинстве случаев их приобщали, они получали юридический статус и также направлялись в Европейский суд. Это огромная работа. Эксперт Юрий Савельев в своем докладе, а также парламентская комиссия пришли к выводу, что два взрыва были извне. То есть на момент, когда бандиты развесили цепочку самодельных взрывных устройств, почти все были живы, все дети были живы - и вдруг эти два выстрела.

Неужели вертикаль власти стоила того, чтобы убить такое количество людей? Ведь они мучились, как на войне. Мои племянники видели, как убили их отца, он до вечера пролежал в крови. Это уму непостижимо – такие страдания. Ради чего? Ради того, чтобы он укрепил свою власть? Он должен был уже давно сидеть, а он руководит страной. И мы при этом должны молчать?

Кесаева надеется на Страсбург.

- Скорее всего решения ЕСПЧ осталось ждать не больше года. Мы абсолютно не переживаем за его исполнение. Мы отдаем себе отчет в том, что это руководство само себя не расследует и не посадит. Это же понятно. Но решение международного независимого суда - это навечно. И когда-нибудь оно вступит в силу и виновники понесут наказание. Мы абсолютно уверены, что решение ЕСПЧ поставит точку по Беслану.

Документы, которые в ЕСПЧ направлялись государством, мы получили только благодаря Европейскому суду, здесь нам никогда никто ничего не передавал. Мы обвиняем силовиков, а они свою невиновность доказывают протоколами допросов сотрудников ФСБ - "Альфы", "Вымпела"… Более того, эти допросы – анонимные и представлены примерно в такой форме: "Применяли ли миномет "шмель"? Нет-нет-нет. Применяли ли танки? Нет-нет-нет". В Европейском суде 228 таких протоколов. Какой юрист такие аргументы примет всерьез?

Другой комитет - "Матери Беслана" - отмежевался от акции протеста 1 сентября. Элла говорит, что они запуганы.

- Есть матери, которые все эти годы не сидела дома, а пытались понять, что произошло, проводили расследование и свои эмоции выливали в общее и нужное дело. А есть и такие, которые от ужаса никуда не выходят, и сейчас они в самом стрессовом состоянии. Но и те и другие понимают, кто есть кто, что произошло и кто виновники.

"Я бы не стала так писать", - сказал кто-то из "Матерей Беслана" о надписи про Путина. Одна из нас ответила: "Я написала то, что ты думаешь". Они так думают, но - страх. Вот в чем дело.

Кесаева говорит, что все эти годы получает электронные письма и смс со словами поддержки от самых разных людей. Она открывает тетрадку и зачитывает: "Мы с вами", "Спасибо и простите нас", "Вы не одни, не сдавайтесь", "Я плачу вместе с вами", "Вы героини, а Россия будет свободной", "Невероятное позорище. Спасибо вам".

- Мы это себе выписываем каждый раз после таких акций, собираемся и читаем вслух. В Питере акция, в Москве акция, в Сибири где-то акция. В спортзале, когда мы стояли в футболках, к нам подходили и нас обнимали тоже абсолютно неизвестные нам люди. И за каждым из них следом шел сотрудник. Что они им дальше говорили? Бог им судья.

Элла извиняется и выходит: у нее много работы. Мы остаемся в комнате со Светланой и Жанной. Минут 10 спустя звонит мобильный. Светлана достает из полиэтиленового пакета простой аппарат. Рингтоном - детский голос: "Дорогая мама, я тебя люблю".

Спрашиваю Светлану, когда все-таки прекратится официальная ложь о бесланской трагедии. "Я думаю, это произойдет тогда, когда эта структура рухнет и Путина уже не будет. Тогда всем скажут нашу правду. А мы эту правду знаем".


Материалы по теме

Комментарии
User scorsese, 11.09.2016 20:17 (#)

Все кто взрывали спящих людей в Москве, морпехов в Каспийске , людей в Норд Осте , детишек в Беслане , пассажиров самолетов , пассажиров метро и поездов , "Рижская" , на кого работал Пуманэ с МОН-50 и пр. - будьте прокляты . Конец ваш - ад. Не забудем и не простим.

(комментарий удалён)
User milka_gorilka2, 11.09.2016 21:08 (#)

По крайней мере один был. В одной из предыдущих статей девушек-журналисток говорится, что когда у одной из них мужик отнял мобильник, в то время как она снимала облитую зеленкой коллегу и демонстративно медленно пошел прочь на виду полиции, то на него напал один из местных жителей и повалил, но к нему тут-же подбежали видимо фсбшники, скрутили, затолкали в машину и увезли.

User tatic, 11.09.2016 22:09 (#)

Только члены...

User shpritz, 12.09.2016 11:09 (#)

Увы, и не только в Беслане.
Зато какими бесстрашными и воинствующими пытаются казаться ватники в ТВ. "замочим Эрдогана, ИГ, Америку, чухонцев". Тьфу, блять, трусливые скоты.

User anubis_01, 12.09.2016 10:14 (#)

Спасибо Марии Томак за прекрасный материал.

То что Беслан это дело рук ФСБ был ясно с первых дней, как на видео засветился "персонаж" спокойно выходящий из оцепленной школы перед расстрелом, как родственники погибших и пострадавших нашли на крышах девятиэтажек окружающих школу тубы от Шмелей (реактивный огнемет) и РПГ

Марина, у Вас очень много неточностей в статье. Существенных неточностей, от чего меняется смысл наших действий, нашей работы по проведению независимого расследования. Я вам написала об этом. И ещё: слово "пасут" не входит в мой лексикон.

Анонимные комментарии не принимаются.

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:

Комментарии от анонимных пользователей не принимаются

Войти | Зарегистрироваться | Войти через:


Реклама

Выбор читателей