О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror707.graniru.info/opinion/sokolov/m.233233.html

статья Наркотическая независимость

Борис Соколов, 22.09.2014
Борис Соколов. Фото с сайта www.robertamsterdam.com
Борис Соколов. Фото с сайта www.robertamsterdam.com
Реклама

Пожалуй, нигде в мире стремление к независимости Шотландии не было таким сильным, как в России. И примерно за две недели до дня шотландского референдума кремлевские надежды как будто обрели почву. Один из опросов показал, что число сторонников независимости Шотландии превысило число ее противников. Это вызвало нешуточную тревогу в Соединенном Королевстве и во всей Европе: в Шотландию отправился десант британских политиков, чтобы убедить шотландцев не разводиться с Лондоном. Между тем итоги голосования показали тот же 10-процентный разрыв в пользу противников независимости, который давали опросы еще в июле. Возможно, что тот опрос, который вызвал панику, в конечном счете сыграл на руку сторонникам единства страны. Их явное преимущество по предыдущим опросам грозило тем, что многие из них, уверенные в победе, просто не пошли бы на участки для голосования - и тогда сторонники отделения могли бы победить (или проиграть лишь с минимальным отрывом) благодаря более высокой явке.

Москва желала независимости Шотландии по стратегическим соображениям - в надежде на ослабление НАТО и Евросоюза. Ведь если бы Шотландия вышла из состава Соединенного Королевства, ее автоматическое членство в этих структурах не предусматривалось. И у Кремля появился бы шанс поиграть в неприсоединение или нейтралитет Шотландии. Но даже если бы независимую Шотландию благополучно приняли в ЕС И НАТО, это еще больше усложнило бы структуру этих организаций и сделало бы их еще менее управляемыми. Поведение Евросоюза и государств Североатлантического альянса в нынешнем украинском кризисе демонстрирует все трудности принятия консенсусных решений. Похоже, число членов в обеих организациях уже достигло критического уровня, и это ставит под сомнение возможность их эффективного функционирования. Ну и, конечно, Путину было бы приятно ослабить самую сильную после США страну НАТО, лишив ее значительной части запасов энергоносителей Северного моря и важных военных баз. По всей видимости, поощрение сепаратизма в странах НАТО теперь станет одной из основ стратегии Кремля. И следующая пропагандистская кампания будет разворачиваться вокруг референдума о независимости Каталонии. А дальше, возможно, придет черед Фландрии, Квебека или Северной Италии.

Но кампания Москвы в связи с референдумом о шотландской независимости преследовала и тактические цели. Шотландский плебисцит, особенно в случае победы сторонников независимости, был призван легитимизировать крымский референдум, а также совсем уж фарсовые голосования в Донецкой и Луганской областях. Путину важно было создать впечатление, что теперь в Европе перекройка границ посредством референдумов - дело обычное и что крымский и донбасские референдумы ничуть не менее свободны и демократичны, чем шотландский. А когда сторонники независимости Шотландии проиграли, один депутат Госдумы от "Справедливой России" заявил, что референдум в Крыму был честнее шотландского, поскольку на последнем референдуме были отключения света на отдельных участках - а вот в Крыму свет не отключали! Другие российские наблюдатели также сетовали на то, что шотландский референдум "не отвечает международным стандартам", поскольку подсчет голосов производился в слишком просторных помещениях. Поборники же демократии из "Донецкой народной республики" не исключили, что "власти Великобритании фальсифицировали результаты этого референдума, поскольку разница между теми, кто проголосовал за независимость и против нее, не столь значительная. Соответственно, несколько процентов могли "дорисовать" в пользу сохранения единства Великобритании".

Что тут сказать? В ходе крымского референдума свет действительно не отключали. И массовых вбросов бюллетеней не устраивали. Да и самих бюллетеней толком не считали, поскольку заранее заданные результаты вносились сразу же в протоколы избирательных комиссий. Поэтому мы никогда не узнаем, какой процент крымских избирателей и каким образом проголосовал на крымском референдуме. На донбасских же референдумах, похоже, даже и протоколов избирательных комиссий не фальсифицировали, а просто объявили явно фантастические результаты, тогда как в голосовании участвовало лишь меньшинство населения.

Между тем пример Шотландии как раз доказывает всю фарсовость как крымского, так и донбасских референдумов. В Соединенном Королевстве референдум был назначен с согласия британского правительства и парламента, в его организации участвовали как британские, так и шотландские власти, а в избирательных комиссиях были в равной мере представлены как сторонники, так и противники независимости. При этом и та и другая стороны нисколько не были ограничены в ведении агитации и никаких заявлений насчет возможной фальсификации итогов голосования не делали. Разумеется, любой непредвзятый наблюдатель, даже используя только сообщения прокремлевских СМИ, ничего подобного в подготовке и проведении крымского референдума не увидит - что еще раз доказывает его полную нелегитимность. Так что российская пропаганда, кидающая камни в шотландский референдум, рискует уподобиться человеку, живущему в стеклянном доме.

Борис Соколов, 22.09.2014



новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей