О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья В войне и тревоге

Илья Мильштейн, 18.06.2014
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Кого президент РФ боится больше - Егора Холмогорова или Барака Обаму? Понятное дело, политически грамотный ответ на этот вопрос однозначен: Путин не боится никого, Путин уделает всех одной левой, но мы же не на митинге. Мы живем в эпоху холодной войны, которая началась после аннексии Крыма, ситуация совершенно непредсказуемая, поэтому хочется ясности. А это важный вопрос: кого он боится больше - местных отморозков или ядерной супердержавы.

Ответ неочевиден.

Ну да, конкретный Холмогоров никому не страшен. Хотя он с нарастающей яростью, теперь уже изо дня в день требует ввода российских войск в Донбасс и далее везде, клеймит Путина за предательство, а у бывшего заединщика из обслуги Кремля обнаруживает "русофобскую капитулянтскую грязь". Это все издержки свободы слова, прописанной, кстати, в Конституции. Однако есть и Холмогоров собирательный - vox populi, грубо говоря, и с ним нельзя не считаться.

Тут начинаются сложности, знакомые любому мало-мальски успешному собирателю земель. Нельзя, понимаете ли, присоединить Австрию и вдруг забыть о соотечественниках в Судетах, изнемогающих под гнетом пражской хунты. И если запущена цепная реакция собирания земель, и пропагандистские рупоры месяцами празднуют освобождение Крыма, и немыслимое большинство граждан выступает за русский мир и русскую весну, то как отступить в Донбассе?

Собирательный Холмогоров - это уже не диванные войска. Это войска вполне себе регулярные. Хорошо вооруженные, изнывающие в России от патриотизма, ненависти и безделья, а за рубежами нашей Родины обнаружившие смысл жизни в убийствах и врага в лице Порошенко, Яценюка и Бандеры. Они убивают, умирают, зовут на помощь, и Стрелков Игорь Иваныч, былинный герой, уже сулит Путину судьбу Милошевича, если президент не одумается и не пришлет подкрепления. Но подкреплений до сих пор не прислали, и бойцы в недоумении. Бойцы, которые так верили Путину, как, может быть, не верили себе, огорчены его бездействием и размышляют о причинах, и это само по себе тяжкое зрелище: наблюдать, как они размышляют. Пусть даже до поры в социальных сетях.

А потом наступает время принимать решение, и какой-нибудь полковник Квачков выходит на большую дорогу "национально-освободительной войны" против "оккупационной инородческой власти". В тот раз синдром украденной победы рифмовался с Чечней, то есть, вернувшись с Кавказа, отдельные спецназовцы склонились к мысли навести порядок и в Москве. Сегодня целая армия квачковых сражается на Украине, подбадриваемая разного рода теоретиками окопной войны, от Холмогорова до Рогозина, и возвращение их домой может сопровождаться такими эффектами, каких и в Славянске не видели. И жалкий лепет оправданья, типа "затокрымнаш", теперь уже не проканает.

С другой стороны, американцы и ЕС ужесточают тон в дискуссиях с Кремлем, угрожая уже секторальными санкциями, и это явно не пустые слова. Грядущие удары по энергетике, оборонке и банкам, которые презентовала вчера г-жа Нуланд, могут перевести Россию в стадию полноценного изгойства. Туда, где Путин и Ким Чен Ын - братья навек. Причем Запад не устраивает именно текущее положение дел, когда Кремль, по мнению собирательного Холмогорова, "сливает Донбасс", поддерживая сепаратистов лишь оружием, отчасти живой силой и могучими средствами агитпропа. Собирательный Обама настаивает на том, чтобы Кремль закрыл дыры на границе с Украиной, а также те магазины, где боевики покупают себе танки, гранатометы, автоматы и амуницию.

В жесткой манере ведут диалог с Москвой и в Киеве, и речь тут не только о Википедии, обогатившейся вчера новыми статьями. Порошенко объявляет о прекращении сотрудничества с РФ в сфере ВПК, украинцы не поддаются на газовый шантаж, все упорней слухи о разрыве дипломатических отношений с РФ, и едва ли Киев блефует. Есть устоявшаяся точка зрения, что, если Россия двинет войска, Запад Украину сдаст - то есть введет санкции, но переводить конфликт в горячую стадию не станет. А ну как не сдаст? Вырисовывается апокалиптическая задачка со многими неизвестными, и это небольшая беда, когда мы не знаем ответа: меньше знаешь - крепче спишь. Настоящая беда для Путина, если сегодня и он не знает, кого ему надо больше бояться - чужих или своих. Тех, у кого ядерное оружие и санкции от живота веером, или этих, которые пристают, хватают за рукав, зудят над ухом и велят бомбить Киев.

А всем ведь не угодишь.

При этом Обама - человек воспитанный, и с ним, если по-честному эвакуировать войска с Украины, вполне можно договориться о грядущей перезагрузке. Точнее, о постепенном завершении холодной войны. С теми, кого он позвал в бой, договориться ни о чем нельзя, их можно только награждать и вдохновлять на будущие бои, походы и победы. Огорченный Обама страшен, но эти еще страшней, и, главное, американцы не станут вводить войска в Москву, чтобы спасать Владимира Владимировича от новороссов с подствольными гранатометами. Так, буквально на глазах, сужается пространство выбора, и остается лишь одно: вяло подкармливать боевиков и сообщать Западу о том, что Россия не является стороной конфликта. Но и это не выход, поскольку в итоге он попадает под перекрестный огонь со всех сторон - и с Запада, и с юго-востока, и с того дивана, с которого обстреливает его безутешный и непреклонный Холмогоров.

Илья Мильштейн, 18.06.2014


в блоге Блоги

Loading...

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей