О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Понедельник - выходной

04.05.2013

66242
Автор плаката - Антон Литвин (группа художников "Нас видно")

Через год после масштабной полицейской провокации на Болотной власти милостиво согласовали митинг на том же месте. Никто уже не питает иллюзий насчет эффективности "разрешенного протеста". Но не выйти 6-го невозможно - каждый из нас в долгу перед заложниками.

Виктор Шендерович, писатель, публицист
В один прекрасный момент выясняется, что надо выходить на улицу, защищая самые обычные, естественные права: право выходить на улицу, право собираться, право разговаривать, право дышать свободно, право считать страну своей, право не быть подвергнутым полицейскому насилию - потому что им так захотелось... У нас заложники - люди, сидящие по Болотному делу, посаженные в рамках полицейской провокации. У них была цель - развязать насилие, чтобы нас запугать... Не выйти сегодня, в годовщину объявленной полицейской войны, не выйти в защиту этих людей - это не имеет отношения к оппозиционной деятельности, это просто неприлично... Это наш человеческий долг. Надо выйти в защиту людей, которых взяли в заложники. Они сидят за нас, вместо каждого из нас.
Ирина Левонтина, филолог
Не идти, конечно, невозможно - особенно для тех, кто был год назад. Иначе получается: мне тогда повезло, а тебе, брат, не повезло - что ж, значит, планида твоя такая. Умри ты сегодня, а я завтра.
Зоя Светова, журналистка
Сейчас все обсуждают: сколько человек выйдут 6 мая на Болотную. И вот, де, если выйдет мало, то это, значит, очень плохо и протестное движение "сдулось". А мне кажется, неважно, сколько выйдет. И в конце концов, вопрос не в количестве, а в качестве. Надо выйти, просто потому что не выйти нельзя. Не выходить на Болотную 6 мая 2013 года - это значит не уважать себя.

Мы выходили год назад, мы, десятки тысяч человек, там были, а за нас сидит в СИЗО 16 человек. Для них ужасно важно, что мы выйдем. Они будут там в камерах представлять, как люди выходят из метро, проходят через металлоискатели, как показывают сумки. Как начинается музыка, представлять, какая музыка звучит, что кто говорит, кто выступает - не выступает. Они очень бы хотели там быть. Но не могут выйти - их заперли. Они будут переключать программы телевидения, надеясь, что хоть кусочек митинга покажут. Будут надеяться, что на следующий день придут адвокаты или принесут газеты, в которых хоть что-то напишут.

Поэтому надо выходить, посмотреть в глаза друг другу, вспомнить об этих ребятах, которые были на этой площади год назад. И поэтому так символично число 6 мая. Именно 6 мая, а не какое-нибудь другое. Потом, после митинга, мы вернемся к себе домой. Они будут все так же сидеть в тюрьме. Но им потом расскажут, что мы вышли. Это и есть то самое малое, что мы для них можем сделать.

Анна Каретникова
Анна Каретникова, член ОНК Москвы
После посещения "болотных узников" в СИЗО "Водник"

...Ребята практически единогласно возлагают надежды на митинг 6 мая. Они зовут людей туда прийти, надеются, что кто-то подтянется. Они считают это действительно важным для своей судьбы. Я пойду на митинг. И всех туда зову. Давайте проявим солидарность!

Людмила Петрановская, психолог
Правозащитники, на днях посещавшие узников 6 мая, говорят, что ребята очень ждут митинга. Только это важно. Потому что пока мы думаем про "а какой смысл", "да там на трибуне не пойми кто" и др. и пр., они-то сидят.

В конце концов, моральное состояние и состояние здоровья напрямую связаны, а почти все они очень молоды, Путин кончится, а им еще жить и жить, и детей растить. Пусть будут бодры и здоровы. Когда знаешь, что ты не один, и тяготы легче переносятся.

Сергей Пархоменко, член КСО
...Машина, которая набрала обороты, машина, которая изготовилась давить людей. Остановить это можно только собою. Остановить это можно только нам, вот нашим каким-то общим согласованным усилием. Нам нужно будет 6-го числа, в понедельник вечером, показать, что нас немало, показать, что мы знаем об этой истории, показать, что мы помним этих людей, что мы знаем, что над ними творится несправедливость, что их судят не за то, что они сделали на самом деле.
 	 Б. Акунин, писатель. Фото Граней.Ру
Григорий Чхартишвили (Борис Акунин), писатель
Если 6 мая на Болотную придет мало людей, режим воспримет это как карт-бланш от общества: «Сажайте кого хотите, мы не против».

Если придет столько, сколько обычно, - подвешенное состояние продлится.

Если придет очень много – никого не посадят. Более того, снова появится шанс, что в конечном итоге разум возобладает.

Татьяна Лазарева, член КСО
Я совершенно не строю иллюзий по поводу того, что 6 мая на Болотную выйдут сотни тысяч. Я не строю иллюзий, что этим митингом мы что-то изменим. Я, честное слово, не хочу ни вести его, ни там выступать, мне нечего сказать - те люди, которые туда придут, и без меня все знают и понимают. Но я очень переживаю за то, что нас так основательно и быстро отлучили от всей страны с помощью этой адской зомбо-пропаганды.

...Я бы вот просто вышла бы на Болотную, сколько нас есть, и без всяких речей и лозунгов села бы на асфальт вместе со всеми и мы посидели бы минуты три. Ну, без дождя желательно. Просто молча все бы посидели, вспомнили тех, кто сидит в местах других, за нашу и вашу свободу. Хотя бы просто для того, чтобы эти суки канальные не смогли нас полностью проигнорировать и все-таки показали в новостях 7 мая не только годовщину инаугурации. Я считаю, что чем больше людей выйдет 6 мая, тем больше вероятность, что нас всех покажут по телевизору и этим дадут всем остальным немножечко надежды. И все, кого волнует будущее России, кто действительно переживает за сегодняшнюю украденную жизнь и хочет, чтобы поскорее весь происходящий бред ушел в прошлое, посмотрят на нас и скажут: ну слава богу.

Леонид Волков. Фото с сайта grani-tv.ru
Леонид Волков, общественный деятель
Все всё поняли - и вопрос о том, что ты будешь делать вечером 6 мая, превратился из стратегического вопроса оппозиционного гражданского движения в России в сугубо личный вопрос. Потому что давно нет никакой стратагемы ("вот придет завтра 100 тысяч, а через неделю 200 тысяч, а через месяц 500 тысяч, и тогда начнется Диалог, и в результате этого Диалога Добро и Здравый Смысл победят коррупцию и произвол на честных выборах"), а если только ты и вопрос к тебе: можешь ли ты сидеть дома, когда 30 человек год сидят в тюрьме ни за что, и завтра их будет не 30, а 300, или 30 тысяч, и ничего с этим сделать нельзя?

Ты перестаешь быть "частью протестного движения", твой выход или невыход на улицу никто не запишет себе в актив. Может, и запишет, и даже купит тебе за твой выход или невыход ржавую иномарку, но только какое это имеет значение для тебя? Нет никакой оппозиции и нет никаких лидеров. Представь себе, что вся "оппозиция" сегодня - это только ты и больше никого нет. Все равно: ты будешь при этом сидеть дома? Прожив в России последние полтора года, проделав вместе с ней путь от 24 сентября 2011 года до 6 мая 2013 года?

Ну да, это в конечном счете вопрос совести, и это непростой вопрос. Но ответ на него есть только один.

Варвара Турова, музыкант, актриса
...Для меня выйти 6 мая на Болотную площадь - вопрос чести. Потому что тысячи людей в этой стране ни за что сидят в тюрьмах, и если я молчу, то я, выходит, с этим согласна. Потому что "закон Димы Яковлева". Потому что Навальный не воровал лес. Потому что Пусси Райот не заслуживают "двушечки". Потому что гомосоексуалисты имеют те же права, что и я. Потому что вокруг слишком много несправедливости, слишком много, чтобы позволить себе роскошь молчать.
Александр Морозов, журналист, политолог
...Тут нет людей с историческим самосознанием, кому было бы неясно, что происходит и куда это идет. Куда идет судебная система, силовой аппарат, какой тут будет «народный фронт», какая идеология воцарится тут через 3-4 года. Остановить эту деградацию невозможно. История так устроена, что общество входит в тоннель реакции – и не может выйти из него ни назад, ни вбок. Оно может выйти из него, только пройдя этот тоннель насквозь.

Я пойду 6 мая просто потому, что я есть. Для персональной позиции не имеет значения то, что всех нас засасывает в тоннель реакции, бесправия, торжествующей лжи. И понесет в этом потоке, как щепки. Чтобы пройти сквозь этот тоннель, нам придется опираться не на наше политическое «мы», а на что-то более глубоко укоренное в человеке.

Дмитрий Зыков, журналист
Что такое Болотное дело? Это кампания запугивания общества со стороны власти. Кампания террора. Делом 6 мая Кремль говорит нам "Не ходите на митинги, вас там побьют дубинкой и посадят за это на 10 лет". Это все понимают. Но в таком случае я не понимаю, почему наша оппозиция всеми силами поддерживает эту кампанию власти по запугиванию народа.

...Участникам протестных акций прививают образ жертв, потерпевших. Надо обязательно подчеркнуть, что любой, кто сопротивляется незаконным действиям людей в полицейской форме, - провокатор. Правильный оппозиционер мирно и безропотно подставляет голову под дубинку, а потом отправляется в тюрьму. В тысячный раз произнесите мантру "Простой парень пришел на мирный митинг, получил дубинкой, сейчас сидит в СИЗО". Каждый участник будущих митингов должен понимать - его могут посадить, что бы он ни делал. Лучше сидеть дома - вот основной месседж и Следственного комитета, и Комитета 6 мая.

Заметьте, я не выступаю против кампании в поддержку болотных узников. Но мне не нравится, категорически не нравится то, как эта кампания проводится. Я уверен, что лишь свержение путинского режима может освободить всех политзеков.

Станислав Дмитриевский, правозащитник, политический активист
Как я понял, заявленный в годовщину побоища на Болотной Марш в поддержку политзаключенных тихо секвестирован до стояния в указанном жуликами и ворами загоне... Лично для меня это было ожидаемо. К сожалению, Сурчелло прав - на этом этапе они победили. Все болотные узники сядут, без вопросов. Стояние в загоне им точно не поможет. Вообще все крепче ощущение, что скоро мы все сядем - кто-то пораньше, кто-то попозже. Ну кто-то уедет, дай им Бог... Хорошо бы ошибиться. Но в принципе надо быть готовым и относиться к этому трезво, без истерик. Возможно, так и надо: в 1991 году победа досталась нам слишком легко - и мы ее с той же легкостью прокакали. Если бы в декабре 2011-го Путин бежал от потрясывания белыми шариками, страна бы вскорости выбрала другого Путина. Видимо, мы нуждаемся в тяжелой победе - такой, за которую слишком дорого заплачено, чтобы променять потом на чечевичную похлебку.
04.05.2013


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей