О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:
Доступные в России зеркала Граней: https://grani-ru-org.appspot.com/blogs/free/ | http://mirror715.graniru.info/blogs/free/

Блог: Свободное место

Здесь размещают свои сообщения члены клуба "Граней.Ру".
Список членов клуба →


:

Дело об убийстве Немцова: последние дни

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 21.06.2017

7

Вопросы для присяжных

Сегодня судья Житников огласил (пока только для адвокатов и зрителей) вопросы, на которые должны будут ответить присяжные. Как и положено по закону, начинается все с того, достоверно ли установлен факт гибели Немцова в результате огнестрельных ранений (и всех известных обстоятельств убийства).

Дальше спрашивается о вине каждого из подсудимых. Но в каждый из вопросов втиснуты все вместе. Звучит это примерно так: "Доказано ли, что Дадаев, совместно с Губашевыми, Бахаевым, Эскерхановым и лицом, погибшим в ходе задержания (Шавановым), - далее идет практически переписанный из обвинительного заключения длинный текст о том, как совершалось убийство по версии обвинения (согласился убить за деньги, приобрел оружие, жилье и автотранспорт, тайно следил, стрелял на мосту, скрылся) - сделал вот все это?"

То же о каждом. Интересно: если присяжные сочтут невиновным кого-то из пятерых (например, о практическом отсутствии доказательств по Бахаеву говорили даже адвокаты потерпевших Прохоров и Михайлова), то как они смогут это обозначить? Допустим, по пункту "доказано ли, что Бахаев совместно с Дадаевым, Губашевыми и пр." они ответят "нет". А про Дадаева и Губашевых - "да". Но ведь тот же Анзор Губашев сделал это "совместно с Бахаевым". Выходит, присяжные должны будут противоречить сами себе?

Завтра адвокаты должны представить свои соображения по вопросам. Я думаю, спор будет серьезный.

Финал прений

89934
Прокурор Мария Семененко

Накануне были "реплики" - последняя фаза прений сторон. Продолжилось состязание в бутафории. Еще в прениях адвокат Дадаева Марк Каверзин принес обширную (по размерам Немцова) белую рубашку на вешалке с отмеченными красной краской пулевыми отверстиями. В ответ на это в репликах прокурор Семененко выставила уже объемный проволочный манекен, пронзенный вязальными спицами (они обозначали направление пулевых каналов). Адвокат, доказывавший, что последний выстрел был сделан спереди, проиграл. На его плоском манекене действительно дырка от пули, попавшей в бок, оказалась спереди. На объемном все встало на свои места - выстрел был сбоку. Правда, что это дает каждой из сторон, осталось неясным: как конкретно стрелял убийца, как падал Немцов, нам так никто и не объяснил. Хотя, думаю, в следственном эксперименте можно было хотя бы постараться воспроизвести все траектории.

Семененко продолжила развивать поток новых идей, с которыми мы не сталкивались в ходе суда. В прениях она рассказала о "плане Б" и разбиении преступной группы на две части, о "техническом гении" - специалисте по связи Бахаеве. В репликах появились новые определения.

1. Для Эскерханова, оставшегося в одиночестве и задержанного в квартире на Веерной, когда все оттуда сбежали, нашлась роль "ключника" - хранителя картиры. Вообще прокурорская фантазия в отношении Эскерханова работала наиболее живо: накануне нашлось объяснение его пребыванию в гостинице "Украина" и в ночном баре (которые, казалось бы, не имеют никакого отношения к убийству).

О не допущенной к просмотру записи из "Дюран-бара", где Эскерханов был вместо предполагаемого "Арбата": "Никакого смысла не было смотреть эту запись, поскольку само убийство и не вменяется Эскерханову, ему алиби не нужно". Да, но вы же его вчера обвинили в том, что, находясь в арбатском баре (где он не был), он "страховал" брошенный неподалеку после убийства ЗАЗ. Где логика?

2. Обо всех подсудимых было сказано, что мы имеем дело с "организованной группой хорошо подготовленных умных людей". Это, правда, несколько противоречит обилию оставленных ими повсюду следов и "засветке" на десятках видеокамер. Особенно высок, видимо, интеллект "ключника" Эскерханова, оставшегося дожидаться следователей на главной "малине".

3. Был подвергнут обструкции адвокат Каверзин, "грубо исказивший перед присяжными данные следствия, заявив, что на шесть выстрелов у Дадаева было 2 секунды". На самом деле в экспертизе сказано 2,4 секунды. При этом Семененко зачем-то продолжала упорно настаивать на первоначальной версии, по которой Дадаев выстрелил три раза, потом отошел, обернулся, увидел приподнимающегося Немцова и выстрелил еще три раза. Все за 2,4 секунды.

Еще несколько фраз прокурора.
"Все, что тут говорилось о заказчиках, - это просто так, чтобы поговорить!"
"Почему водитель не может быть заказчиком? Даже если бы Мухудинов был водителем Дадаева, он все равно мог ему заказать убийство Немцова".
"Даже если Дадаев не покупал ЗАЗ, разве он не мог совершить убийство?" (при том, что покупка машины, по мнению обвинения, одно из главных доказательств вины Дадаева).
"Якобы суд не дал допросить всех свидетелей! Пусть сами приведут их, суд не сможет отказать!" Сразу представил себе Вадима Прохорова, пробирающегося горными чеченскими тропами, чтобы захватить и доставить в суд Руслана Геремеева.
"Мы недаром провели это время - суд рассмотрел 38 экспертиз из 65 находящихся в деле, допросил 38 свидетелей". Оставив зияющие дыры в доказательной базе.

Весь этот бред - это, с одной стороны традиция отечественного правосудия. А с другой, в деле есть куча объективных материалов, в том числе говорящих о причастности к истории некоторых из подсудимых, еще больше можно было добыть, если бы следствие в один момент не прекратило работу.

Нельзя сказать, что защита проявила в процессе чудеса изобретательности и последовательную позицию. Но я намеревался проследить методы работы гособвинения, поэтому адвокатов оставим за скобками.


Свобода для диктатуры

Vip Александр Скобов (в блоге Свободное место) 19.06.2017

59

Вспомните, какой оптимизм излучал Сергей Лавров, когда он охарактеризовал прошедшую в мае встречу с госсекретарем США Тиллерсоном как "свободный от идеологических догм разговор, ставящий целью решение конкретных вопросов международной повестки". Трудно сказать, обманывал Лавров сам себя, или это был способ навязывания партнеру собственного видения мира. Однако, вне всякого сомнения, слова Лаврова отражали его представления о том, как надлежит вести международные дела.

Что же значит в понимании Лаврова решать дела чисто конкретно и без идеологических догм? Это становится ясно из давешнего комментария российского МИДа к решению президента США Трампа вернуть часть санкций в отношении Кубы, отмененных президентом Обамой. Трамп заявил, что санкции будут сняты лишь тогда, когда режим в Гаване освободит всех политзаключенных, легализует политическую оппозицию и проведет конкурентные выборы.

В представлении Кремля и МИД РФ это именно то, как не следует вести международные дела. "Мы против эмбарго, блокад, санкций и разделительных линий. Мы за диалог, сотрудничество и наведение мостов, общение без диктата и попыток вмешательства извне во внутренние дела суверенных государств", - заявляют мидовцы. А новая линия американской администрации в отношении Кубы, видите ли, "возвращает нас к уже подзабытой риторике в стиле холодной войны".

Предъявлять правительствам других стран требование освободить политзаключенных, легализовать политическую оппозицию и провести конкурентные выборы - это незаконное вмешательство во внутренние дела суверенных государств с точки зрения Вестфальской системы международных отношений. Основополагающим принципом этой системы было признание неограниченного государственного суверенитета, который долго понимался как "суверенитет государей", то есть неограниченная власть правителей над подведомственным населением.

Но Вестфальской системы давно нет. После нее были Венская, Версальская и, наконец, Ялтинско-Потсдамская. И каждая новая система международных отношений вводила все новые ограничения государственного суверенитета - как "снизу", так и "сверху". Как в плане ответственности государства перед собственным населением, так и перед другими государствами, перед их сообществом. Каждая новая система международных отношений несколько расширяла круг вопросов, выведенных из категории сугубо внутренних дел.

Основополагающим принципом Ялтинско-Потсдамской системы международных отношений является выведение из категории сугубо внутренних дел вопросов, касающихся прав человека. Этот принцип закреплен в важнейших международно-правовых актах: Уставе ООН, Всеобщей декларации прав человека, Пакте о гражданских и политических правах, Пакте об экономических, социальных и культурных правах. Против государств, игнорирующих эти нормы, как минимум должны применяться экономические санкции. Цивилизованное сообщество вправе и обязано как минимум не пускать такие государства за общий стол. И если механизм введения этих санкций на международном уровне парализован присутствием в СБ ООН государств, не пошедших в своем развитии дальше XVII века, то государства, ушедшие в своем развитии несколько дальше, могут хотя бы ввести такие санкции в одностороннем порядке. Сказать: "Мы не считаем возможным иметь дело с этими людьми".

Но для нынешних обитателей Кремля это диктат и разделительные линии. Кремль против разделительных линий между государствами, защищающими принципы современного международного права, и государствами, эти принципы игнорирующими. Это и есть в понимании Кремля быть свободным от идеологических догм в международных отношениях. Это значит освободиться от тех идеологических догм, которые лежат в основе современной системы международных отношений.

В основе современной системы международных отношений действительно лежат определенные идеологические догмы. Идеологические догмы либерализма. Догмы приоритета прав человека. Кремль предлагает освободиться от догм приоритета прав человека и поставить на их место догмы приоритета права диктаторов бросать в тюрьмы своих оппонентов, запрещать политическую оппозицию и лишать граждан права на участие в решении государственных дел через конкурентные выборы.

Политика, в том числе международная, не может быть свободна от идеологии. Призывая освободить международную политику от либеральной идеологии, Кремль просто хочет утвердить в ней собственную идеологию. Консервативно-охранительную идеологию XVII века. Чтобы оградить собственное право бросать в тюрьмы своих оппонентов, запрещать политическую оппозицию и лишать граждан права на участие в решении государственных дел через конкурентные выборы. Идеология Кремля - это отрицание всего пути, пройденного человечеством после XVII века. Кремль хочет вернуть мир в XVII век.


Петербургский беспредел

Vip Александр Скобов (в блоге Свободное место) 16.06.2017

59

Петербург под впечатлением беспрецедентного, серийного, конвейерного беспредела со стороны властей. Причем не столько во время "винтилова" 12 июня ("винтили" как обычно - такое Питер видел неоднократно), сколько после.

Необоснованное задержание на длительный срок (48 часов), оставление задержанных без воды, горячей пищи, мест для сна, постельных принадлежностей, плохие санитарные условия, на что справедливо обращает внимание питерский омбудсмен Шишлов, - все это тоже новость разве что для него. Уже лет десять после каждого массового "винтилова" задержанных стараются держать в "обезьянниках" до предела, допускаемого по статье КоАП.. Если статья предполагает в качестве наказания административный арест, можно предварительно задерживать на срок до 48 часов. Вот и держат до упора, хотя теоретически имеют право выгнать сразу под расписку об обязательстве явиться в суд по повестке. Это стандартный прием давления и запугивания.

Ну а что касается еды, места для сна и постели, то в отделах милиции-полиции этого всего отродясь не было. Еду и воду передают с воли. Если дяденьки-мусора добрые и разрешают передать. В тех обезьянниках, в которых есть деревянные полы, спят прямо на них. Где полы бетонные - спят на узеньких лавочках. Если задержанных много - по очереди.

Схема осуждения по очевидно фальшивым рапортам и протоколам тоже была вполне стандартная. И в том, что эти "суды", вопреки многочисленным решениям ЕСПЧ, рассматривают в качестве правонарушения само присутствие на "неразрешенной" акции, тоже ничего нового.

Новым было стремление провести если и не все, то почти все суды над задержанными до истечения предельного срока предварительного задержания. Ничего не переносить, прогнать все дела разом, несмотря на перегрузку судебно-полицейской машины. До этого, когда счет задержанных шел на сотни, большую часть судов переносили на более поздний срок. И потом судили ни шатко, ни валко в разное время. Процесс рассмотрения дел растягивался на месяцы.

Новым было и количество приговоренных к административному аресту. Никогда в спецприемник для административно арестованных за Большим Домом не набивали одновременно до двух сотен "политических". Но самым главным "новшеством" было то, о чем пресс-служба г-на Шишлова упоминает скупо: "в судах нарушалось право на гласность судопроизводства, на судебную защиту, в том числе. на юридическую помощь защитников". Фактически суды были блокированы подразделениями вооруженных карателей, не пускавших в них ни публику, ни прессу, ни адвокатов.

Вот такого у нас действительно еще не было. Судья мог тупо отказываться рассматривать видеозапись задержания как "не имеющую отношения к делу", но процедуру все же соблюдал. А из этого следует очевидный вывод: было дано прямое указание игнорировать элементарные процессуальные формальности. Как минимум на уровне руководства "субъекта федерации". И если г-н Шишлов не заявит открыто и четко об этой очевидности, он не скажет о происшедшем ничего.

А теперь попытаемся разобраться в причинах питерских "новаций". Можно, конечно, предположить, что, отбросив последние правовые приличия, власти решали чисто техническую задачу. Без такого игнорирования судебной процедуры пропустить через карательно-репрессивную машину столько людей за такой срок было технически невозможно. Но нам все равно не уйти от другого неизбежного вывода: беспрецедентная по масштабам акция устрашения, демонстрация готовности "закатать всех в асфальт", не считаясь уже вообще ни с чем, вызвана паническим страхом.

Хотя протестные настроения в обществе далеко не достигли масштабов рубежа 2011-2012 годов, власти напуганы больше, чем тогда. И напугали их следующие новые явления в протестном движении:
1.Беспрецедентное количество людей, готовых выходить на "запрещенку" без экстраординарного "информационного повода". И 26 марта, и 12 июня повод был более чем обыденный. До этого оппозиция в целом негативно относилась к "несанкционированным акциям" и шла на них лишь в самых крайних случаях.
2. Небольшой временной промежуток между двумя крупными несанкционированными акциями. До этого каждая крупная акция, сопровождавшаяся разгоном, массовыми задержаниями и осуждениями участников, повергала протестное движение в многомесячную депрессию.
3. Изменение возрастного состава участников. В протестное движение включилась заметная часть поколения, "ничего не знавшего кроме Путина". Правящая элита привыкла считать, что ему надежно привиты ценности конформизма, послушания, принятия сложившейся иерархии как данности. А ведь это поколение скоро будет определять облик общества.

И вот здесь я хочу возразить слишком обеспокоенным тем, что это политически неопытное поколение слишком доверчиво к вождям. Слишком хочет найти себе вождя. Нашло себе вождя, который слишком все упрощает. Ориентирует на борьбу со следствиями социального зла, не углубляясь в его причины. Ведь воровство и коррупция во власти - не главное.

Полноте. Путинское поколение выходит на улицы не за вождем. Оно вполне независимо и самодостаточно. Да, Навальный сумел его растормошить, дать "информационный повод" выйти на улицу. Но оно уже переросло Навального. Оно вполне в состоянии понять, что воровство и коррупция во власти - не главное. Его просто тошнит от путинщины со всем ее конформизмом, цинизмом, враньем, поповским мракобесием, "патриотической" долбежкой мозгов и великодержавными понтами. Оно хотят все это снести. И если глава временного революционного правительства Навальный попытается сохранить путинизм без Путина, оно снесет и Навального. Не пытайтесь вести за собой это поколение. Лучше просто поддержите его.


Дело Дмитриева: битва за историю

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 06.06.2017

7

Сегодня в "Мемориале" состоялся пресс-брифинг по карельскому делу Юрия Дмитриева. После вчерашнего закрытого заседания суда в Петрозаводске в Москву приехали дочь Дмитриева Екатерина Клодт и адвокат Виктор Ануфриев.

Адвокат рассказал, что девочка Наташа выступать в суде не будет. Ее дважды допрашивали на следствии, и показания оглашены в суде - абсолютно ничего бросающего тень на отца она не рассказала, подтвердив только, что он ее несколько раз фотографировал. В обвинении присутствуют лишь 9 из 144 приобщенных к делу фотографий - 3 маленьких "фотосессии", в которых она сфотографирована "протокольно" с трех сторон. Остальные снимки, на взгляд экспертизы, никакого криминала не составляют - обычные семейные фото.

Под "развратными действиями" (вторая статья после "изготовления порнографии") обвинение понимает то же фотографирование. Экспертиза, касающаяся третьего обвинения - в незаконном хранении оружия, - проведена самими же "людьми в погонах" и не смогла назвать "огнестрельным оружием" обломок старого ружья 60-летней давности.

Главное, на взгляд адвоката, - серьезные процессуальные нарушения в ходе следствия. Единственный довод обвинения - экспертиза - была назначена без уведомления Дмитриева и его адвоката, что прямо нарушает УПК: защита должна иметь право внести в постановление об экспертизе свои вопросы и высказать мнение о предлагаемых экспертах. Адвокат подал жалобу и ходатайство о повторной экспертизе, которые были отклонены.

Мне показались странными слова адвоката о том, что суд в Петрозаводске вряд ли удастся выиграть, поскольку это явная инициатива местных властей. Поэтому он серьезно рассчитывает на справедливое решение в апелляционной инстанции. Понятно стремление быть реалистом, но в адвокатском сообществе не особо принято демонстрировать пораженческую позицию. Возможно, впрочем, это сделано, чтобы показать реальную опасность ситуации и призвать к более активной общественной реакции. Пресс-брифинг так и назывался: "ЮРИЙ ДМИТРИЕВ. УГОЛОВНОЕ ДЕЛО VS ДЕЛО ЖИЗНИ?”. Журналистам напомнили, что при обвинительном приговоре человеку с этими статьями нелегко будет выжить на зоне.

Другую тему поднял соратник Дмитриева по составлению Книг памяти - Анатолий Разумов, член Петербургской комиссии по восстановлению прав реабилитированных жертв политических репрессий. Оказалось, что сегодня в Петрозаводском университете проходит круглый стол, призванный доказать, что захоронения в Сандармохе - дело рук финнов, расстрелявших там советских военнопленных. Именно это стремление переписать историю, по его мнению, и лежит в основе дмитриевского дела.

Сергей Кривенко, член постоянной комиссии СПЧ по исторической памяти, считает главной причиной преследований стремление властей не допустить присутствия 5 августа на традиционном Дне памяти в Сандармохе иностранных, в особенности украинских и польских, представителей. Официальные власти в этом году отказались его проводить, но Дмитриев продолжал организовывать мероприятие самостоятельно.

"Мы все - и мои дети, и папа, и Наташа - были одной семьей. Мне очень трудно пережить происходящее. Вчера я хотя бы смогла дотянуться до отца, которого охранял десяток спецназовцев. Зачем все это?" - сказала дочь и заплакала.


Откуда взялась эта боль

Vip Дарья Костромина (в блоге Свободное место) 05.06.2017

12461

Процессы по "делу 26 марта" - это урезанный римейк Болотного дела. Ничего ни на йоту не поменялось: ни в том, что преступлением считается любая попытка противостоять полицейскому насилию, ни в полном отсутствии государственной реакции на это насилие, ни в затверженных показаниях страдающих от физической боли ментов. Разница в том, что нет масштабного дела о массовых беспорядках, групповых судов, нет десятков свидетелей "по митингу вообще".

Поэтому ничего концептуального тут уже не добавишь, а можно просто рассказывать, как идет дело. Всякая боль достойна своей истории, и сегодня мы расскажем историю физической боли заместителя командира 2-го опербатальона ОМОН Владимира Котенева. Согласно обвинению, Станислав Зимовец попал ему куском кирпича чуть ниже поясницы слева.

Котенев не относился к работе халатно, а надел бронежилет третьего класса защиты. Википедия говорит, что такие бронежилеты могут устоять при выстрелах из пистолета Ярыгина и при некоторых взрывах гранат. Но сила несанкционированного митингующего выше, и Зимовец шарахнул своим кирпичом так, что, по словам свидетеля Алексея Климова, который фиксировал все на камеру для МВД, Котенев ухватился рукой внизу спины слева. Эту деталь Климов зря придумал, сам Котенев такого не говорил.

Со своей болью Котенев справился бы мужественно и молча (к врачу он не ходил и рапорт об обнаружении признаков преступления не писал), но на следующий день его вызвали в СК. Там вдруг оказалось, что ему причинен физический вред. Физическим вредом должен был выступить кровоподтек в середине спины.

Котенева пришлось допрашивать еще раз, чтобы боль от удара стала блуждающей: ведь кирпич-то вроде попал не туда, где был кровоподтек. 29 марта они тужились вместе со следователем Чибисовым: "В какой-то момент я почувствовал удар в спину, примерно посередине спины, более конкретно место удара назвать не могу. В указанный момент я находился в полной экипировке, включавшей в себя бронежилет, который смягчил удар и не дал понять, в какое конкретно место он был нанесен. Тем не менее, удар был явно сильным, поскольку неприятные ощущения - боль - от этого удара я испытал".

К 12 апреля была готова экспертиза, и с кровоподтеком уже не выгорало: врите да не завирайтесь, какой нафиг кровоподтек от удара тупым предметом по бронику? Появилось и такое объяснение: "Изначально мне показалось, что удар пришелся в середину спины, так как травмирующий предмет попал в бронежилет, который смягчил силу удара". Понимайте как хотите, мне эта фраза кажется бессмысленной.

В общем, к сегодняшнему дню никакой крови в деле не осталось, а остался только скромный подполковник Котенев, потирающий ниже поясницы в воспоминаниях о пережитой боли.

89718
Алексей Климов (слева) и Вадим Котенев в коридоре суда. Фото: Грани.Ру


Убийство Немцова: версия обвинения

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 05.06.2017

7

Как нашли преступников



Свою завершающую речь прокурор Семененко построила эффектно: показывая по шагам, как было раскрыто преступление. Вот ее версия.

Следствие сразу же отвергло подозрения в отношении водителя снегоуборщика Будникова и Анны Дурицкой, проверив их показания. В чем заключалась эта проверка, я не очень понял.

Был исследован биллинг всех телефонов в районе Красной площади за период с 21:00 до часа ночи (убийство совершено в 23:31). Одновременно исследовали все камеры вокруг ГУМа и нашли на них подозрительно слоняющуюся пару.

По биллингам вычислили две "боевые трубки", которые соединялись только друг с другом. Исследуя их детализации, обнаружили, что одна из их симок переставлялась однажды (24 февраля) в другую телефонную трубку. А в ту трубку (тоже однажды, 6 декабря) вставлялась "легальная" симка Шадида Губашева. Правда, перепутали год в деле.

89707

По детализации "легального" номера Шадида поняли, что человек с этим телефоном улетел 28 февраля из Внуково в Чечню. На рейс, летевший в это время в Грозный, оказался зарегистрирован не Шадид, а его брат Анзор Губашев - он и пользовался этим номером. Просмотрев видео с камер Внуково, нашли там двух человек, похожих на тех, кто многократно засветился на камерах у ГУМа и в Трубниковском (где была брошен ЗАЗ - машина убийц) в ночь убийства. Так вычислили второго - Беслана Шаванова (как конкретно, я не очень понял; возможно, анализируя регистрацию на рейс).

На видео камер аэропорта заметили третьего - он их провожал на машине "Мерседес 007". Хозяином "Мерседеса" оказался Руслан Мухудинов, названный впоследствии заказчиком.

Все это выглядит правдоподобно. Дальше начинается невероятное. Семененко утверждает, что, еще не зная остальных фигурантов, следователи нашли при обыске в доме Губашевых в Малгобеке телефоны с записанными номерами Хамзата Бахаева и некоего Заура.


"Мы еще не знаем, кто такой Заур, только его телефон, но уже знаем по его номеру, что он был с Анзором в момент убийства".


Но обыск в Малгобеке по документам проходил 7 марта, в день задержания Губашевых и всех остальных. А Дадаев был задержан по документам 6 марта, сам же он утверждает, что вообще 5-го. Я никогда не понимал, как они на него вышли так быстро. Прокурорская версия ответила на этот вопрос откровенным манипуляторством. Кстати, и о Бахаеве - сколько телефонов было в трубках Губашевых, чтобы так сразу определить соучастником его одного?

Дальше, по словам прокурора, точно так же, по биллингу "Заура", узнали, что он летел 1 марта в Грозный, и нашли его на камерах аэропорта вместе с Русланом Геремеевым. Одновременно в соединениях Мухудинова вычислили телефон Эскерханова (-22-22), про которого пока еще ничего не знали. Начав "разрабатывать" Геремеева, нашли на видео из гостиницы "Украина" вместе с ним мужчину "с большой бородой". И только после этого Семененко говорит об обысках в квартирах на Веерной и задержании там "бородатого", которым оказался Эскерханов с телефоном "-22-22".

Обыски на Веерной и в Козино прошли одновременно с задержаниями 7 марта. В Козино жил и, по словам адвокатов, имел временную регистрацию Шадид Губашев. Жили они там уже около около 10 лет вместе с односельчанином Бахаевым. Никуда не уехавшего Бахаева, судя по всему, прихватили там просто "до кучи", на всякий случай. А Эскерханова нашли спящим в квартире на Веерной,46, купленной перед убийством на имя родственника Руслана Геремеева - Артура. Как точно они вышли на Веерную, я тоже не понял. Но прокурору было важно показать, что их задержания - не случайность, а результат больших усилий.


Момент убийства



Прокурор педалировала: "Все смертельные выстрелы сделаны сзади, ранение в грудь слева сбоку - не смертельное. Этот выстрел Дадаев сделал уходя, в падающего Немцова". Но это лишь усилило недоумение по поводу шести выстрелов за 2-3 секунды. Если непрерывной очередью - еще возможно, но если при этом убийца успел "начать уходить", а потом, обернувшись, возобновить стрельбу... Попробуйте на досуге.


Была предпринята попытка установить точное местонахождение "боевых трубок" в момент убийства.
Семененко дважды описывает результат:
"Эксперт четко говорит: телефон был на Большом Москворецком мосту".
"Эксперты говорят: Большой Мосокворецкий мост входит в зону приема базовой станции, зафиксировавшей разговор убийцы".

Это немного разные вещи, не правда ли? На самом деле в экспертизе, конечно же, сказано лишь о зоне приема, куда попадает в том числе и мост.


Персональные доказательства по обвиняемым




Прокурор впервые озвучила теорию "двух групп". По ее словам, одну составляли Дадаев и Эскерханов, вторую - братья Губашевы, Бахаев и Шаванов. В центре связующим звеном был "организатор" (шофер Руслана Геремеева) Мухудинов.

Разделение понятно: боевой офицер Дадаев был несомненно ближе к своему бывшему командиру Геремееву, чем к другим. Эскерханов попал в эту группу из-за того, что в основном был "при Геремееве". К тому же он не общался по телефону с Губашевыми и Бахаевым. Остальные - низшее звено, пехота. Но Бахаев стоит отдельно - он не созванивался ни с кем из группы, кроме своего соседа по Козино Шадида, его следов нет ни в их машинах и ЗАЗе, ни в квартирах на Веерной. Все остальные там бывали.

Прокурор объяснила это так: Бахаев - "самый большой специалист по связи" (работал когда-то в компании по установке уличных таксофонов). Поэтому "он предпочитает не звонки, а личные встречи. Но ему достаточно связи с Шадидом, чтобы получать через него все указания".

Улики на Бахаева такие.


1. Обвинение: 27-го, в ночь убийства, когда "вся группа подтянулась на Веерную", он находился в том же Западном округе Москвы, на улице Ивана Франко.

Обстоятельства: По его биллингу и показаниям гражданской жены Гусевой, он встречал ее у м. Кунцево, чтобы отправиться на ее квартиру на Ивана Франко,34. Они и до того регулярно встречались там и жили по несколько дней.

2. Обвинение: Одну из "боевых трубок" 22 февраля "засекла" базовая станция на той же улице Ивана Франко. "В том же месте", - сказала прокурор..
Обстоятельства: станция - в доме 4, а дом жены Бахаева - 34. Мимо этой станции лежат пути с Веерной в самых разных направлениях.

89708

3. Обвинение: Бахаев на своей машине дважды оказывался в районе Внуково (правда, с другой стороны от аэропорта, на местном шоссе) в дни, когда из Москвы в Грозный улетали фигуранты: 17 января - Геремеев и Эскерханов (потом они вернулись), а 1 марта - Дадаев с Геремеевым. Значит, Бахаев "страховал бегство из Москвы".
Обстоятельства: 1 марта он проезжал там в то время, когда самолет Дадаева уже приземлился в Грозном. Никого из фигурантов он не провожал. Тем не менее, это дало основание прокурору утверждать: "Бахаев страховал их отъезд".

4. Обвинение: когда Бахаев с Гусевой находятся на Ивана Франко (обычно он живет в Козино), телефон Мухудинова "молчит" - ни с кем не соединяется.
Смысл: неясен.

5. Обвинение: ЗАЗ 26 февраля оказался на ул. Ивана Франко.
Обстоятельства: В суде это не озвучивалось. В детализации системы "Поток", на которую ссылается обвинение, мне не удалось обнаружить такой записи.

Эскерханов

Как стало понятно в ходе суда, Эскерханов в поиске работы и благ "приклеился" к именитому земляку и бывшему "геройскому командиру" Дадаева Руслану Геремееву. Или тот прикармливал Эскерханова на случай нужды. Приглашал его в ресторан, позволял иногда ночевать в своей квартире. Именно обеды с Геремеевым его и погубили.

Возможно, Эскерханов выполнял иногда некие поручения. Особо ему было некогда: он работал на стройке и охранником у "золотого мальчика" Гурария, сопровождая того в похождениях по барам и девочкам. Улетая в Грозный, Геремеев, по слухам, оставил ему ключи от квартиры, где Эскерханова и повязали нагрянувшие спецназовцы. К Эскерханову также относится вторая утаенная судом от присяжных видеозапись.


1. Обвинение: 26 февраля, когда, по данным "Потока", ЗАЗ ехал вслед за машиной Немцова по Новому Арбату, Эскерханов был с Геремеевым в ресторане гостиницы "Украина", находящейся неподалеку. Значит, "Эскерханов страховал".

2. Обвинение: В день убийства, 27 февраля, Эскерханов находился в баре Royal Arbat, в 100 метрах от места, где преступники бросили ЗАЗ (Трубниковский переулок). Он сам сказал это на первом же допросе. Значит, "он страховал бегство с места преступления".
Обстоятельства: Позже Эскерханов вспомнил: он был в другом заведении -"Дюран-баре". Еще 11 марта 2015 г. LifeNews опубликовал видеозапись из этого бара под заголовком "Алиби обвиняемого в убийстве Немцова подтвердило видео". Там Эскерханов вместе с Гурарием, у которого служил охранником. Суд отказался рассматривать эту запись и затребовать ее у издания на том основании, что "происхождение ее неизвестно".

3. Обвинение: В телефоне Эскерханова найден кадр с камер наблюдения гостиницы "Украина". На нем - сам Эскерханов, Дадаев и некий Хатаев, там же был Геремеев. Известно, что накануне прилета Анна Дурицкая обсуждала с Немцовым место их совместного ужина. Одно из обсуждавшихся мест - кафе в гостинице "Украина". Значит, "Эскерханов изучал расположение камер там, где мог оказаться Немцов, чтобы убить его там в случае варианта "Б".
Обстоятельства: Не объясняется, каким образом преступники могли узнать содержание частного телефонного разговора Немцова с Дурицкой. Кадр прислал некто на телефон Эскерханова 14 февраля, а место ужина обсуждалось Немцовым 26-го.

4. Обвинение: Эскерханов был задержан в квартире на Веерной,46. Там же найдены важные улики (в частности, компьютер с забитыми в поиск словами "Борис Немцов"). Обвинение не раз повторяет: "такая-то улика найдена в доме Эскерханова".
Обстоятельства: Квартира принадлежит Руслану Геремееву, куплена на имя его племянника Артура.

5. Обвинение: После каждого вылета фигурантов из Москвы в Грозный (28 февраля - Шаванов и Анзор Губашев, 1 марта - Дадаев и Геремеев) Эскерханов созванивался с Мухудиновым (находясь в самых разных местах). Значит, "он, как и Мухудинов (который лично всех отвозил в аэропорт), контролировал отлет".


Шадид Губашев

1. Обвинение: По просьбе Дадаева встречал Шаванова во Внуково 26 февраля.

2. Обвинение: Биологические следы Шадида найдены в машине ЗАЗ.

3. Обвинение: Шадид выехал последним из фигурантов в Грозный на своей машине. При задержании в машине найдена одежда с пороховыми следами. При этом возле Козино (села, где жили Шадид и Бахаев) обнаружена поляна, превращенная в стрельбище (пули в деревьях, гильзы на земле).
Обстоятельства: Принадлежность одежды не установлена. Обвинение само дает основания допустить, что компания развлекалась стрельбой в лесу и пороховые следы на одежде к убийству Немцова отношения не имеют.

Анзор Губашев

Обвинение: Паузы в работе его "легального" номера по времени очень часто совпадают с работой "боевых трубок" у дома Немцова. Он похож на человека, ходившего вокруг ГУМа и на Трубниковском (где бросили ЗАЗ), хотя портретная экспертиза не смогла утверждать это точно, лишь выявив сходство. Его биологические следы найдены в ЗАЗ на водительском месте. Первым после убийства (вместе с Шавановым) покинул Москву.

Заур Дадаев

Обвинение: Биологические следы найдены в ЗАЗ. Первым дал признательные показания, от которых потом отрекся. По первым показаниям свидетеля Молодых, видевшего убегавшего убийцу, рост его был 170-175 см (на его показаниях в суде, где он якобы опознал Дадаева, прокурор не акцентировала внимание). На руке и за ухом через 9 дней после убийства в минимальных количествах найдены микрочастицы продуктов выстрела. Улетел из Москвы вместе с Русланом Геремеевым 1 марта.
Обстоятельства: Видеозапись с возможным алиби признана "недопустимым доказательством". Утверждает, что "отстреливал" оружие при увольнении 1 марта, регулярно участвовал в боевых операциях. По биллингу паузы в его телефонных номерах не совпадают с временем работы "боевых трубок" (слежки).

Общее для всех

Все фигуранты были знакомы между собой, все общались и созванивались (кроме Бахаева), все, кроме Бахаева, бывали в квартирах на Веерной.


Обвинение: Никто не говорит в показаниях о квартире на Веерной,46 потому что на Веерной,3 ничего не найдено, а на Веерной,46 - важные улики.
Обстоятельства: На Веерной,46 жил Руслан Геремеев, которого в той или иной форме все свидетели и подсудимые называли "старшим", наиболее влиятельным из всех проходивших по делу. Вероятно, фигуранты просто не могли его "закладывать".

Что осталось "за кадром"



На протяжении всего следствия добывались сведения не о пяти, а о деcяти персонах, видимо, являвшихся главными подозреваемыми. Кроме подсудимых и проходящего заказчиком Мухуинова, это Шаванов (загадочно погиб при задержании), Руслан и Артур Геремеевы и Асланбек Хатаев. В итоге трое последних оказались "вне игры". Имя Руслана Геремеева прокурор все же назвала мимоходом пару раз.

89705

Я намеренно не приводил дополнительных рассуждений и фактов. Только проанализировал основные тезисы обвинительной речи прокурора.

Дело об убийстве Немцова: обвинение "объяснило все"

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 02.06.2017

7

За все время суда мы не узнали практически ничего, что не было бы известно из утечек в СМИ задолго до него. И вот - прения сторон.

Ключевая фраза прокурора Марии Семененко прозвучала уже в самом начале ее выступления. Чтобы понять ее смысл, надо вспомнить, что подсудимые отказались от признательных показаний, данных практически сразу после задержания. На суде же они постоянно подчеркивали, что все обвинение строится на этих показаниях, но продиктованы они были следователями, сломавшими арестованных пытками и манипуляциями.

Главный же тезис прокурора заключался в том, что признательные показания подсудимых ни на что не повлияли. По ее словам, следователи к моменту ареста уже знали все то, что сообщили Дадаев и Анзор Губашев. Они лишь подтвердили версию следствия. Эта конструкция прокурора - блестящий пример того, как один и тот же факт может быть интерпретирован противоположными способами.

Говоря это, прокурор фактически согласилась, что базовая версия обвинения почти полностью совпадает с этими признательными показаниями. Но это может означать и обратное: если обвиняемые сказали не больше того, что знали (или предполагали) следователи, то именно следствие было источником этих показаний. И вот тут важны расхождения между сказанным сразу после ареста и тем, что обвинению стало известно позднее или что оно позднее решило озвучивать.

1. Дадаев (он признался первым 7 марта) сказал, что машину ЗАЗ (на которой следили и бежали с места преступления) "пригнал под окна их дома Русик Мухудинов вместе с лежащим в ней пистолетом". Чуть позже Анзор Губашев - что машину купил он сам. И только 25 марта продавец автосалона Трапезин (и то - на втором допросе, на первом он почти ничего не помнил о покупателе) назвал имя "Заур" и якобы узнал Дадаева на видео в новостях, где тот произносил "Я люблю пророка Мухаммада". Но эта запись была показана по телевизору еще 8 марта, даже до первых показаний Трапезина. С чего бы ему сразу не рассказать об этом? Так или иначе, только после этого в версии следствия окончательно утвердился покупатель машины - Дадаев.

2. В первых показаниях Дадаев говорит о мотиве и моменте возникновения замысла убийства: после 7 января 2015-го, в результате публикаций карикатур "Шарли Эбдо", которые Немцов якобы поддержал. Потом было получено указание ограничиться мотивом "убийства по найму". Мотив же самого этого найма остался в суде неисследованным (чтобы, не дай бог, не прозвучало хоть что-то о политике!). Даже когда присяжным все же решили показать найденный в телефоне Эскерханова ролик, где Немцов называет Путина "е..ым", судья категорически запретил включать звук. Осталось просто: "у Эскерханова найден ролик с Немцовым, который что-то говорит". К тому же информацию о парковках ЗАЗ в районе дома Немцова (где машина парковалась еще задолго до 7 января) следствие получило в середине марта, уже после признаний. И начало слежки (соответственно, и замысел убийства) было отодвинуто в конечной версии на осень 2014-го. Но ни реальный мотив, ни начало подготовки к убийству так и не были прояснены.

3. Дадаев говорит в признаниях, что вернулся после убийства в квартиру дома Веерная,3, где он, судя по всему, и жил постоянно. Поначалу следствие работало с видеозаписью подъездной камеры наблюдения этого дома (свидетель Исоева по ней опознает отдельных фигурантов). Но тут выясняется, что, по судя по ней, у Дадаева алиби: он не выходил из дому во время убийства. Следствие прерывает разбор этой записи на ее середине. Принимается решение вообще устранить это видео из дела, признав его недопустимым доказательством. Благо есть повод - отсутствие тайм-кода на записи и некоторые технические огрехи. Поэтому в финальной речи прокурора Дадаев уже возвращается не на Веерную,3, а на Веерную,46 - в квартиру Руслана Геремеева. Да и остальные участники убийства (Анзор Губашев и Шаванов), по ее словам, приезжают туда же. Хотя на видеозаписях с Веерной,46 их, хоть убей, не видно.

Кстати, Дадаев действительно приходит на Веерную,46 в 00:48 ночи. Но не с места убийства, а с Веерной,3, откуда он вышел за несколько минут до того. Это выброшенное судом в мусорную корзину видео вообще лишило дело массы интересных сведений. Например, кучи разных людей, приходивших туда в день и ночь убийства (Руслан и Артур Геремеевы, некий Джабраил, Тазабаев, Ватсаев и, возможно, кто-то еще). Может быть, это также было причиной устранения вещдока?


Кадры камеры наблюдения с Веерной,3

Это лишь самые крупные поправки, внесенные в окончательное обвинение относительно первых показаний. Действительно, в первые дни следователи еще не знали всех этих нюансов.


Видимо, обвинение опасалось, что эта игра в переворачивание смыслов может обернуться против них. И решило найти хоть одну деталь из сообщенного Дадаевым, которой следователи не знали. Этой "новостью", по словам Семененко, стало известие... что выстрелов было шесть! Не важно, что на месте преступления сразу найдено шесть гильз, ведь "следствие не было уверено, а вот Дадаев - сказал!".

На самом деле в речи прокурора была масса интересного: и много реальных фактов, и совершенно новые для этого дела оригинальные конструкции. Я остановился на первой же фразе потому, что она лучше всего иллюстрирует вывод, сделанный мной в результате многомесячного марафона выслушивания и изучения материалов этого дела. Я уверен, что оно формировалось по схеме, ставшей, к сожалению, привычной для нашего "правосудия".

В результате везения или усилий следователей находится след, задержаны первые подозреваемые. От них любым путем получают признательные показания. А дальше то ли всплывают нежелательные фигуранты, то ли становится лень, а скорее - и то и другое. И все оставшееся время коллективными усилиями все причастные органы стараются максимально упростить и выхолостить картину преступления. Втиснуть уже имеющихся фигурантов в запутанную сложную реальность. А если оно не втискивается, решают вопрос силовыми методами: запрещают, отказыватют, манипулируют и фальсифицируют.

Еще одна важная особенность подобных дел: показания свидетелей ценятся гораздо выше, чем бесстрастные вещдоки или документы. Эти материалы даже не удосуживаются выкинуть из дела, и они вопиют: все было не так или не совсем так. Но обвинению не важно - все равно прокатит. Дело об убийстве Бориса Немцова по сути держится на показаниях трех свидетелей: продавца Трапезина, уборщицы Исоевой и свидетеля убийства Молодых. Все они дали показания в пользу обвинения далеко не сразу: о Трапезине я уже сказал, Исоева начала опознавать фигурантов в июне 2015-го, а Молодых внезапно узнал "Дадаева" только в суде.


Повторю в сотый раз: это не означает, что никто из сидящих на скамье подсудимых не причастен к убийству. Это лишь иллюстрирует методы осуществления правосудия. А эта проблема мне кажется гораздо важнее того, сядет ли в тюрьму конкретный преступник. Этим бы надо было заканчивать. И тем не менее - продолжение следует. О том, как, по словам прокурора Семененко, следователи вышли на след и как она доказала вину отдельных подсудимых.


Ответ Игорю Каляпину

Vip Сергей Ковалев (в блоге Свободное место) 28.05.2017

39

З1 марта И.А. Каляпин опубликовал письмо с резкой критикой моей заметки об СПЧ. Игорь Александрович обнаружил в этой заметке искажение фактов, смешную и ненаучную "дьяволизацию" В.В. Путина. Он полагает, будто моя позиция ведет к обману людей. Он считает, что "cотрудничать и взаимодействовать с прокурорами, судьями и следователями... - это святая правозащитная миссия". Следовательно, надлежит сотрудничать и с тем, кто "их всех назначает". Я счел важным ответить на критику.

Открытое письмо И.А. Каляпину
О "Совете при президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека"


Уважаемый Игорь Александрович! Простите мне задержку обещанного ответа на Ваше возмущенное письмо - я очень часто не в форме.

Несмотря на Ваше раздражение, Вы могли бы, думаю, заметить, что я ничего не требую от вашего Совета - вы же не власть, у которой гражданин вправе требовать. Ваша позиция - ваше право. Но и моя оценка любой позиции - мое право, согласитесь.

Теперь по порядку.

Мои претензии к вашему Совету обоснованы чрезвычайно просто. Они следствие непреодолимых противоречий между идеологией вашего статуса и вашим вынужденным поведением. Судите сами: ваш СПЧ (воспользуемся привычной аббревиатурой), казалось бы, обязан руководствоваться фундаментальными принципами демократии, запечатленными в Конституции РФ. И, исходя именно из этих принципов, давать свои рекомендации г-ну президенту. Но Вы и, думаю, многие Ваши коллеги отлично понимаете, что принципы эти в России грубо нарушены властью, возглавляемой президентом. Я не буду входить в подробности, назову только всем очевидные, лежащие на поверхности факты:

В России нет выборов со свободной, равноправной конкуренцией кандидатов; такие выборы грубо или чуть более искусно имитируются. В парламенте господствует партия власти и скромно присутствуют отобранные властью фракции псевдооппонентов.

В России вот уже сто лет снова нет суда. Он и существовал-то, постепенно совершенствуясь, чуть более полувека. То обстоятельство, что заметный процент дел о кражах и поножовщине разрешается удовлетворительно, никак не противоречит моему утверждению. Как только даже невысокому начальству померещится в деле политический привкус, "независимость" суда тает как дым. И эта независимость - тоже имитация, весьма топорная. Независимость существует лишь в словах президента "не могу же я вмешиваться в судебные решения". Ой, может! И вмешивается.

Подавляющее большинство наших СМИ лжет не меньше сталинских. Не нужно никаких главлитов, редакции сами принимают привычную им позу. Вот вам имитация свободы слова.

Из этих имитаций возникает имитация разделения властей. Этот список можно продолжать бесконечно.

Важно, что наибольший имитатор, распорядитель всех имитаций - ваш шеф, г-н президент. Признаем, в своих речах он отчаянно имитирует логику.

Вернемся к СПЧ. Положение ваше незавидное. Еще бы, как советовать гаранту гарантировать то, что он и в грош не ставит? Отговорил присягу, бросил завалящую брошюрку, которой трепетно касался рукой, поглубже в стол и правит по понятиям.

Ведь это он заправляет командой клеветников, сажает за неугодную публикацию, за мирную демонстрацию, бряцает оружием то тут, то сям. Что можете вы ему посоветовать? Покаяться и постричься в монахи? Он ведь у нас истовый христианин, пусть повторит Савла и обернется Павлом!

Полноте, вы не смеете ставить в своем Совете насущные вопросы о грубом несоответствии между государственной политикой и Конституцией, правом, международными обязательствами - это равносильно переходу в радикальную оппозицию, требованию смены власти. Зачем президенту такие советники? В цивилизованных странах на то существует парламент. Любой президент нуждается лишь в таких советниках, которые разделяют основы его политической стратегии. Если же советник обнаруживает принципиальное несогласие с этой стратегией, он подает в отставку. Такое уже случалось в недавней нашей истории. Насколько я знаю, иные из вас принципиально не согласны с нынешней государственной политикой. Ну, значит, лицемерят. Конечно, не ради корысти, а в странной надежде использовать ваше положение для призрачной общественной пользы. Поверьте старику - лицемерие никогда не кончается добром. А остальным членам вашего Совета эти заоблачные проблемы - трын-трава, дудят каждый в свою дуду и горя мало.

Вот примеры бессилия и никчемности вашего Совета. Самый яркий - маленькая советско-фашистская республика в составе России. Вместо бесконечной партизанской войны и большого карательного корпуса президент выбрал Кадырова. Сейчас их взаимозависимость такова, что наш гарант не может (или не хочет?) потребовать от вассала даже легкого намека на приличия. Чечня задавлена страхом. Убийства, исчезновения, пытки, особый вид заложничества - теперь Вы знаете это лучше меня. Благодарность Вам и Вашим сотрудникам за мужество в борьбе против пыток - угрозы, разорение офиса, побои, зеленка.

Тщеславие хана, окруженного бандитской гвардией, тянет на культ личности. Отличие в непроходимой глупости местечкового кумира - можно ли вообразить Сталина в матче против бразильской сборной? Кадыров мелочен и сладострастно мстителен - каково, показать на ТВ экране ослушника, который приплясывает без штанов, воспевая осанну падишаху?

Что же ваш Совет советует президенту делать с Чечней дальше? Ваша ПК 11 занята "гражданским участием в миротворчестве и защите прав человека на Северном Кавказе". Участвовать - это делать нечто вместе. Раз вы Совет при главе власти, то, видимо, вместе с властью? Ваш Совет выезжал на Северный Кавказ - в чем же убедили вы г-на Путина? Не лучше ли работают Орлов, Черкасов, Каляпин (в личном качестве), чем эта ПК?

8-я ПК противодействует коррупции, организуя, вестимо, "гражданское участие". Г-н Навальный с небольшой группой тоже противодействует коррупции. (Я имею веские основания его недолюбливать, но здесь это не к делу.) Он работает эффективно. Вы предложили ему гражданское участие? Воспользовались его результатами? Не думаю. А знаете почему? Он понимает, что нет коррупции страшнее той, которой наживаются высокие государственные лица. А вы вынуждены бороться с коррупцией "вообще", чтобы не задеть кого не надо. А "коррупции вообще" не бывает, она всегда весьма конкретна.

ПК10 - по содействию ОНК в реформе пенитенциарной системы. Вот уж точно, тюрьмы наши самые скверные в цивилизованном мире, в который мы все-таки входим благодаря успехам науки и культуры. Но тюремная реформа не дело наблюдательных комиссий - это очень непростое дело законодательной власти и правительства. Мог бы поделиться с Вами соображениями на эту тему, но здесь не место. ОНК, конечно, должны были бы давить на власть, да она по природе (и по родословной) всегда на стороне тюремщиков и сама предпочитает поступать с ОНК как бог с черепахой. Так же, как в вашем Совете, пропорции в составе ОНК недурно отрегулированы.

Совместная группа вашего СПЧ и Минюста по совершенствованию законодательства об НКО. Помилуйте, что же там можно совершенствовать? Последнюю редакцию закона (ту самую, которая вводит применительно к НКО понятие "иностранный агент") можно усовершенствовать только путем отмены. Интересного партнера вы себе избрали. Помнится, Минюст и прокуратура как раз уполномочены награждать НКО этим титулом. Вы надеетесь, что исполнитель закона захочет опротестовать его? Полноте.

Сколько я ни спрашивал, не услышал вразумительного ответа о целях, которые уважаемые люди (условно говоря, "иноагенты") преследуют в этом Совете. Пожалуй, не только я не понимаю. Вот Т.Е. Ворожейкина, в целом не одобряющая ваш СПЧ, пишет, что поскольку уважаемые люди "...согласились с очевидными репутационными потерями, став членами этого Совета, то у них были серьезные мотивы для этого, и я уважаю эти мотивы". Нечто в этом же роде говорила С.А. Ганнушкина. Что за мотивы, не говорят. Дескать, раз люди хорошие, да еще и репутацией рискуют, стало быть, и мотивы серьезные. Да что ж за мотивы-то? Может, секретные? Приходит на ум масонская ложа, которая втайне действует ради всеобщего блага.

Теперь относительно Ваших упреков. В первых же строках Вы обвиняете меня во лжи - искажении фактов. По-моему, тут Вы первый (кроме прокуроров, разумеется, ну и троллей). Вообще-то среди приличных людей я имею, кажется, репутацию правдивого человека. Ладно, посмотрим, в чем моя ложь.

Насчет "иностранных агентов" в Президентском совете. Я знаю, что и Вы, и Павел Чиков, может, и кто еще удостоены этого звания. Зачем так энергично об этом напоминать? Ваше клеймо для г-на Путина козырь. Он хочет доказать, что готов работать с любыми оппонентами, лишь бы делали дело, а не повторяли вражескую клевету. Вы же не обвиняете власть в посягательствах на права граждан? Агент Вы или не агент, Ваша позиция в СПЧ отвечает принятому там порядку, а порядок отвечает пожеланиям Путина. Вот Вы там и находитесь.

Половина клеветы продажных СМИ падает на "агентов" из СПЧ, пишете Вы. Вряд ли. Но так Вы отрицаете "ведомственные привилегии". И тут же соглашаетесь - привилегии все-таки есть, Вы "не внесены в стоп-листы многих федеральных СМИ". В наших условиях "любой бит... свободной... информации" имеет огромное значение. "Любой" - это, пожалуй, слишком широко. Ну, вот Вам "бит": "СПЧ при президенте поддерживает возглавляемую им власть. Среди советников немало известных правозащитников". Как Вам этот бит? Он убедителен? Что здесь неправда? Значим ли он? Вы согласны присоединиться к этому утверждению? Если "да" или "нет", то почему?

Взаимодействовать с разной нечистью приходится, тут не отвертишься. Тебя тащат, а ты упираешься - вот и все взаимодействие. А вот сотрудничать негоже. Эта миссия не святая и не правозащитная. Что значит, например, "сотрудничество" с судом? Если это настоящий суд, ему "сотрудничество" противопоказано - есть обязанность говорить правду, всю правду, ничего кроме правды. А если советская пародия на суд - у нас было принято ничего не говорить. Так же мы "взаимодействовали" с прокуратурой, следствием. Сотрудничали с ними либо стукачи, либо сломленные, слабые люди.

Ни к какой дьяволизации никакого ВВП я не склонен. Кто он такой, этот зауряд-подполковник? Воспитан уличной шпаной, потом советским юрфаком, где старались скрестить право с марксизмом, потом КГБ, где учили цинизму и находчивой лжи. Он и делает то, чему научили. Виноваты же мы с Вами. Потому, что позволили обстоятельствам сложиться так, что страна, едва выползшая из советского мрака, дружно проголосовала за возвращение назад. И твердо стоит на этом. По-моему, Вы помогаете ей стоять.

Зло нашего мира исходит не от Путина, а от биологической природы человека. Но здесь не будем об этом, это долго и серьезно. Путин и такие, как он, лишь способствуют злу.

Как ни странно, заменить Путина можно почти все равно кем. Лишь бы эта замена произошла в результате честных, открытых, равноправных выборов. И такая избирательная система сохранилась бы. Даже если бы Путин был избран на таких выборах, и то благо. Сменить избирательную систему важнее, чем Путина.

Что научно или ненаучно? Я уже очень давно далек от моей науки. Почти 50 лет. Но, пожалуй, помню, что это такое. Ошибки в науке очень нередки, но вот политические договоренности, уступки из страха или ради выгоды, приспособление к ситуации - это совершенно невозможно. Если, конечно, это наука, а не мичуринская биология времен Сталина и Лысенко. Хотите знать, что "научно"? Почитайте А.Д. Сахарова. Подробно, спокойно, медленно. Останавливаясь, чтобы подумать и навести справки. Или, по-Вашему, он не ученый?

Ну вот, Вы опять подозреваете меня в намерении обмануть людей. В чем я слукавил? По мне, так это ваш СПЧ обманывает, круто и широко, дома и заграницей. Есть такая форма лжи - умолчание о заведомо известных и принципиально важных фактах.

* * *

Быть может, я несколько жестковат. Не обижайтесь - какие счеты между своими. Правду нужно в глаза резать, а не на хлеб мазать. Я по-прежнему ценю Ваши другие занятия и результаты. В них желаю Вам успеха. Но, к сожалению, многими они естественно воспринимаются теперь как побочные - хуже того, как совместимые с государственной политикой, что неправда. Ничего не поделаешь, это следствие Вашего фальшивого статуса советника президента.

Всего наилучшего,
С. Ковалев.


Пантеон вранья

Vip Борис Соколов (в блоге Свободное место) 25.05.2017

196

Министр культуры Владимир Мединский озаботился созданием пантеона российских героев. Роль героического начала в отечественной истории он иллюстрирует следующим образом:

Всего за годы Великой Отечественной совершено около 600 таранов. В то время как союзники осмелились лишь на один. Только у нас и японцев были такие отчаянные камикадзе. И это факт для тех, кто любит говорить, что мы не умели воевать. Еще одна цифра - самые большие потери немцы в воздухе понесли в первый день Великой Отечественной. 22 июня люфтваффе потеряло 300 самолетов. Больше таких колоссальных потерь у немецких ВВС не было.

Да, ни американские, ни британские летчики таранов не совершали. Хотя в храбрости и самоотверженности им не откажешь. Например, пилоты, взлетавшие с авианосцев, прекрасно знали, что если их собьют над океаном, шансов на спасение практически нет. Но никто из них не отказывался от боевых вылетов. Японцы же использовали камикадзе не от хорошей жизни. Просто к осени 1944 года Япония потеряла большинство своих хорошо обученных пилотов и не имела подготовленного резерва. Молодые неопытные летчики не умели садиться на авианосцы, а почти все аэродромы на тихоокеанских островах были японцами потеряны. Вот и использовали пилотов как камикадзе, выполнявших полет только в один конец. А советские летчики совершали тараны от того, что из-за недостаточной подготовки, безуспешно расстреляв весь боезапас, только так могли остановить неприятеля.

В Японии самурайский кодекс бусидо и синтоистская религию учили презрению к смерти, убеждали любого японца, а не только самурая, что лучше погибнуть, чем попасть в плен. И тысячи, десятки тысяч японских солдат и офицеров в последние месяцы войны совершали заведомо самоубийственные атаки, не столько затем, чтобы нанести урон неприятелю, сколько для того, чтобы героически погибнуть. В СССР же в том, что лучше погибнуть, чем попасть в плен, было убеждено только высокое начальство, которое само в атаки не ходило. Советские же солдаты, чьими телами командование заваливало неприятеля, умирать совсем не хотели. И здесь принципиальное различие между СССР и Японией.

И никогда советские летчики и зенитчики не уничтожали в один день 300 вражеских самолетов. 22 июня 1941 года германские безвозвратные потери от воздействия противника составили 57 самолетов. Еще 39 машин были потеряны в результате аварий. И такие потери отнюдь не были рекордными. Например, 18 августа 1940 года, в ходе "битвы за Британию", люфтваффе только в результате воздействия противника безвозвратно потеряли 77 машин.

Между прочим, 5 июля 1943 года, в первый день Курской битвы, люфтваффе использовали в районе Курского выступа примерно столько же самолетов, сколько 22 июня 1941 года на всем советско-германском фронте. И советских самолетов под Курском было примерно столько же, сколько на всем фронте в первый день войны. Но в первый день операции "Цитадель" немцы безвозвратно потеряли только 26 самолетов. Это говорит о том, что "сталинские соколы" сражались лучше в начале войны, когда среди них было немало опытных пилотов, чем после "коренного перелома", когда в воздухе с советской стороны были в основном плохо обученные новички.

Мединский сетует на то, что молодежь сегодня не вспомнит, чем был знаменит Клим Ворошилов. А действительно, чем он был знаменит? Тем, что был политическим надзирателем при Буденном в Первой конной, позже, будучи наркомом обороны, активно участвовал в репрессиях 1937-1938 годов в армии, а потом продемонстрировал полную бездарность в финской войне и в ряде сражений Великой Отечественной. Таких героев, очевидно, министр включает в пантеон по должности. А еще тех, кто, чьи подвиги были вымышлены и растиражированы советской пропагандой военного времени, вроде 28 героев-панфиловцев.


Первый "отказник" Зимовец

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 25.05.2017

7

Адвокат Светлана Сидоркина рассказала некоторые подробности дела Станислава Зимовца и его биографии.

Самое главное: Станислав решил отказаться от полного признания вины и особого порядка рассмотрения дела. Оказалось, ни назначенный адвокат, ни следователь не объяснили ему, что такое "особый порядок", на который так убеждали пойти. Он не знал, что не сможет в таком случае не только обжаловать приговор, но даже объяснить в суде свои действия. И Станислав решил отказаться и выступить, чтобы "рассказать правду". "Я предупреждала, что его могут наказать за это гораздо более суровым приговором, но он решил так и его решение осознанное. Мы также рассчитываем на ЕСПЧ, что было бы невозможно при особом порядке", - сказала Сидоркина.

Зимовец служил в дальневосточном флоте. Там ему не понравилось - как говорит, "не сложились отношения": цвела дедовщина, а он не хотел подчиняться. Но потом все же нанялся в армию по контракту - два года в Чечне занимался разминированием объектов. И это время вспоминает уже хорошо: там было понятно, что и зачем ты делаешь.

Вернувшись, поступил на экономический факультет Волгоградского университета. Проучился четыре курса, но вынужден был уйти - на учебу не хватало денег. В Москву приехал за пару месяцев до ареста - на заработки. В строительной бытовке, вместе с еще двумя находившимися там рабочими, его и брал СОБР.

После задержания ему, как и остальным арестованным по "делу 26 марта", предоставили адвоката по назначению. Этим "соблюдение прав" и закончилось. Как и остальным обвиняемым, ему не дали позвонить ни родне, ни в волгоградскую правозащитную организацию, чтобы попросить найти адвоката по соглашению. Не сделала этого и адвокат-"назначенец", хотя обязана была по закону. Следственные действия гнали поскорее. В течение недели его вывозили из СИЗО в 6 утра и возвращали только к ночи. Он говорит, что уже физически не мог сидеть у следователя, читать массу бумаг, которые ему надо было подписывать. Голова отказывалась понимать смысл.

Под конец, при подписании протокола об окончании следственных действий, адвокат вообще отсутствовала. Невероятно, но ему не сказали, что он имеет право на ознакомление с материалами дела. Только от Сидоркиной он узнал, что в его деле четыре тома, ни одного из которых он в глаза не видел.

На Петровке, где его содержали сперва, он чувствовал себя совершенно одиноким. Казалось, что его все забыли и никому нет до него дела. Назначенный адвокат просто не обращала на него внимания. После того как его нашли члены ОНК, все изменилось. "То, что ко мне пришли и поддерживают совершенно незнакомые мне люди, означает, что гражданское общество все же существует", - говорит Станислав. Благодаря "Мемориалу" и ОВД-Инфо он обеспечен передачами, защиту взяла на себя "Агора".

"Я стараюсь использовать ситуацию. Раньше я много работал, теперь есть возможность почитать", - говорит Станислав. В тюремной библиотеке заказал книги по философии - ему принесли Ницше. Еще прочел "Спартака" и "1984". "Так это же про Россию!" - сказал Светлане про Оруэлла. "Он думающий и мотивированный человек", - говорит адвокат.

По словам Светланы Сидоркиной, Стас - очень общительный парень. Перезнакомился уже со всеми соседями в СИЗО, но общения не хватает, тоскует по людям. С передачами все нормально, но очень рад был бы переписываться с кем-то. Писем пока нет. Пишите ему!

До этого момента следователи строили "дело 26 марта" по схеме: изолируя человека, додавливали его с помощью адвоката по назначению до признания и особого порядка, а потом - простой и легкий суд без разбирательства. Стас Зимовец первым ломает эту практику. Ему будет тяжело, но только такие действия могут что-то изменить в этом уже налаженном конвейере.


Подзаборные поднадзорные

Vip Лев Левинсон (в блоге Свободное место) 22.05.2017

25669

Человек в представлении бюрократии - это учетная единица, особенно если он вышел из колонии с повешенным на него административным надзором. Даже термины изобретены - подучетный, поднадзорный.
В СССР система административного надзора за бывшими з/к работала как часы. В постоветской же России в течение двадцати лет надзора не было и вышедший за ворота зоны "по звонку" мог, как и все, жить своей жизнью. Только в 2011 году появился закон, восстанавливающий надзор за освобождаемыми, если они показали себя злостными нарушителями, а также за теми, кто, отбыв наказание по тяжким и особо тяжким статьям, совершает по два раза в год такие правонарушения, как хулиганство, употребление наркотиков, неповиновение законным требованиям.
Есть две точки зрения на административный надзор. Одни считают его защищающим общество от эксцессов, другие же - повторным наказанием за одно и то же преступление, что запрещено Конституцией. Первые, понимая, что правы последние, пошли на хитрость: постановку под административный надзор включили не в УПК, а в ГПК (а затем в выделенный из ГПК Кодекс административного судопроизводства). Дескать, раз это у нас судопроизводство не уголовное, а гражданско-административное, то и вопрос о повторном наказании ставиться не может.
Как и любой репрессивный институт, административный надзор имеет тенденцию к росту, основания для его назначения постепенно расширяются, охватывая новые категории освобождаемых.
Об этом - принятые недавно Думой в третьем чтении дополнения в закон "Об административном надзоре за лицами, освобожденными из мест лишения свободы", относящие к поднадзорным всех отбывших наказание по "террористическим" и "экстремистским" статьям. Надзор же состоит в запрете на несколько лет посещения определенных мест, участия в массовых мероприятиях, выезда за пределы населенного пункта, а также в обязательном пребывании дома в ночные часы. Суд вправе назначить одно или все перечисленные ограничения, но обязательной для всех поднадзорных является явка в полицию от одного до четырех раз в месяц.
До сего времени полиции затруднительно было применять закон об административном надзоре к освобожденным, не имеющим никакого места жительства, и таким образом бездомные избегали должного полицейского попечения.
Законодатель озаботился их судьбой. Конечно, депутатам и в страшном сне не привиделось бы обязать государство как-то обеспечить бездомных крышей над головой. Денег нет. Зато теперь поднадзорные бездомные закреплены, так сказать, каждый под своим забором. Подзаборные поднадзорные не вправе покидать "место фактического нахождения", каковым по новому закону считается муниципальная единица. В выборе места обитания такой бродяга обладает полной свободой. Хочешь - Северное Бутово, хочешь - Южное, но уж за пределы его
ни-ни.
Трудность определения точных границ муниципальных образований авторов закона не смутила. Наверное, для удобства надзора надо было предусмотреть проведение между районами демаркационной линии, но это дело будущего.
И еще одна поправка: полиции разрешено не входить, как раньше, а "проникать" в жилище поднадзорного. Так что если вы, господа экстремисты, оказавшись временно на свободе, обнаружите среди ночи под кроватью жандарма, кричать не надо.


Гибридная депортация

Vip Елена Санникова (в блоге Свободное место) 18.05.2017

35

18 мая исполнилось 73 года со дня депортации крымских татар. В отличие от большинства других народов, преступно высланных Сталиным из своих автономных областей и республик, крымским татарам не восстановили автономию и не дали вернуться на родину ни при Хрущеве, ни при Брежневе. Но крымские татары проявили удивительную сплоченность и организованность в борьбе за свое возвращение. И неудивительно, что они оказались в центре внимания сформировавшегося в конце 1960-х годов правозащитного движения. В защиту крымских татар последовательно выступали Андрей Сахаров, Петр Григоренко, Алексей Костерин. Помощь крымскотатарским политзаключенным, таким как Мустафа Джемилев, стала тогда общим делом правозащитников.

Сегодня крымские татары вновь подвергаются гонениям и снова нуждаются в активной поддержке неравнодушной общественности. Преследуют тех, кто не хочет принимать российское гражданство. Преследуют активистов. Символично, что вновь звучит слово "депортация": до сих пор в центре временного содержания находится активист Недим Халилов, в отношении которого было вынесено решение о депортации из Крыма в Узбекистан. Он отказался и от российского, и от украинского гражданства и отстаивает свое право жить в Крыму.

Не забудем и об украинцах - идет судебный процесс по делу Николая Семены, журналиста "Крым.Реалий". Он обвиняется по одной из новых политических статей - часть 2 ст. 280.1 УК (публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации). И я не понимаю, почему вокруг его дела нет широкого международного резонанса.

Арестован и находится под судом один из лидеров крымскотатарского Меджлиса Ахтем Чийгоз. Преследованиям подвергаются даже адвокаты крымскотатарских активистов. Так, в конце января был арестован и осужден на 10 суток административного ареста адвокат Эмиль Курбединов - его задержали в тот момент, когда он ехал на обыск к Сейрану Салиеву для оказания юридической помощи. Сейран Салиев тоже отбыл в те дни административный арест - 15 суток.

Жестоко преследуются крымские татары - члены "Хизб ут-тахрир", объединения, легально существовавшего в украинском Крыму и оказавшегося вне закона в Крыму под властью РФ. Надо сказать, что только в России членство в "Хизб ут-тахрир" преследуется в уголовном порядке, причем с серьезными санкциями. Членов этого объединения преследуют по всей России и в Крыму - здесь достаточно нескольких засекреченных свидетелей, чтобы завести дело и посадить человека на большой срок. Уже в 2014 году пронеслась волна обысков по всем мечетям крымских татар, и в каждой нашли запрещенную литературу: о том, что в России она запрещена, крымские татары не знали, а многие не знают до сих пор. И это дополнительный повод для преследования тех крымских татар, которые хоть как-то выражают свою оппозиционность.

Узникам "Хизб ут-тахрир" в Крыму пытаются ужесточить обвинение и более тяжкой статьей - "попытка насильственного захвата власти". А это уже сроки до 10 лет. При этом речь идет не о настоящих экстремистах, а о мирных людях, тружениках, у многих из которых семьи и малолетние дети.

26 апреля был вынесен приговор жителю Севастополя Руслану Зейтуллаеву. Семи лет колонии общего режима, которые он получил 7 сентября прошлого года, показалось недостаточно. В конце декабря Верховный суд по требованию обвинения отправил его дело на новое рассмотрение, ужесточил статью - и вот 12 лет колонии строгого режима. Сегодня Зейтуллаев держит очередную голодовку.

Чуть ли не до предсмертного состояния был доведен молодой Арсен Джеппаров, арестованный год назад по делу "Хизб ут-тахрир" и находящийся по сей день в СИЗО Симферополя. Долгое время его там отказывались лечить, и только когда ситуация стала критической, адвокат и родственники с трудом добились начала лечения.

Власти не мешают крымским татарам, подвергающимся преследованию, уезжать из Крыма. Даже одобряют это. Но ведь крымские татары с таким трудом вернулись на родину, так долго добивались этого. И живы еще люди, помнящие сталинскую депортацию. Сейчас в их среде появился термин "гибридная депортация" - по аналогии с "гибридной войной". Сегодня уже нельзя всех посадить в вагоны и вывезти в Узбекистан - да и незачем преследовать тех из них, кто принял российское гражданство, не хочет с властью конфликтовать и ведет себя осторожно. Но вот активистам, не желающим молча мириться с происходящим, создаются такие условия, в которых человек вынужден делать выбор между возможным арестом и отъездом из Крыма.


Мы знаем, что вы все знаете!

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 16.05.2017

7

Я был уверен в этом с самого начала! Я пытался доказать, что они знают о непричастности Димы Бученкова к Болотной, чисто логически: что они должны были знать известного активиста и не могли пропустить его, если бы он вправду был "Козырьком"; что он сам не мог не знать о давнем (с первых дней после Болотной) розыске "Козырька" и сто раз мог уехать; что, арестовывая его, они убивали двух зайцев - закрывали "висяк" с неизвестным фигурантом и "закрывали" одного из последних активных анархоактивистов.

Оказалось, все еще проще: у них с первых дней было его алиби, которое они скрывали! Только знакомясь с делом перед сдачей его в прокуратуру, Дмитрий сам нашел в нем справки ОРМ (оперативно-розыскных мероприятий) - данные дорожной системы "Патруль" с передвижениями диминой "семерки" в мае 2012-го.
Он сам никак не мог вспомнить, в какие дни точно ездил в Нижний к родителям. Уверенно говорил только, что был там в день Болотной. Это была для него рядовая поездка домой, он бывал там практически ежемесячно и за почти четыре года между Болотной и арестом проделал этот путь не один десяток раз. А вот Болотная не каждый день бывает, пропустить такое - запомнишь! Он полагал, что уехал 4-го, а возвращался 6-го или 7-го числа.

На самом деле уехал он 5 мая. В суде он цитировал справку из дела (том 37, листы 57-62). Направление Москва - Нижний: 15:42 - Краснопрудная, 16:46 - шоссе Энтузиастов, 20:05 - 88-й км Горьковского шоссе (трасса М7). Возвращался он аж 8 мая! 14:24 - 82-й км трассы М7 (к Москве), 15:50 - 32-й км, 16:33 - шоссе Энтузиастов, 16:51 - Садовое.

89501
Дмитрий Бученков, освободившийся на днях анархист Алексей Сутуга и жена Дмитрия Анна

Это помогло ему вспомнить недостающие детали. 5-го отпросился пораньше у начальства (найдены свидетели), выехал около трех, но по пути попал в пробку, приехал только после девяти. Следующий день провел с родителями на даче, чинил крышу и жарил шашлыки (о чем есть запись в дневнике сестры). Ни с кем, кроме родителей, брата и сестры, не общался. Зато на следующий день встретился на улице со знакомым из Нижнего. Имя его называть пока не стал во избежание проблем, но знакомый еще явится в суд и даст показания. Вернулся в Москву 8-го к пяти часам и в тот же вечер улетел в Грецию до 13-го.

Решение не ходить на Болотную было личным, но о нем он написал Алексею Гаскарову, эти письма сохранились и будут представлены суду. А решил не ходить потому, что за неделю до этого был организатором первомайского шествия лево-анархистов и счел, что позиция движения уже достаточно заявлена, а на Болотную не соберется много народа. К тому же Первомаю он готовил большой баннер, использованный потом соратниками на Болотной. Это в ответ на попытки следствия доказать его участие в болотных событиях тем, что там был изготовленный им баннер.

Кроме всего прочего, следователь Уранов очень не хотел позволить Дмитрию смотреть на "ознакомке" все видеозаписи. "Вот 18 часов, к тебе относящихся, остальные 100 не стоит смотреть, ничего интересного!" - сказал он Дмитрию, но тот потребовал все файлы. И нашел на них изображения "Козырька" - без капюшона, в полный рост, с родинками и прочими деталями лица, которые следователи почему-то не заметили. Или сделали вид, что не заметили. Иначе как бы они больше года таскали к нему на опознание ложных свидетелей-полицейских?
89506

Дмитрий (слева) и разные кадры "Козырька"


Теперь точно известно, что они понимали: Дмитрий - не "Козырек". Теперь это должны понимать и судья Семенова, и прокурор Севрюгина, которая почему-то сменила прежнего гособвинителя. Кстати, Севрюгина уже была обвинителем у болотников Дмитрия Ишевского и Максима Панфилова, отметилась и в суде по аресту Ильдара Дадина.

Ситуация интересная. Мы знаем, что они знают. Посмотрим, как они будут его судить, и станем скрупулезно собирать все нарушения, подтасовки, ложь и манипуляции, чтобы пополнить ими нашу болотную коллекцию. Вы видны насквозь, господа!


Луганский цирк

Vip Валентина Шарипова (в блоге Свободное место) 12.05.2017

435

Да, в Луганске работает цирк, правда, только по субботам и воскресеньям. Что делают "звезды мирового цирка" в остальные дни? Наверное, ищут пропитание для животных. Помимо верблюдов и лошадей там есть амурские тигры. И дрессировщик у них не абы кто, а маэстро из Италии сам Карлос Бресчиани с программой "Один среди тигров". Но откуда у иностранца столь редкие звери - дальневосточные кошки? Да и настоящий ли он итальянец? Впрочем, цирковые любят морочить голову публике. Но куда им до политиков.

Власть ЛНР вот уже три года изо всех сил делает вид, что в "республике" все замечательно. На первый взгляд, Луганск практически восстановлен, и главные улицы - Советская и Оборонная - вполне себе довоенные: с целыми стеклами и свежей штукатуркой. Зря, что ли, в Ростове-на–Дону целый завод пластиковых окон работает только на Донбасс! И практически нет политической рекламы. Только на одной окраине попался щит с видом разрушенного здания и надписью "Не забудем, не простим". В другом конце города рекламируется военная служба по контракту во 2-й отдельной гвардейской мотострелковой бригаде. При этом раз десять на дню слышны призывы Плотницкого вступать в ополчение.

Но никаких тебе сводок о раненых и погибших - впрочем, их никогда и не было. Это только ВСУ несет потери, а в Луганске тихая, мирная жизнь. Правда, несколько пугающе выглядит здание, где до войны работал ресторан "Мафия". Вывеску не сняли, но возвели бетонную стену с колючей проволокой "бруно" по верху. И некоторые теперь сомневаются, точно ли за забором столовая для военных? Говорят, под вывеской "Мафия" располагается военная комендатура, хотя официально она находится в другом месте.

Ну, шутников здесь и без того хватает. Чего стоит название магазина "Военторг № 1" у автовокзала. Не знаю, продают ли там танки и ракетные установки, но символика и сувениры ЛНР всегда в наличии.

Магазины в Луганске есть всякие, на каждом шагу попадаются то "комиссионный магазин", то "скупка золота". Золотишко скупают даже в продовольственных магазинах. Такое впечатление, что это регион не угольных шахт, а золотых копей. Но на улицах, ничего не скажешь, чисто. Злые языки утверждают, это все стараниями разного рода штрафников. Тут следует отметить, что в ЛНР теперь заработали и "суды" - правда, рассматривают только уголовные дела, гражданского судопроизводства по-прежнему нет. Практически нет и адвокатуры. А где ей место, когда одновременно действуют и прежнее украинское законодательство (а какое же еще!), и новая революционная целесообразность.

И народу в городе прибавилось. А как не прибавиться, когда время от времени появляются слухи, что начнут конфисковывать квартиры. Впрочем, пустующих частных домов в центре города и сейчас предостаточно. Цены на недвижимость до того мизерны, что их скупают десятками в одни руки, в том числе и дельцы из России. Хотя и понимают, что такие сделки заведомо ничтожны. Как ничтожен и вес паспорта ЛНР. Но люди вынуждены получать сей документ. Иначе не выдадут самую простенькую справку, не примут жалобу или заявление, не говоря уже о чем-то большем! Требуют: сначала, мол, стань гражданином республики. Правда, всю эту кампанию неожиданно перебил пресловутый безвиз. И теперь с украинским паспортом не может сравниться не то что паспорт ЛНР, но и самой РФ.

В республике два "перехода" на российскую сторону - Изварино и Должанский. Пешком пересечь границу можно за полчаса, дольше досматривают только машины и автобусы. На украинскую сторону пункт пропуска один, у Станицы Луганской. Там за день, бывает, проходит от 8 до 10 тысяч человек. И все пешком, мост через Сев. Донец так и не восстановили. Идут на украинскую сторону по самым разным делам, но теперь все больше за биометрическими паспортами - в Северодонецк и Лисичанск. Даром что на Майдане за "европейскими ценностями" стоять не захотели!

Странное время сейчас в республике. Время затишья, по избитому определению - "как перед грозой". Кто-то в частных разговорах называет его страшным, кто - странным. Но с тем, что оно исключительно адреналиновое, не спорит никто. В любой момент может случиться все что угодно. Хоть и при комендантском часе с 23:00 до 6:00. А пока власть изо всех сил старается изображать бурную культурную жизнь. Как в пионерском лагере: какие-то бесконечные фестивали, смотры, конкурсы. На телеэкране все это выглядит довольно вымученно, особенно детские и стариковские поделки: фотографии, макраме, вышивки.

Примерно на таком уровне и учеба студентов. Да, материальная база - учебные корпуса, общежития - осталась, но верхушка преподавательского состава выехала в Украину. И если в таких условиях лаборант может стать заведующим кафедрой, то статус диплома непризнанного государства поднять ничто не в силах. Вот и едут доучиться, переучиваться в Украину. Знаю одного молодого врача, что окончил институт как раз в 2014-м и проходил интернатуру уже в ЛНР. Теперь вот вынужден переучиваться на украинской стороне. Хорошо, никаких проблем с выездом. И пусть поезда не ходят, зато автобусы везут во все стороны: и в Одессу, и в Киев, и Москву.

И с Москвой теперь особенные связи: хождение гривны с марта окончательно отменили, расчеты только в рублях. Так что некоторые могут чувствовать себя практически россиянами. Правда, банковскую систему так и не восстановили, банкоматы по-прежнему затянуты паутиной. Обналичивают пенсии и другие социальные выплаты полулегальные конторы, а то российские банки дерут суровые комиссионные, до 30 процентов! В Луганске такая контора работает в центре города, берет недорого, всего 5%.

Зато на этом фоне появилось такое серьезное финансовое учреждение, как Госбанк! И сама ЛНР - не республика, а "государство". В этом "государстве" если и случается массовое мероприятие, то непременно международное. Как театральный фестиваль им. Павла Луспекаева. И чтобы никто не сомневался, в новостной программе канала "Луганск-24" так прямо и сообщили: "В Луганск приехали театральные коллективы из многих государств(!) Российской Федерации". Это, чтобы знали, про Йошкар-Олу и Ижевск.

Хотелось бы напомнить мегаломанам ЛНР, что сие "государство" занимает лишь треть Луганской области, а собираемых налогов едва хватает на содержание собственных силовых структур и руководителей "патриотических" организаций, куда скопом записывают всех бюджетников. Что до производства, то ничего серьезного в "государстве" не действует. Ну да, есть мясокомбинаты (целых два!), птицу выращивают, водку разливают, а пива почему-то своего нет. Пенсионеры на голодном пайке, Украина теперь жестко пресекает "пенсионный туризм". Но и у работающих положение не лучше: средняя зарплата - 5 тысяч рублей.

О том, как республика отчаянно нуждается в дотациях, рассказывают сами чиновники. На своих аппаратных совещаниях в прямом (будто бы!) эфире на все там же канале "Луганск-24". На этих совещаниях с важным видом обсуждают отнюдь не глобальные проблемы, а самые рядовые: открыть школьную котельную, начать ремонт дорог, приобрести школьные учебники. И, оказывается, найти десять метров силового кабеля или несколько камазов щебенки ЛНР может только "по гуманитарной линии" или при помощи оставшихся в наличии бизнесменов. "Государство" и не скрывает, что живет на подаяние из России.

Что не мешает властям республик-содержанок изображать идеологическую самостоятельность. Так, в начале февраля главы ЛНР и ДНР Плотницкий и Захарченко объявили о начале действия гуманитарной программы по воссоединению народов Донбасса. В связи с чем неподконтрольные части Луганской и Донецкой областей объявлены временно оккупированными(!) украинской армией. А воссоединение обещано "путем развития и укрепления культурных, гуманитарных и профессиональных связей, а также оказания социальных и административных услуг". Эта инициатива вполне в русле гибридной войны России против Украины.

Неизвестно, как там будет с культурными связами и медицинской помощью на практике, но "министр внутренних дел ЛНР" на полном серьезе призывает жителей Луганской области жаловаться на действия украинских военных: мол, разберемся, накажем! В этом месте стоит напомнить министру, что сам он обитает в реквизированном особняке, по слухам принадлежащем президенту футбольного клуба "Заря". Впрочем, не брезгуют чужим имуществом, чужим бизнесом и другие высокопоставленные чиновники ЛНР. Но о том, кто что занял, кто чем завладел, в ЛНР рассказывают пока шепотом.

За три года бурной деятельности новая власть успела отметиться в Луганске не только конфискацией и экспроприацией, но и посредством, так сказать, монументального искусства. Для укрепления авторитета не жалели ни бронзы, ни гранита, ни бетона - памятников наставили и думают на века! А могли бы обойтись одним танком, что стоит на обочине дороги Луганск - Краснодон. На стволе танковой пушки выведено: "За ваше и наше будущее!". И пока на Донбассе за будущее отвечают танки, через границу везут погибших российских военных. Свидетельствую: 17 апреля через КПП "Изварино" около полудня границу пересек автобус без окон, но со специальной задней дверью-аппарелью. На черном боку было выведено: "Груз 200".


Трудно быть Молодых

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 12.05.2017

7

В четверг прокурор Мария Семененко явно намеревалась поставить жирную победную точку под обвинениями Зауру Дадаеву. Для этого в суде появились два свидетеля. Но что извлекли из этого бурного дня присяжные, остается только гадать.

Свидетель №1: следы выстрелов на теле


Эксперт Андрей Володин участвовал в экспертизе, нашедшей микрочастицы следов выстрела на правой (2 частицы) и левой (1 частица) ладонях Дадаева, под ногтями правой (3 шт.) и левой (8 шт.) рук, а также за левым ухом (1 шт.).

Как и ожидали прокуроры, эксперт пояснил:

- найдены не пороховые газы, а более долговечные частицы, образующиеся при взрыве капсюля-воспламенителя;

- они забиваются в микротрещинки на коже и сохраняются там, даже есть мыться, до одного месяца, а под ногтями и дольше;

- большее число микрочастиц, найденных на левой руке, говорит, что скорее всего стреляли левой;

- достаточно одной такой частицы - круглой, размером в несколько микрон, состоящей из смеси свинца-олова-сурьмы-кислорода или ртути-олова-сурьмы-кислорода, чтобы доказать следы выстрела, поскольку ничем другим она быть не может.


Казалось бы, это опровергает доводы Дадаева, что за 8 дней он много раз мылся. А поскольку следствие считает его левшой, то его авторство в стрельбе доказано.


Но когда вопросы стали задавать адвокаты, выяснилось:

- срок один месяц - результат не химически точных данных, а статистический, из опыта подобных исследований;

- время происхождения каждой частицы установить нельзя (по утверждению защиты, Дадаев участвовал в боестолкновениях в начале декабря; к тому же прокуроры в числе доказательств зачем-то упоминали про стрельбище, устроенное кем-то на окраине деревни Козино, где жили Губашевы и бывал Дадаев);

- частицы могут попасть на тело в результате соприкосновения с оружие, из которого ранее стреляли (Дадаев утверждает, что, допрашивая после задержания, его тыкали стволом пистолета в голову);

- эксперту неизвестно, сколько сохраняются частицы на самом оружии (а увольняясь из органов 1 марта, Дадаев якобы перебирал и смазывал свое боевое оружие);

- на голову частицы могут попасть не только из образовавшегося после выстрела облака, но и если просто почесать "загрязненной" рукой за ухом.


Во время допроса не было упомянуто (это следует из текста самой экспертизы), что найденные частицы - разных типов, что может говорить об использовании различных ударно-воспламенительных смесей или разных видов патронных капсюлей. Впрочем, известно, что в Немцова стреляли патронами двух разных видов.

В общем, я не уверен, что обвинение добилось внятного результата, приводя этого свидетеля.


Свидетель №2: главная сенсация


89424Евгений Молодых стал вторым из трех известных людей, присутствовавших на месте преступления (водителя Будникова допрашивали накануне). Наблюдатели долго недоумевали, как можно рассматривать дело в отсутствие главных свидетелей, но обвинение давало понять, что сенсаций следует ждать под самый занавес. Дождались.

Евгений Молодых шел по мосту вслед за Немцовым и Дурицкой, первым из посторонних оказался у тела, пытался оказать помощь, звонил "112" - это давно известно из его интервью, появившегося в самом начале следствия. Интервью опубликовал LifeNews на следующий день после убийства, но более полная и без искажений голоса версия ходила в Youtube.

Едва начав давать показания в суде, Молодых указал на Дадаева: "Этот человек похож на того". "Кого?" - удивился судья. "Который садился в машину". - "Какую?" - "На мосту, когда стреляли в Немцова".

Свидетель вел себя немного странно. Большей частью прокурорам приходилось клещами вытаскивать из него слова, но иногда он вдруг начинал говорить очень уверенно. Например, когда показывал на видео, как подходил к мосту с Красной площади (не так, как Немцов с Дурицкой, а мимо мавзолея). Или когда комментировал присяжным фотографии со следственного эксперимента, где он показывает, как наклонялся к телу Немцова и осматривал его. Но описание внешности убийцы давалось ему гораздо тяжелее. Говорил односложно, неохотно и запинаясь.

Он гулял с девушкой, потом шел по Тверской в поисках магазина с часами, чтобы купить подарок другу (в 11 часов вечера). Вышел на Красную площадь и решил дойти до Новокузнецкой, чтобы сесть в метро на зеленую ветку (почему не сделал это на Театральной?). Слушал музыку и "переписывался в соцсетях". В какой-то момент поднял голову, увидав лежащего человека и убегавшего от него человека (на каком расстоянии от тела был убегавший, сказать не может). Бежавший сел в машину, которая сразу отъехала. Номера не помнит, цвет увидел не точно - светлый. Убегавший был ростом 170-175 см, одет в синие джинсы и коричневую толстовку. У убегавшего человека были черная щетина и профиль, похожий на Дадаева. Сам он находился в этот момент в ста метрах.

У места убийства видел только Дурицкую и водителя уборочной машины, с которым не общался. Еще были две женщины, шедшие "навстречу", они "спустились с моста по лестнице", но описать их не может. Больше никаких людей не видел. Останавливавшихся у места происшествия машин не заметил. Ни с кем больше не говорил.

Противоречия в показаниях


Молодых трижды давал показания на следствии - ночью 28 февраля (через два часа после убийства), 1 марта (почему-то ночью) и 2 апреля. Все три раза он точно так же описал внешность предполагаемого убийцы (в суде не сказал лишь, что одежда сидела свободно), но повторял, что видел того только со спины. Ни о какой щетине и чертах лица в профиль он не говорил.

Показания огласили. Молодых пытался объяснять противоречия хорошо известными мне способами. Что не говорил о щетине потому, что "ему на следствии задавали другие вопросы" - о возрасте, росте, одежде. Что остальное вспомнил "позже, в результате многочисленных допросов". Наконец, классическое: "видел со спины, но когда человек побежал к машине, заметил и профиль с характерными чертами лица".

Замечу также, что за время суда и следствия Дадаев очень сильно расплылся и отрастил здоровую бороду. Я с трудом узнаю в нем того худощавого, с резкими чертами и впалыми щеками человека, которого впервые увидел после ареста.

Что было на самом деле


На записи ТВЦ видны люди, оказавшиеся на месте преступления и вокруг до и сразу после убийства и останавливавшиеся автомашины. Ни Дурицкая, ни водитель уборщика, ни теперь Молодых их "не видели".

Вот схема движения Евгения Молодых к месту убийства. Впервые он показывается в кадре через 21 секунду после убийства в 110 метрах. Если посчитать скорость его движения, то в момент выстрелов он мог быть примерно в 130 метрах, рядом с пешеходным переходом. На записи вообще не видно, чтобы он подходил откуда-то к началу моста. Возможно, он вышел из перехода (тогда неправда, что пришел с Красной площади). Возможно, стоял, скрытый автобусной остановкой у перехода. Или рассмотреть мешает плохое качество записи. В любом случае он видел описанное с более далекого расстояния, чем говорит; можно ли разглядеть оттуда "черты лица", можете проверить сами.
89422

Личное мнение


Мне стыдно посещать суды. Мне стыдно за прокуроров, которые, видимо, уже не могут обойтись без таких махинаций. А скорее не хотят, потому что привыкли, что теперь в суде можно все. Ни о каком установлении истины, естественно, в таких условиях говорить уже не приходится.

Я не верю, что Молодых - "чистильщик" или еще какая демоническая фигура. Просто прокурорам так удобнее было - придержать его на конец, чтобы, если надо будет, он пришел и соврал.

Экспертизы


Мария Семененко сообщила, что в выделенном деле об организаторах (следствие по которому продолжается) сделали экспертизу видеозаписи подъездной камеры с Веерной, 3. Выводы - запись "имеет прерывания в интересующих местах" и потому установить точное местонахождение людей невозможно. Интересно было бы почитать, как это установлено. До тех пор я остаюсь при своем мнении, что запись вполне релевантна.

В суд также поступила наконец портретная экспертиза многочисленных видеозаписей с Красной площади, где неоднократно, по мнению следствия (и моему тоже), засветились Анзор Губашев и Шаванов. По словам адвокатов, там сказано, что идентифицировать фигурантов не представляется возможным. Но точнее узнаем на следующем заседании.


Как вас теперь призывать

Vip Лев Левинсон (в блоге Свободное место) 11.05.2017

25669

"В период проведения призывных кампаний в 2016 году военные комиссариаты не смогли оповестить о явке на мероприятия, связанные с призывом на военную службу, более 110 тыс. призывников, что составляет почти 36% от количества граждан, призванных на военную службу". Это из пояснительной записки к законопроекту, призванному покончить со столь массовым пренебрежением священным долгом.

Процент смотрится эффектно: еще бы - каждый третий! Но, чуть вглядевшись, понимаешь, что 110 тысяч не получивших повестки на мероприятия, связанные с призывом, - это не жуткий недобор солдат и не срыв плана призыва. В 2016 году план был выполнен и перевыполнен. Главное организационно-мобилизационное управление (ГОМУ) Генштаба ВС РФ уже не первый год жалуется на избыток желающих служить, что потребовало уже перехода к более строгим критериям отбора.

Несмотря на это, свистопляска вокруг призыва продолжается. Свидетельство тому - законодательная инициатива, поступившая в начале мая из верхней палаты в нижнюю.

Проект закона называется "О внесении изменений в статьи 8 и 31 Федерального закона "О воинской обязанности и военной службе" в части совершенствования порядка оповещения граждан о явке на мероприятия, связанные с исполнением воинской обязанности". Внесен он Виктором Озеровым, 20 с лишним лет возглавляющим комитет Совета Федерации по обороне и безопасности; к Озерову присоединились несколько других членов комитета.

Известно: чтобы взять человека на крючок, надо всучить ему повестку. Пока что действует традиционная процедура оповещения - повестка вручается призывнику лично, под расписку. Вручается сотрудником военкомата, а по месту работы или учебы - через администрацию.

Проект содержит новые технологии. Предлагается, во-первых, если призывника нет дома, вручать, опять же под роспись, повестки его "уполномоченным представителям". При этом кто это такие, не уточняется. Есть законные представители у несовершеннолетнего, но призыву-то подлежат граждане, уже достигшие 18 лет. Взрослый человек может иметь представителей по доверенности, нотариально заверенной. Но трудно себе представить граждан призывного возраста, желающих выдать кому-то доверенность на получение повестки. Все же прочие, открывшие гонцу дверь, будь то родители, бабушки, дедушки, девушки, соседи или племянники, никакими уполномоченными представителями не являются.

Во-вторых, предлагается присылать повестку почтой, заказным письмом с уведомлением о вручении, и вручать ее призывнику или таинственному "уполномоченному представителю". За отказ принять повестку и расписаться авторы проекта грозят привлечением к ответственности по уголовной статье об уклонении от военной службы. Но кого и за что? Если призывник сам скажет "а на фига?", тогда понятно. Но если не расписалась якобы уполномоченная бабушка, кого будут сажать по 328-й за уклонение? Бабушку, внука или обоих?

Далее. По существующему порядку повестка, врученная с опозданием, после указанной в ней даты явки, считается недействительной. И военком в тщетной попытке изловить беглеца, матерясь, выписывает другую. Генералы-сенаторы изобрели военную хитрость. Граждане, подлежащие призыву на военную службу, - пишут они в законопроекте, - получившие повестки, направленные по почте, после указанных в них дат явки... обязаны в течение трех рабочих дней со дня вручения повестки самостоятельно явиться в соответствующий военный комиссариат для получения повестки. Получается, направлять заведомо запаздывающие повестки даже выгоднее: призывнику, имеющему по проекту три дня на выбор, труднее будет отговориться уважительной причиной.

Все это лишь отблеск давней мечты ГОМУ об общей обязанности всех "мочащихся к стене" являться в военкомат вообще без повесток.

Наконец, самый интересный способ борьбы с уклонистами: Озеров и компания догадались слать повестки по электронной почте, для чего в перечень сведений о гражданине, подлежащем призыву, включается, по законопроекту, его электронный адрес. По умолчанию признается, что отправленная таким образом повестка будет считаться полученной, а неполучение, если таковое случится, еще придется доказать.

Написали: "Повестка гражданину может направляться в электронном виде на электронный адрес". Что из этого следует? Обязанность иметь электронную почту? Обязанность читать ее, если имеешь? С какой периодичностью? И есть ли у каждого гражданина РФ призывного возраста айфон, айпад или десктоп?

И к чему вообще весь этот сыр-бор с повестками, если никаких проблем с призывом давно нет?

Угроза принудительного призыва - давнее средство военно-полицейского давления на человека. Более полицейского, чем военного. Авторы законопроекта и не скрывают его подлинной направленности: В целом реализация указанного проекта федерального закона позволит сократить количество граждан, уклоняющихся от исполнения воинской обязанности, и повысит эффективность работы по привлечению их к ответственности.

Бывает, что представители обособленной корпорации используют свой кодовые словечки, специальное произношение обычных слов. Так, тюремщики говорят "осУжденные", а военкоматчики - "прИзыв". Отличие прИзыва от призыва в том, что по призыву - это когда вежливо вручили повестку, провели комиссию, признали годным, направили на военную или альтернативную службу; или же признали негодным, выдали военный билет. А прИзыв - это когда устраивают засады, сидят в кустах, рвут заявление на альтернативную службу. Когда звонят на рассвете в дверь и в глазок виден человек в кальсонах, кричащий "у вас течет, у нас потолок протекает!" - а оказывается, что он принес повестку. ПрИзыв - это когда тех, кто хочет в армию, оставляют дома, а тех, кто не хочет, тянут туда силком.


Первый ключевой свидетель

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 10.05.2017

7

89395
Сегодня на процесс по убийству Немцова обвинение привело долгожданного свидетеля Будникова, водителя снегоуборщика. Это действительно оказался тот самый человек, анонимное интервью с которым появилось через день после убийства, через неделю его чуть приоткрыла "Россия 24" и уж совсем явно показал НТВ.

Видимо, прокуроры привели его затем, чтобы он сказал, что был в машине один, - чтобы опровергнуть многочисленные "неформальные" версии. Этот вопрос прозвучал одним из первых. Больше ничего существенно нового мы не узнали.

Ехал, в одно из двух зеркал справа (первое направлено вниз на щетки, второе - обычное) увидел лежащего, остановился. К нему бежала девушка в светлом полушубке.

До того видел проходящую по мосту пару, но не видел никого идущего вслед за ними. И вообще больше никого на мосту не видел - ни подходившего к ним с Дурицкой свидетеля Молодых, ни неизвестного прохожего, прошедшего без остановки по мосту со стороны Васильевского, ни еще двух человек, подошедших со стороны Болотной и, видимо, ушедших по лестнице вниз (все они видны на записи ТВЦ в то время, как уборочная машина еще стоит, а Будников общается с Дурицкой). Его переспрашивали несколько раз, он настаивал: кроме него с Дурицкой никого не было.

Он позвонил "112" с телефона Дурицкой (скорее всего потому, что оставил свой телефон в машине), простоял у места происшествия не более полминуты (на самом деле - 5 минут) и уехал. Единственное, что заметил, - остановившийся на несколько секунд у места убийства "каблучок". Как он сказал, это был явный зевака. Поехал дальше, доехал до конца моста, развернулся. На обратном пути уже видел у места убийства полицейскую машину. Затем поехал убирать Варварку и Солянку.

Любопытно, что примерно в 3 часа ночи его вызвали на место происшествия и он смывал там кровь, но уже на другой машине. Вышел из нее и смывал из шланга. Много ли было крови, не помнит.

На вопрос адвоката, осматривало ли следствие машину, на которой он работал, Будников ответил: "Нет, а зачем?". До дня убийства он работал в компании "ГБО Автомобильные дороги" около года, еще через год после этого уволился.

Большего ни обвинение, ни защита из этого допроса извлечь не сумели или не захотели. Не был озвучен ни номер машины, ни даже ее точная модель.


Прошу не выражаться

Vip Александр Скобов (в блоге Свободное место) 06.05.2017

59

Алексей Навальный вывесил видео, как полиция в метро требует от молодого человека содрать с его сумки наклейку со словом "Навальный", потому что, мол, на нее "разрешение надо". Написал, что это очередное скотское перерождение государственной машины и что это "охренеть". А я вот уже давно не охреневаю. Во всяком случае, после того как полиция хватала за ношение по улице белых шариков с надписью "Меня надули" и белых ленточек. За совместное раскрытие зонтиков в знак поддержки телеканала "Дождь".

Случившееся - совершенно закономерное и логичное развитие полицейской трактовки нашего законодательства о проведении публичных акций общественно-политического характера. Я уже многократно обращал внимание на то, что законодательная регламентация проведения публичных акций через процедуру подачи уведомления и его согласования в нормальных странах направлена на минимизацию помех проходу граждан, каковые помехи создает любая массовая акция. У нас же регламентирующее проведение акций законодательство преследует совершенно другую цель: не дать гражданам возможности публично демонстрировать свою общественно-политическую позицию без специального на то разрешения.

Помехи другим гражданам интересуют наше полицейское государство в последнюю очередь. А в первую очередь его интересует, есть ли признаки "публичного выражения гражданином его отношения к актуальным общественно-политическим проблемам". Это стандартная (причем наименее косноязычная) формулировка из полицейских рапортов и протоколов о задержаниях на так называемых "несанкционированных мероприятиях".

Какое-то время таковыми признаками признавались либо наличие у гражданина плаката политического содержания, либо скандирование им лозунгов. Последнее полиция особенно любила вписывать в протоколы задержаний. Ведь проверить, действительно ли человек в толпе выкрикивал лозунги, практически невозможно, а выдрессированные суды всегда принимали на веру утверждения полицейских. Но полицейская мысль на этом не остановилась. Она развивалась дальше и вскоре открыла для себя, что если можно хватать человека за скандирование лозунгов без разрешения, то почему бы не задерживать за то, что человек на улице беседует с группой журналистов? Тоже ведь публично выражает свое отношение к актуальным проблемам. Зачем же еще беседуют с журналистами?

Дальше - больше. Полиция додумалась и до того, что признаком "публичного выражения отношения" может быть не только плакат с грамотно написанным лозунгом, но и вообще любой предмет, имеющий общественно-политическую смысловую нагрузку даже ситуативно. Например, в момент политического скандала с телеканалом "Дождь" такую нагрузку ситуативно может иметь зонтик. И если десяток человек на площади по предварительному сговору одновременно раскрывают зонтики без полицейского на то разрешения, то они же явно "выражают" незаконно. Всех в кутузку!

Согласно этой полицейской логике вполне можно посчитать незаконным ношение в публичном месте без разрешения значка, а уж тем более наклейки на сумке. Понятно, что никакому проходу других граждан ни значок, ни наклейка мешать не могут никак, но ведь "выражают"! А главное, наши ныне действующие законы действительно дают возможность так себя интерпретировать. Для этого и придумывались. Так что Навальный столкнулся не с идиотизмом и отсебятиной низовой держиморды, а с целенаправленной многолетней политикой государства в целом.

В основе этой политики не только подсознательный, но вполне панический, липкий страх правящей клики перед любой неподконтрольной общественной активностью. Перед тем, что если оставить хоть какую-то лазейку для такой активности, их рано или поздно сметет. В основе этой политики еще и глубочайшее внутреннее убеждение всей нашей власти - от обитателей Кремля до последнего рядового сотрудника патрульно-постовой службы, - что выражать свои взгляды гражданин может только по их милостивейшему разрешению.


Давайте быть точнее!

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 03.05.2017

7

В истории с расследованием нападения на Навального произошел небольшой казус. Помимо снимков уже установленных участников нападения, в блоге политика были опубликованы кадры с еще двумя подозреваемыми в причастности к нападению. Один из этих людей объявился сам, заявив о своей непричастности. Обычный посетитель бизнес-центра случайно оказался рядом, шарахнулся в сторону и, видимо, этим привлек к себе внимание.

Так случилось, что я, не зная лично этого человека, оказался с ним "на расстоянии двух рукопожатий" через знакомых, не доверять которым у меня нет оснований. Бывает. По поводу публикации снимков к Навальному никаких претензий - совершено преступление, человек может лишиться глаза, "органы" не чешутся. Именно по причине абсолютного недоверия к этим "органам" такое распространение получили всевозможные "народные расследования". Кто-то же должен устанавливать правду!

Я только за, пусть все копают, чем больше информации, тем больше шанс на успех. Стоит лишь учитывать, что при тотальном распространении смартфонов и камер наблюдения миллионы людей попадают в объектив. Субъективная интерпретация внешности или действий человека всегда может оказаться неточной.

На мой взгляд, в поисках истины важно помнить:

1. От авторов расследований требуется точность и аккуратность высказывания. Наверное, не стоило называть материал "Внимание: поиск еще двух злодеев". Узнав о непричастности второго человека, политик написал об этом и честно убрал его фото. Но заголовок-то остался! И картинки разлетелись по сети - не остановишь. Теперь фото этого человека будет гулять с непременной характеристикой "злодей". Вспомним хотя бы недавнюю историю с "бородатым террористом" в питерском метро!

2. Читателям желательно внимательно относиться к авторскому сообщению. Не стоит его залихватски выкручивать на свой лад. Как только мы стали публиковать фотографии пресловутого "Козырька" с Болотной, с которым следствие спутало арестованного Дмитрия Бученкова, возникли посты: "Обнаружен провокатор с Болотной!". Ни разу мы этого не сказали! Мы до сих пор не знаем, кто этот человек и чем были мотивированы его действия.

Кстати, за время наших поисков этого человека возникали десятки версий, многим казалось, что они встречали его там или сям, приходилось все проверять, но все версии оказались ошибочными. Человеческая память - причудливая штука. Это только полицейские могут безошибочно узнать человека спустя пять лет - если начальство прикажет.

3. В любом случае относиться к результатам частных изысканий стоит "с головой". Главное, что в них содержится, - информация или какие-то на нее наводки. А наши выводы вовсе не обязательно должны совпадать с авторскими. Не стоит радостно распространять сенсационные открытия, не прочитав внимательно и не убедившись хотя бы, что они обоснованы достаточно серьезно.

Занимаясь делом об убийстве Немцова, в разговорах я постоянно вынужден комментировать исследования Игоря Мурзина. Повторю еще раз: он задает много резонных вопросов и замечает важные факты. Я могу класть их в свою копилку, говоря ему "спасибо" за это. Но вовсе не обязан разделять его выводы, которые мне часто кажутся конспирологическими и притянутыми. И это я еще не говорю о случаях, когда всевозможные "сливы" являются средством пропаганды и фальсификации!

Интернет и соцсети - мощное оружие, и обращаться с ним стоит соответственно. Тем более что собственная голова и здравый смысл - не менее надежные инструменты.


Чувства и мера

Vip Елена Санникова (в блоге Свободное место) 01.05.2017

35

В начале апреля я приезжала в Екатеринбург, чтобы выступить свидетелем защиты на процессе Руслана Соколовского. В конце апреля женщина-прокурор потребовала отправить Соколовского за колючую проволоку на три с половиной года.

Завершающим аккордом прозвучала эта новость в череде событий минувшей недели, среди которых - избиение спецназом политзаключенного Ивана Непомнящих вместе с другими заключенными колонии № 1 Ярославля, запредельно жестокий приговор крымскому татарину Руслану Зейтуллаеву, нападения на гражданских активистов (в результате одного из них ослепла активистка "Яблока" Наталья Федорова), развитие "дела 26 марта". И вот - запрос неадекватно большого срока Руслану Соколовскому...

Сам факт, что на молодого человека завели уголовное дело только за слова, произнесенные в видеороликах в интернете, уже смотрелся немыслимой дикостью. Тем более - взятие под стражу, пребывание в СИЗО, домашний арест… За что? За оскорбление чувств верующих? Но что такое чувства верующих? У одних верующих могут быть одни чувства, у других - совсем другие. Меня, например, как верующую оскорбляет сам факт ареста человека якобы за оскорбление моих чувств. Равно как и претензия государства защищать мои чувства, в чем они, чувства мои, совершенно не нуждаются.

Когда я увидела в интернете выступления свидетелей обвинения на процессе Соколовского, само собой возникло желание выступить свидетелем защиты. Пришлось просмотреть несколько роликов Руслана Соколовского, вменяемых ему в вину (в жизни своей не столкнулась бы с ними, если бы не этот процесс). Никаких эмоций, кроме чувства сострадания, у меня не возникло. Резкие и нервозные высказывания, вирус нигилизма, невоздержанность в полемике - от всего этого повеяло каким-то неблагополучием, возможно, какой-то травмой. Это впечатление полностью совпало с тем, что я узнавала о судьбе Руслана Соколовского в коридорах убогого, тускло освещенного здания Кировского районного суда Екатеринбурга, пока ждала своей очереди выступить в процессе.

89271
Руслан в суде. Фото Глеба Эделева

Руслан родился и вырос в Шадринске Курганской области. В младших классах школы пережил раннюю смерть отца. Затем - пожар, сгорело единственное жилье семьи Руслана. Городские власти дали вдове с двумя детьми компенсацию - 10 тысяч рублей. Поставили в очередь на получение муниципального жилья, которое не получено и по сей день, невзирая на то что немолодая женщина - ветеран труда. Позже внезапной смертью умер старший брат Руслана. Жизнь на съемных квартирах, вечная нужда, тяжелая болезнь мамы, слишком рано возникшая необходимость зарабатывать себе и маме на жизнь - вот то, что пришлось пережить Руслану Соколовскому в отрочестве.

Но не об этом пришла свидетельствовать на суде Елена Борисовна, мама Руслана Соколовского. Ее допрос был после моего, поэтому я могла уже находиться в зале суда и слышала ее показания полностью. Елена Борисовна свидетельствовала прежде всего о человеческих качествах сына, о том, каким спокойным, добрым и отзывчивым был он в семье, как хорошо учился, как много читал, побеждал в школьных олимпиадах, занимался историческим фехтованием, принимал участие в городских праздниках… После школы Руслан подал документы в четыре вуза, в трех из них был принят на бюджетное обучение, выбрал учебное заведение в Кургане, где учился на психолога. Только из вопросов адвоката выяснились тяжелые обстоятельства семьи. У Елены Борисовны онкологическое заболевание, она перенесла тяжелую операцию, имела пожизненную инвалидность, которую теперь почему-то сняли. Руслан перевелся учиться в Екатеринбург, но острая нужда и необходимость много работать заставили временно приостановить учебу. Елена Борисовна платит за съемное жилье 6 тысяч рублей, а пенсия у нее - 8 тысяч. Лечение, лекарства, элементарное жизнеобеспечение - все оплачивал сын. В случае его ареста она останется без средств к существованию.

"Он фактически мой опекун... Я всегда Русланом гордилась, горжусь и сейчас, он умный, незаурядный, ему учиться нужно, и меня поразило, что Руслан на скамье подсудимых. Я так тяжело это переживала, я заболела..."

89268

Елена Борисовна попала в больницу после того, как Руслана поместили в следственный изолятор минувшей осенью. У нее началась тяжелая депрессия, она до сих пор проходит курс лечения. Общаться с сыном ей запрещают. Следует напомнить, что в СИЗО Соколовского поместили после того, как его посетила любимая девушка в день рождения. Таким образом, по мнению следствия, был нарушен режим домашнего ареста. Вновь под домашний арест его вернули только в феврале.

Мы устали уже поминать Кафку, наблюдая процессы, подобные этому. Что видели свидетели обвинения? Ничего, кроме роликов Соколовского. Зачем они их просмотрели? Чтобы оскорбиться и рассказать о своих оскорбленных чувствах суду? Где факт, где событие преступления? А что видели свидетели защиты? Получается не процесс, а какой-то дискуссионный клуб, в результате которого кому-то и почему-то должен быть вынесен приговор. Когда я первый раз вошла в здание Кировского районного суда, первыми, кого я увидела, были священнослужители, пришедшие поддержать Соколовского. Они были полной противоположностью тем верующим, которые выступали двумя неделями раньше свидетелями обвинения. От тех веяло какой-то депрессивной мрачностью. Эти же улыбались, светились добротой, и было просто отрадно познакомиться с этими действительно верующими людьми с открытой христианской позицией.

89270
Фото Глеба Эделева

Так какое же право на существование имеет закон, учитывающий чувства одних верующих и полностью игнорирующий позицию и чувства других? Как вообще он определяет, верующий человек или нет? По какому праву в Уголовный кодекс введены юридически не определенные понятия? Четкой юридической трактовки понятия "чувства верующих" не существует, как не очерчено юридически и понятие "экстремизм". Введение в Уголовный кодекс таких расплывчатых формул - это подспорье для политических репрессий, не имеющее ни малейшего отношения к правосудию.

Прокурор Калинина, женщина с остановившимся лицом, за все заседание ни разу не улыбнувшаяся, задавала верующим людям, в том числе священнослужителям, явно провокационные вопросы. Озвучивая вырванные из контекста резкие антирелигиозные высказывания из роликов Руслана Соколовского, она спрашивала, допустимо ли такое говорить. Меня удивляла ситуация: а сама она зачем это говорит? Юный атеист произносил шокирующие фразы для усиления экспрессии, выражая свои атеистические взгляды и ориентируясь на аудиторию единомышленников. Прокурор произносила это в официальном учреждении в разговоре с верующими людьми с очевидной целью смутить, спровоцировать на высказывание против подсудимого. Допустимо ли такое поведение прокурора?

89269
Прокурор Калинина - слева

Я не знаю, верующий ли человек прокурор Калинина. Но она слышала показания мамы Руслана Соколовского и не может не понимать, что запрашивает смертный приговор для тяжелобольной женщины. Она выслушала свидетелей защиты, в том числе священнослужителей, семинаристов, христиан разных конфессий, ученых, а также мэра Екатеринбурга Ройзмана. Все они доходчиво объяснили, что деяния Соколовского не могут и не должны быть уголовно наказуемы. Однако же бестрепетно запросила нереально большой лагерный срок молодому человеку, прекрасно зная при этом, что условия во многих колониях Свердловской области пыточные. Не опасны ли для моральных и нравственных устоев общества подобные прокуроры?

Судья Шопоняк не показалась мне каменной, в ее интонациях не было жестокости, подчас в них пробивалось что-то живое, человеческое. Я знаю из публикаций, что оправдательных приговоров у этой судьи с немалым уже стажем не было. Но ведь она тоже слышала показания мамы Руслана и показания свидетелей защиты. Она ведь видела эти несчастные ролики, в которых отражено глубокое и глухое неблагополучие российской провинции, в которых ощущается беспросветность. Но в которых нет и в помине никаких призывов к насилию.

Может быть, я наивна. Может, недостаточно осознаю ужас происходящего. Но все-таки я надеюсь, что судье Екатерине Шопоняк хватит сердца и ума не назначать Руслану Соколовскому срок, связанный с лишением свободы.


Гидра экстремизма

Vip Дарья Костромина (в блоге Свободное место) 28.04.2017

12461

Следственный комитет, как похвастался его глава Александр Бастрыкин, за прошлый год наловил 882 экстремистов и 283 террористов, что немало. И тут же Бастрыкин говорит: "Кроме того, укрепляется разветвленная сеть центров финансирования, подготовки, информационной и пропагандистской поддержки экстремистов и террористов".

Ерунда какая-то получается. Чем больше работают, тем хуже ситуация, крепче разветвленная сеть? Может, их всех уволить тогда? А то на месте одной срубленной головы явно вырастают две новых. Гидра экстремизма. Чем больше посадишь, тем больше останется посадить.

Посмотрим, где они берут эту бравую статистику. С данными СК перекликаются данные судебного департамента при Верховном суде, открытые и достаточно подробные. Разница в том, что СК говорит о возбужденных делах, а ВС показывает число вынесенных приговоров, но тенденции, очевидно, общие.

Вот террористы. По 205-й статье и всем статьям 205 с точкой плюс статье 206 в 2016 году осуждены 174 человека, а в 2015 - 74. Не успех ли?

Строители Халифата

Самая многочисленная группа - это осужденные по статье 205.5 за участие в организации, признанной террористической. Их 63. Как правило, это члены "Хизб ут-тахрир аль-ислами" (Партия исламского освобождения): исламские фундаменталисты, мечтающие о едином теократическом государстве во всем мире. В теократическом государстве по мне ничего хорошего нет, и многие со мной согласятся, однако факт тот, что "Хизб ут-тахрир" никогда не устраивала и не планировала теракты. Дела об участии в ХуТ до тошноты одноообразны: на многих страницах обвиниловок и приговоров рассказывается, как фигуранты знакомились, пили чай, читали книги о политическом исламе, обсуждали их, передавали друг другу, снимали квартиры и жили в них, стояли в пикетах против репрессий и даже обсуждали, что говорить на допросах.

Кстати, статья 205.5 появилась в УК только в ноябре 2013 года. До этого посадить за терроризм людей, которые не занимались терроризмом, было чуть труднее. Нужно было если не доказать преступные планы, то хоть гранату подбросить в карман для приличия. Поэтому "хизбов", как правило, судили по менее тяжкой статье 282.2 (участие в запрещенной организации), а в особых случаях добавляли 278-ю через 30-ю (подготовка к насильственному захвату власти). Но это требует больше писанины. С 205.5 все совсем просто: в деле достаточно обозначить связи фигуранта с ХуТ (а "хизбы" обычно не отрицают партийную принадлежность), а если назвать его лидером ячейки, то до пожизненного.

Статья, естественно, чекистам понравилась. В 2014 году по ней начались первые следствия и было вынесено только 3 приговора, в 2015-м - 9 приговоров, а в 2016 году обвиняемые стали проходить через суд охапками. И надо думать, за такую раскрываемость начался звездопад на погоны.

Кстати, эта статья применима и к "Правому сектору" - он тоже признан террористической организацией. Были ли такие дела, пока неизвестно, но при определенных раскладах визитки Яроша может быть достаточно.

Оправдатели терроризма

На втором месте в этой статистике "оправдатели терроризма" (статья 205.2). За 2016 год по этой статье осуждены 47 человек, 31 из них приговорен к лишению свободы. Среди них, к примеру, блогер Алексей Кунгуров, который еще и мусульманином стать не успел, а уже "оправдывал ИГИЛ" (на самом деле критиковал российские бомбежки Сирии). Тут и куча дурацких, никем не прочитанных постов во "Вконтакте", и довески к "экстремистским" статьям. В прежние годы по этой статье шли и Борис Стомахин, поддержавший убийство Александра II (это же терроризм - ну и что, что давно?), и Антон Изокайтис, с пьяных глаз обматеривший ментов и всех русских в Новый год в обезьяннике и порадовавшийся недавним взрывам троллейбусов.

В 2013 году по статье 205.2 был вынесен один приговор, и то были веганские времена. Но вскоре до ФСБ дошло, что это тоже золотая жила: в 2014 году - 10 приговоров, в 2015-м - 26, а в 2016-м, как уже сказано, 47.

Просто фальсификации

Да и осужденные по статье 205 (теракт) не всегда террористы. Это, например, 15 осужденных по лелу о подготовке взрыва в кинотеатре "Киргизия" и признанных "Мемориалом" политзаключенными ввиду очевидных следов фальсификации. И вероятно, еще несколько похожих дел в отношении гастарбайтеров, вроде позавчерашнего задержания 12 человек в Калининграде: "Легенда для прикрытия типичная - боевики представлялись строителями и даже реально нанимались делать ремонт".

Излишне напоминать, что по 205-й статье сидят и группа Олега Сенцова, и Иван Асташин.

Еще 22 человека осуждены в 2016 году по статье 205.1 (содействие террористической деятельности). Возможно, она нужна и для реальной борьбы с терроризмом, но сейчас в России это статья имени Тагира Хасанова. Помните, как чекисты, будучи не в состоянии поймать братьев Умаровых, вероятно, ставших боевиками в Сирии, отомстили деду, у которого один из Умаровых снимал жилье. Деда сделали вдохновителем игиловцев и заморили до смерти: парализованный, он скончался в колонии.

Экстремисты, коим нет числа

Фонтан приговоров по статье 282 (возбуждение ненависти либо вражды) прорвало в 2014 году: осуждены были 267 человек, а годом ранее только 38. Было ли это связано с украинским вопросом, непонятно: ведь следствие по многим из этих дел могло начаться еще в 2013-м. На следующий год осудили по 282-й уже 378 человек, а в 2016-м - 395. Правда, реальные сроки из них получали меньше 10 процентов, но их доля в последние годы растет.

А по статье 280 (публичные призывы к экстремизму) удвоение числа приговоров произошло именно в 2016 году: с 64, из которых было 5 к реальным срокам, до 113 (из них 18 к реальным срокам). Кстати, часто людей осуждают одновременно и по 280-й, и по 282-й, просто дублируя обвинение, и бывает, что по одной из статей реального срока нет, а по другой есть.

В общем, получается больше 500 приговоров за 2016 год по экстремистским статьям. Ну а теперь вернемся к началу и вспомним про 882 дела от Бастрыкина. Они в основном пойдут на 2017 год, и уже сейчас видно, что "положительный тренд" не оборвется.

Но только почему, почему их, врагов отчизны, становится все больше?


К политзеку не пробиться

Vip Вера Лаврешина (в блоге Свободное место) 25.04.2017

465

С осени прошлого года давление на Бориса Стомахина в колонии строгого режима ИК-10, что в Пермском крае, усилилось. С января политзек уже трижды побывал в ШИЗО. И администрация колонии даже не утруждает себя объяснениями, за что именно его прессует. Схватили, посадили - значит, есть за что. Борису продолжают готовить ужесточение условий содержания - крытую тюрьму. Но экзекуция в который раз откладывается. Поскольку Роман Качанов, адвокат политзека, каждый раз находит в представлении, направляемом ИК-10 в Чусовской районный "суд", массу ошибок. И колония документ отзывает.

На моей памяти в течение трех лет здесь уже третий раз меняется начальник. Все они были не подарки, ведь на такое место человек попадает с особой суммой качеств. Но такого откровенного в своей беспринципности и цинизме экземпляра, как врио начальника колонии Новоженов Евгений Владимирович, подполковник внутренней службы, нам до сих пор не попадалось...

Замечу, что в прошлый раз, этой зимой, мы с Феликсом получили от него разрешение на посещение Бориса по доверенности (как его гражданские представители, конфиденциально, не через стекло) без особых проблем. На нас, правда, бухтели оперативники, требовали предъявления юридических дипломов. Но на свидание нас тогда отвели - куда полагается. В барак с изоляторами и "особыми строгими условиями". Для непосредственного общения с политзеком.

Вот этой-то возможности, в том числе и более частых свиданий, нас теперь лишают. На этот раз, видимо, навсегда.

Силовички устроили нам хорошо срежиссированную ролевую игру в доброго и злого полицейского. Раньше источником запретов был тот или иной руководитель ИК-10. Теперь же ситуацией почему-то управляют и распоряжаются его подчиненные. И стараются нас никуда не пущать. Скрываются от нас и демонстративно не выполняют возложенных на них функций.

Если по порядку, то дело было так. Мы с Феликсом Шведовским получили у подполковника Новоженова резолюцию на свидание и стали ждать проводника на зону у пропускного пункта. Торчали мы там больше часа на ветру, под снегопадом. Наконец появился обычный наш сталкер по прозвищу Валентиныч и предложил нам свидание на общих основаниях, через стекло, он другими-то не распоряжается. Все ответственные лица, по его словам, куда-то разбежались, проводить нас к Борису в барак якобы некому. Замначальника оперативного отдела Баяндин предоставить свой кабинет для свидания, как в прошлый раз, отказался.

Пошли мы снова к Новоженову. Требуем пропустить нас к Стомахину.

- От меня-то вы что хотите? Я же вам все подписал, - стал отбиваться Новоженов.

- Ваша подпись ничего не значит, - сказала я. - Вызовите сюда человека, который проведет нас на зону.

Он отказался.

- Я здесь человек временный, - как бы оправдываясь, заявил подполковник.

- То есть вы здесь пустое место, а в вашем режимном заведении просто бардак?

В ответ "начальник" лишь пожимал плечами и глуповато улыбался. С такой шокирующей откровенностью мы еще не сталкивались. Прежние-то напускали на себя важности. А этот не стесняется быть никем. Стало очевидным, что ежемесячные посещения Бориса по доверенности нам решили зарубить на корню. Придется, видимо, оспаривать это в местном "суде". И готовиться к грядущей осаде начальника-временщика и его беспредельщиков-подчиненных. Для этого надо приезжать в будние дни, а не накануне субботы. И отказаться уходить, пока наши права не будут осуществлены.


День нестыковок: детали признаний, праволеворукий стрелок, история задержания

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 20.04.2017

7

Дадаев и его защита продолжают активно сопротивляться обвинению.
Предыдущее насыщенное заседание, на котором Дадаев давал показания, закончилось горячим спором, зачитывать ли присяжным его признательные показания, данные в ночь на 8 марта 2015 года генералу Краснову сразу после задержания, и показывать ли их видеозапись. А если читать и показывать, то в каком объеме.

Что мы узнали из видео допроса?

На следующий день сразу в двух изданиях - "Новой" и "Комменсанте" - эти видео оказались опубликованы. Причем в "Коммерсанте" - аж дважды подряд: вечером 18-го и утром 19-го. И хотя эти показания уже многократно отрывочно цитировались в прессе, слив оказался уж слишком своевременным.

Сегодня судья решил посмотреть это видео, но для начала без присяжных. Что же интересного говорит Дадаев, кроме признания в убийстве?

1. Что идея убийства пришла им в январе 2015-го (а не в октябре 14-го, как доказывает следствие). И причиной была публикация в "Шарли Эбдо" (а не заказ за деньги, как утверждается в обвинении).

2. Что они втроем - он, Анзор Губашев и Шаванов - приехали к дому Немцова порознь и находились там все время, не приближаясь друг к другу. Контактировали только по телефонам (а "боевых секретных трубок", как известно, было только две).

3. Что Немцов отправился "в кабак" пешком (известно, что он приехал к ГУМу на машине, за которой, по версии следствия, следовали на ЗАЗе обвиняемые).

4. Что Губашев с Шавановым бросили машину "справа от арки" - видимо, Триумфальной (это гораздо дальше, чем Трубниковский переулок, где она была оставлена по окончательной версии).

5. Что машину и пистолет передал Губашеву "Русик" (Мухудинов?), но он с ним почти не знаком (Губашев говорит, что сам ее купил, а по версии следствия ее покупал в октябре 14-го Дадаев).

Кроме того, интересно описывается стрельба. Следствие объясняет направление выстрелов тем, что Дадаев левша. Проследим за его жестами на записи. Сперва показывает левой рукой. Затем на вопрос следователя, в какой руке держал пистолет, отвечает "в правой" и показывает правой. Но тут же поправляется - "в левой". Потом, в рассказе, еще раз показывает левой.

Сегодня, комментируя тот допрос, Дадаев сказал, что запись переписывали неоднократно, поскольку он говорил под диктовку Краснова и постоянно ошибался. Но это, естественно, недоказуемо.


Обстоятельства задержания

По документам Дадаев задержан 6 марта. Сам он утверждает, что 5-го. Версии обстоятельств задержания тоже различны. Сегодня стороны их озвучили.

Версия следствия. Он был задержан 6 марта сотрудником ГСУ Абрамовым, когда шел пешком по обочине. Дадаев добровольно согласился последовать с ним в отделение. Перед тем они с Юсуповым были задержаны сотрудниками наркоконтрля, но после проверки отпущены.

Версия Дадаева. Он ехал на машине с другом Юсуповым из Грозного домой в Ингушетию, на территории Ингушетии их остановили сотрудники наркоконтроля и предложили ехать за ними (один сел к ним в машину). Но вскоре кортеж вновь остановили неизвестные люди в масках, вытащили из машины. Его с Юсуповым полтора часа везли с мешками на голове (выехав за границу республики - видимо, в Северную Осетию). Затем почти двое суток держали порознь в неизвестном доме. Его били, угрожали и заставляли признаться, обещая Юсупова отпустить. Когда признался, его повезли в Москву, а Юсупова отпустили. По словам адвокатов, телефонная детализация Дадаева и Юсупова показывает, что их телефоны перестали работать именно вечером 5 марта.

Юсупов (тоже служащий МВД) и его командир (косвенно) подтверждают версию похищения, но "точно не помнят дату". Адвокаты говорят, что им Юсупов назвал 5 марта, а сказать "не помню" его заставили следователи.

Свидетели не прояснят

Защита просила суд вызвать свидетелями Абрамова, Юсупова, его командира, брата Дадаева (который его искал после пропажи) и сотрудников ФСКН. Для определения их личных адресов (служба ФСКН расформирована) предложили затребовать результаты проверки этой истории, где должны быть их данные. Судья отказал.

Присяжным так и не показали пока видео допроса, но зачитали отрывки признательных показаний. Следующее заседание 25 апреля.


Убийство Немцова: показания главного обвиняемого

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 19.04.2017

7

Во вторник на процессе по убийству Бориса Немцова со своими долгожданными показаниями выступил Заур Дадаев. Как главный фигурант и предполагаемый убийца, он давал показания последним. Но оказался первым, чьи показания оказались подробными, звучали убедительно и содержали весьма любопытные детали.

Так вышло из-за того, что Хамзату Бахаеву и Тамерлану Эскерханову сказать, по-видимому, было особенно нечего. Да и не нужно, поскольку обвинение так и не привело против них сколь-нибудь серьезных доказательств. Братья Губашевы, несмотря на многократные обещания "все рассказать, когда придет время", практически отказались от дачи показаний, ограничившись эмоциональными претензиями к обвинению в "фальсификации и искажении" всего и вся, а также попытками рассказать присяжным о давлении, которое на них оказывали следователи. Поскольку присяжным запрещено знать о ходе следствия и прочих процессуальных деталях, судья в конце концов удалил обоих братьев из зала суда. Мне такая позиция показалась совершенно проигрышной: в итоге зачитали их признательные показания на следствии, а альтернативной версии так и не прозвучало. Возможно, впрочем, у них не было иного выхода: если они действительно причастны, им оставалось только"закладывать заказчиков, что было категорически запрещено. А именно против Анзора есть наиболее весомые улики - доказательства его присутствия на месте убийства и участия в слежке.

Дадаев говорил спокойно и уверенно, вежливо обращаясь и к присяжным, и к прокурорам. Начал с поздравления всех с праздником (видимо, Пасхи). Я бы отметил основные пункты в его показаниях:
- заявил, что признательные показания на следствии давал под давлением и ради освобождения задержанного вместе с ним непричастного земляка;
- первым внятно изложил свою версию событий (связанных персонально с ним) и назвал нескольких новых имен;
- неожиданно и тонко намекнул на украинский след;
- наглядно продемонстрировал кавказскую иерархию, на которой строятся многие действия участников событий и которую не очень учитывают, оценивая этот процесс.

Иерархия

Руслан Мухудинов (заказчик, по версии обвинения) - "молодой, не до конца золотой мальчик". "Он не служил, а я - офицер, воевал. Я Геремееву друг, а он - шофером был". "Что, Русик за МЕНЯ платить будет?!" И т.д. О Руслане Геремееве говорит почти как о равном, но с уважением: командир. О Хамзате Бахаеве: "Он старше меня, я еще мальчиком его знал в селе. Что нам с ним было обсуждать?"

Общение на равных возможно только в одной возрастной и статусной нише. Шадид Губашев (младший брат и младший в компании) очень характерно описывал, как каждый день ездил к больному дяде через всю Москву по указанию тети - чтобы тому не было скучно. Точно так же он отправился в Чечню вслед за всей компанией 2 марта: старшие братья (Анзор и двоюродный Дадаев) позвонили - приезжай с родителями, вместе пообщаемся. Не ослушаешься.

Украина

По словам Дадаева, прилетев в Москву 26 февраля, Беслан Шаванов якобы кратко пересказал ему свои "неприятности": он был на Украине, и его там задержали на границе. Привели к знаменитому Исе Мунаеву, создателю батальона им. Джохара Дудаева, "воевавшему в Донецке вместе с СБУ" (слова Дадаева). Сперва у Шаванова отобрали и порвали паспорт, но потом он как-то договорился, его отпустили, и он "через Краснодар на корабле вернулся домой". Дадаев впервые упомянул об этой истории, и к чему был этот рассказ, остается только догадываться.

Описание событий

Дадаев сказал, что в сентябре - ноябре 2014 года (когда, по версии обвинения, началась слежка за Немцовым) был в Грозном в своей части. Поэтому 20 октября никак не мог покупать автомобиль ЗАЗ (на котором следили за Немцовым и скрывались с места преступления). 20 декабря он прилетел вместе с Артуром Геремеевым в Москву, чтобы встретиться с его дядей и своим бывшим командиром Русланом Геремеевым - посоветоваться об увольнении из органов. Объяснил увольнение тем, что имел уже три контузии, и к тому же осложнившимися отношениями с сослуживцами: "Когда мы бегали с автоматами в лесу, мы были равными, рядовыми. Потом я стал командиром, мне это было трудно". Артур Геремеев приехал тогда, чтобы помочь купить дяде квартиру на Веерной, 46 (снимать прежнюю на Веерной, 3 было дорого и невыгодно). Через 2-3 дня на одолженном Геремеевым "Мерседесе" отбыл в Грозный, где сразу подал рапорт об увольнении и ушел в отпуск. А окончательно уволился уже 1 марта, когда в последний раз перед задержанием прилетел в Грозный (ему позвонили из штаба, что документы готовы).

27 февраля, в день убийства, он утром вместе с Русланом Геремеевым отправился в мечеть, потом пообедали в ресторане "Веселый бабай" (где было много народа и они совершили следующий намаз). И в 16 часов вернулся домой на Веерную, 3, откуда не выходил до половины первого ночи (убийство совершено в 23:31).
89135
Дадаев входит на Веерную, 3 в четыре часа дня. Кадр отвергнутой судом видеозаписи

В квартире с ним были Артур Геремеев с Мухудиновым (которые позже уехали куда-то) и Шамхан Тазабаев. Это имя пока почти не звучало, однако Шамхан, по словам Дадаева, был с ним до самой ночи. В одном из входящих в дом на "забракованной" судом видеозаписи подъездной камеры некоторые подсудимые уже опознавали Тазабаева. Артур Геремеев, неустановленный Джабраиль и еще какие-то люди также входили-выходили из этого дома ночью после убийства. Почему никого из них мы не видим в суде в какой-либо роли, мне непонятно.

Непонятно также, почему не рассматриваются переговоры Дадаева с кучей народа в WhatsApp в это время, которые он упомянул и которые, по словам адвокатов, имеются в деле.

Объяснение следов пороха на теле Дадаева

"Если вы из каких-то этнических соображений думаете, что я не моюсь, это не так!" Ежедневно верующий человек совершает 5 намазов и 3-4 омовения. Руки до локтей, лоб, нос, локти, ноги. "Уши по утрам с мылом мою". "Выброс гильзы и газов идет в пистолете вправо. Чтобы получить порох за левым ухом, мне трубу надо было приспособить к пистолету".

Помимо этого, по словам Дадаева, когда из него выбивали показания после задержания, там было 10-12 человек с оружием и, угрожая, к его голове приставляли дуло пистолета. И вообще, он постоянно участвовал в боевых операциях и применял оружие. В частности, 4 декабря при освобождении Дома печати в Грозном.


Биологические следы Дадаева в автомобиле ЗАЗ

Дадаев объясняет присяжным, что отпечатков его пальцев в ЗАЗе не найдено. А "слюну у меня брали в СК 5 и 7 марта. Теперь мою слюну по всей Москве найти можно!"

Левша или правша?

Следствие объясняет направление ранений слева направо тем, что стрелял левша. В признательных показаниях сразу после задержания Дадаев называет себя левшой. Теперь он опроверг это. Судья отказался показать присяжным фотографии, где он держит оружие правой рукой. Замечу, что и вдову погибшего при задержании Шаванова спрашивали, не левша ли он.
89133
Дадаев - слева

Кто входил в дом?

Поскольку запись с подъезда на Веерной, 3 (где останавливались все предполагаемые исполнители убийства) признана недостоверной, гособвинители ссылаются только на камеру дома 46 (где жил Геремеев). Они упорно утверждают, что ночью после убийства в этот дом "вернулись Анзор Губашев, Шаванов, Дадаев и Мухудинов" (вся "преступная группа", вернувшаяся с убийства). Дадаев говорит, что ни Анзора, ни Шаванова там не было. К Геремееву ночью заходили только он, Мухудинов, Джабраиль и Шамхан Тазабаев. Я видел эту запись и также не обнаружил на ней ни Губашева, ни Шаванова.

Убивал ли Дадаев Немцова?

"Когда мне сказали, что Немцова убили, я сказал, что его же давно убили, - я его спутал с Березовским. Я Немцова не знал вообще".

Что все это значит?

Надо сказать, что многие изложенные Дадаевым детали подтверждаются документами в деле. Означает ли это полную непричастность Дадаева к преступлению? Нет. Но доказывать вину в суде - дело обвинения. А оно у нас привыкло не обращать внимания на некоторые нестыковки.


Штраф как штамп

Vip Елена Санникова (в блоге Свободное место) 15.04.2017

35

Тверской суд Москвы уже третью неделю работает в режиме нон-стоп, штампуя административные постановления по 26 марта, как под копирку написанные.

...Седьмой час вечера. Четверг. Рабочий день как будто закончился, но в коридорах суда много молодых людей, ожидающих своего заседания.

Судья Кроворучко рассматривает дело Александра Швецкова, который просит вызвать в суд свидетелей задержания, обеспечить явку человека, составлявшего протокол, вести протокол заседания, дать ему ознакомиться с материалами дела, приложить к делу его письменные объяснения и диск. Последние два ходатайства судья удовлетворяет, дав на ознакомление с делом три минуты. В остальных - отказ, "необходимости нет". И зачитывает обвинение:

"26 марта 2017 года в 17 часов 30 минут по адресу Пушкинская пл., д.2 Швецков Александр Евгеньевич нарушил порядок проведения митинга, а именно принял участие в составе группы граждан в количестве около 500 человек в митинге, не согласованном с органами власти города Москвы, при этом выкрикивал лозунги тематического содержания, на неоднократные требования сотрудников полиции прекратить противоправные действия, разойтись и предупреждение о том, что данное мероприятие не согласовано, не реагировал..."

Швецков не согласен. Он приехал в выходной день прогуляться по Красной площади, затем прошелся вверх по Тверской улице, проголодался, пошел в "Макдоналдс" на Пушкинской, увидел толпу, огляделся по сторонам и внезапно был выдернут из толпы двумя полицейскими, которые заломили ему руки и с матом и оскорблениями потащили в автозак. Это было около трех часов дня на Большой Бронной у "Макдоналдса", а не на Пушкинской площади, 2 в 17:30, как написано в протоколе. В отделение привезли в 5 часов вечера. Выпустили в 00:45.

Адвокат Комлев очень немногословен. Он уточняет у подзащитного, знал ли тот о митинге. "Слышал, но участия не принимал. Я совершенно аполитичен".

Адвокат просит обратить внимание на нестыковку: задержали человека не там, не тогда и не так, как написано в протоколе. Судья уходит в совещательную комнату, пообещав просмотреть там диск. Выходит минут через 10:

"Александра Швецкова признать виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 20.2 Кодекса об административных правонарушениях, подвергнуть наказанию в виде административного штрафа в размере 15 тысяч рублей".

Ни мотивировки, ни обоснования...

"Текст постановления сможете забрать на следующей неделе".

Следующее дело - молодой человек по фамилии Собычев. Его защитник ходатайствует: вызвать в суд сотрудников полиции, составивших протокол об административном задержании, вызвать в качестве свидетеля должностное лицо, направившее материалы дела в суд, истребовать оперативную видеосъемку задержания и записи видеокамер уличного наблюдения.

Судья Криворучко во всем отказывает: "необходимости не имеется". И зачитывает обвинение:

"26 марта 2017 года в 15 часов 50 минут по адресу Пушкинская пл., д.2 Собычев нарушил порядок проведения митинга, а именно принял участие в составе группы граждан в количестве около 500 человек в митинге, не согласованном с органами власти города Москвы, при этом выкрикивал лозунги тематического содержания, на неоднократные требования сотрудников полиции прекратить противоправные действия, разойтись и предупреждение о том, что данное мероприятие не согласовано, не реагировал и продолжал выкрикивать лозунги..."

Молодой человек объясняет: лозунги он не выкрикивал, а пришел на Пушкинскую встретиться с другом, чтобы потом идти дальше. С другом-то он встретился, но вокруг было много народа и кого-то рядом задержали. Он сфотографировал это и тут же сам был задержан.

Защитник Собычева хочет задать вопрос подзащитному, но судья не дает, перечисляет немногочисленные материалы дела (в основном полицейские протоколы и рапорты), уходит в совещательную комнату и через три минуты оглашает постановление:

"...Признать виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 20.2 кодекса об административных правонарушениях, подвергнуть наказанию в виде административного штрафа в размере 15 тысяч рублей..."

Следующий - Игорь Гармашов. Он не отрицает, что шел на митинг. Ходатайствует: приобщить к материалам дела копию протокола, из которого следует, что он не был ознакомлен со своими правами и обязанностями; вызвать двух свидетелей задержания (они здесь, в коридоре суда, и один из них - оператор "Радио Свобода", снимавший происходящее на видео); вызвать задержавших его полицейских и приобщить к материалам дела видеозаписи, фотографии, письменные объяснения.

Судья отказывает: "в свидетелях необходимости нет", "в копии протокола необходимости не имеется". Фотографии и диск, однако, соглашается приложить к делу. И зачитывает:

"26 марта 2017 года в 17:00 по адресу Пушкинская пл., д.2 Гармашов нарушил порядок проведения митинга, а именно принял участие в составе группы граждан в количестве около 500 человек в митинге, не согласованном с органами власти города Москвы, при этом выкрикивал лозунги тематического содержания, на неоднократные требования сотрудников полиции прекратить противоправные действия, разойтись и предупреждение о том, что данное мероприятие не согласовано, не реагировал и продолжал выкрикивать лозунги..."

Гармашов с обвинением не согласен. Дает четкие показания. Он работает у метро "Белорусская". Ровно в 14:00 направился оттуда в сторону метро "Маяковская". Ни плакатов, ни лозунгов у него не было. Единственное, что выделяло его из толпы, - это перекинутые через шею кроссовки. На Триумфальной площади в 14:20 к нему подошел корреспондент "Свободы" и взял небольшое интервью. В 14:26 к нему подошел полицейский, схватил за правую руку и повел мимо памятника Маяковскому в автозак. В 14:30 он оказался в автозаке, где сначала было 6 человек, через полтора часа стало 27. В 17:10 их привезли в ОВД "Щукинский", в 18:50 завели в отделение и начали оформлять протоколы. Вышел он из ОВД в 00:10 сразу же после разговора со старшим следователем СК. Рапорты составили сотрудники ОВД, а не те, что задерживали на площади.

Гармашов предъявил судье диск с видеозаписью, пересказав его содержание. "На видео видно, что я иду совершенно один, а не в группе 500 человек. Лозунги не выкрикиваю. Призывы полиции не раздаются. Задерживают меня на Триумфальной площади, а не на Пушкинской. На видео памятник Маяковскому, а не Пушкину".

Судья за несколько минут посмотрел диск на ноутбуке, принесенном Гармашовым. Ничего не сказал. Выслушал адвоката Ольгу Димитрогло, которая заявила о законности своевременной подачи заявки на митинг и незаконности отказа: "Есть все основания полагать, что действия правительства Москвы по несогласованию мероприятия являются неправовыми и не соответствуют требованиям российского законодательства. Ознакомившись с этими документами, мой подзащитный принял решение участвовать в акции. Но принять решение и принять участие - это разные вещи. Он привлекается как участник, хотя таковым не являлся. Он не дошел до места мероприятия и не мог участвовать в нем физически".

Судья уходит в совещательную комнату, забыв о процедуре оглашения материалов дела. Возвращается ровно через 5 минут.

"Гармашова Игоря Александровича признать виновным в совершении правонарушения, предусмотренного ч. 5 ст. 20.2 Кодекса об административных правонарушениях, подвергнуть наказанию в виде административного штрафа в размере 15 тысяч рублей..."

Поздний вечер. Коридоры суда опустели. На улице густые сумерки и мелкий холодный дождик. Небольшая группа гражданских активистов стоит под дождем. Все ли заседания закончились? Не судят ли кого-нибудь еще, кого нужно дождаться? В суд уже не войти, рабочий день давно закончился.

В этот день Тверским судом было вынесено более 20 постановлений о штрафах на суммы от 10 до 20 тысяч рублей. Кроме судьи Криворучко трудились судьи Меркулов, Гордеев, Орехова, Стеклиев, Короткова, Виноградова.

Стоит ли говорить, что большинство обвиняемых - молодые люди, у которых это первое задержание и первое административное дело? Тверская улица всегда полна народу, и кто на митинг пришел посмотреть, кто участвовать в нем пришел, а кто просто шел по улице - этого уже не разобрать. Хватали всех, составляли одинаковые протоколы на всех, и постановления у всех одинаковые. Только санкции разные, и по какому принципу одним 10 тысяч штрафа выписывают, другим 15, а третьим 20 - понять невозможно. Как невозможно понять, почему одним приписали ст. 19.3 КоАП (до 15 суток административного ареста), а другим ст. 20.2 КоАП (от 10 до 20 тыс.рублей).

На следующий день, 14 апреля, все повторилось: более 20 постановлений по ст. 20.2 КоАП со штрафами от 10 до 20 тысяч рублей, плюс еще два постановления по ст. 19.3 КоАП - по 15 суток административного ареста Вячеславу Мальцеву, выдернутому на это судилище из Саратова, и Константину Зеленину.

В понедельник Тверской суд продолжит свою работу.


Болотное дело: римейк или сиквел?

Vip Дмитрий Борко (в блоге Свободное место) 13.04.2017

7

Пять лет назад аресты за Болотную начались спустя три с лишним недели после событий 6 мая. После 26 марта им понадобилось две с половиной недели. Пятилетнее вложение средств и энергии в "правоохранительную систему" дало результат - следователи сработали на неделю быстрее. Прошла серия обысков и допросов. Арестованы четверо участников и "группа Мальцева". Многие уже говорят о "Болотном деле - 2". Так ли это?

Формально - нет. Вряд ли удастся сварганить общее уголовное дело: в отличие от Болотки, не было единого места действия, сопротивление полиции имело гораздо меньший масштаб, свелось к нескольким случайным стычкам. Массовые беспорядки тут нарисовать очень трудно. Правда, есть Дмитрий Богатов с его "призывами к терроризму". Хотя его дело относится к совершенно мифологической и несостоявшейся акции 2 апреля, думаю, обе эти истории будут подаваться вместе. Но вряд ли им удастся найти "терроризм" в событиях 26 марта и тем более 2 апреля. И обвинение Богатову, возможно, переквалифицируют на призывы к массовым беспорядкам.

Но они будут действовать так, чтобы воспроизвести Болотное дело в памяти народной, тем более что юридические нюансы народу безразличны. Ведь Болотное дело через год должно будет схлопнуться за истечением срока давности. Надо что-то свеженькое, еще годков на пять. Внешне это будет похоже: массовая акция, не подчинившаяся "законным требованиям", и серия дел против относительно небольшого количества ее участников. Но чтоб все знали.

Возможно, будет и схожее дело "организаторов". На их роль также выбраны фигуры несколько курьезные. Если анекдотичный "заговор на деньги Таргамадзе" никак не отразился на болотных событиях, то мальцевская "революция" вообще планировалась на осень, и совсем не по его призыву люди вышли 26 марта. Но факты для них не важны, главное - создать ассоциативный ряд. В этом смысле нынешняя история - такой же чистый пиар-ход, как и Болотное дело. Так что наверняка повторятся и привычные "лагеря подготовки боевиков", и прочие страшные сказки. А спорность фигур "организаторов" гарантирует отсутствие по-настоящему массовой поддержки, напротив - усилит склоки и раздор в среде оппозиционно настроенных граждан.

По привычной схеме какую-то идейную группу назначают на главную роль "опасности для общества". Тогда это были левые - анархисты и Левый фронт. Теперь, похоже, будут националисты, причем умеренные. Занятно, что либералы, составляющие основной костяк городского протестного движения, остаются не у дел. Видимо, "хомячки", хипстеры и прочая интеллигенция власть не особо пугают. Наверное, правильно.

Условия, в которых разворачивается сегодняшнее дело, от 2012 года отличаются довольно сильно. Годы реакции не прошли даром. К моменту начала болотных репрессий практически не существовало общественных структур, способных на него реагировать. Они как раз родились на волне преследований: "Росузник" и "Комитет 6 мая" возникли снизу, на беспартийной основе и сделали максимум возможного на тот момент для поддержки обвиняемых и идеологического противостояния кремлевской пропаганде.

Теперь есть Навальный с ФБК - с достаточно массовой поддержкой и какими-то деньгами. Ко времени Болотки политические лидеры того протеста уже почти утратили влияние на людей и события. Навальный сегодня, кажется, гораздо сильнее. Но, как и тех лидеров, его пока не трогают в связи с событиями. Интересно, как он будет действовать в условиях наезда на тех, кому помог выйти на улицу? В истории Болотного дела тогдашние "випы" оппозиции не проявились практически никак (за исключением Касьянова, изрядно вложившегося в поддержку общественного расследования и контрпропаганду).

О том, почему мы проиграли Болотное дело (а потом и все остальное), сказано немало. В феврале 14-го, подводя итоги самого крупного из болотных процессов, я писал:

"Очень быстро стало видно, что превратить этот процесс в политический не получится. К этому не готов никто. Для уверенного обсуждения правды необходимо умение ясно видеть собственные ошибки, комплексы и заблуждения. Чего мы тоже не умеем. Поэтому вся правда раздробилась в сознании народном на разрозненные мифологемы типа поиска "провокаторов" или спора о том, могут ли десять сидящих на асфальте помешать проходу 30-тысячной толпы. Надо всем этим витал зловещий образ "кровавого тирана", виновного во всех наших грехах, а внутри сидело подсознательное ощущение этого своего греха и вины. С такими мыслями мир не изменить - и правда превращается в фарс. Нам не хватило идеализма, сколько бы его ни презирали сегодня. Не ослепляющего идеализма, делающего тебя рабом одной идеи. А идеализма как веры в правду и право".

Сегодня мне нечего добавить. Мы получше научились защищать в судах "политических", стало больше опытных в этих делах адвокатов. Но и суды окончательно плюнули на закон в политических делах.

Возникло определенное, хрупкое пока еще, взаимодействие правозащитных и наблюдающих структур - "Русь сидящая", "Открытая Россия", "Общественный вердикт", ОВД-Инфо и некторые другие работают сегодня по защите задержанных на акции 26 марта вместе и без особых конфликтов. В 2012-14 годах подозрительность и самовлюбленность разных группировок очень сильно подорвали нашу способность к сопротивлению.

Я уже слышу привычные брезгливые "фэ" гандистов в отношении "драчунов". Я уже встречаю в сетях привычные поиски "провокаторов" и попытки оправдаться за чей-то счет в отношении последних событий. Повторю в сотый раз: в поисках провокаторов вы сдадите всех своих.

Юристы, помогая задержанным, обнаруживают, что едва ли не половина из них "просто мимо проходила". Такая позиция никак не помогает уменьшить штраф или срок ареста, зато закрывает для человека дорогу в Европейский суд. Только если ты признаешь, что осознанно пошел на демонстрацию, твое право на собрания можно счесть нарушенным. Вопрос "ехать или шашечки" будет по-прежнему стоять перед нами во всех возможных видах.


На катынских костях

Vip Борис Соколов (в блоге Свободное место) 10.04.2017

196

В преддверии годовщин катынской трагедии 1940 года и гибели под Смоленском самолета польского президента Леха Качиньского в 2010 году Министерство культуры РФ пошло на явно провокационную акцию В мемориальном комплексе "Катынь", который является польским военным кладбищем, размещена экспозиция, посвященная советским пленным в Польше в 1919-1921 годах. Польский МИД отреагировал на это резкой нотой.

Возмущение поляков можно понять. В мемориальном комплексе, который в первую очередь посвящен польским офицерам, расстрелянным здесь палачами НКВД в 1940 году, разместили экспозицию о жертвах совсем другой войны, которые умерли и были похоронены за многие сотни километров от Катыни. И число погибших советских военнопленных, названное в этой экспозиции, - 80 тысяч человек - завышено многократно. Правда, после польского демарша в российском музее в Катыни дали задний ход и стали говорить только о 25-28 тысячах погибших в плену красноармейцев.

Между тем польскими исследователями, и прежде всего профессором Торуньского университета Збигневом Карпусом, давно доказано, что из 110 тысяч советских пленных погибло от 16 до 18 тысяч, причем имена примерно 12 тысяч из них уже установлены стараниями польской стороны. А главное в том, что эти пленные, в отличие от жертв Катыни, не были расстреляны, а умерли от болезней и голода. Но в советской России в то время царила еще большая экономическая разруха, и у красноармейцев, не попавших в плен, была ничуть не меньшая вероятность погибнуть от недоедания и болезней, оставаясь в рядах Красной Армии.

Размещение в Катыни экспозиции о советских пленных 1919-1921 годов преследует цель представить расстрел 1940 года в качестве "мести за прошлое". Но никакой мести не было - а было хорошо продуманное истребление невинных людей только за то, что они поляки. Сталин планировал напасть на Германию. Тогда польское правительство в изгнании стало бы советским союзником, и пришлось бы вернуть ему офицеров и других представителей польской элиты. А они создали бы польскую армию и государство, неподконтрольные СССР. Этого Сталин допустить не мог - и поспешил расстрелять оказавшихся в советском плену поляков до начала войны с Гитлером.

Выставка, посвященная советским пленным 1919-1921 годов, вполне укладывается в российскую официальную идеологию, согласно которой Российская империя и Советский Союз вели только справедливые войны и всегда являлись жертвами происков со стороны других держав. Катынское преступление из этой схемы слишком явно выпадает. Вот и понадобились якобы умученные поляками советские пленные, чтобы нейтрализовать в российской исторической памяти Катынь 1940 года. И хоть немного насолить полякам как "историческим врагам".



Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей