О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror698.graniru.info/opinion/sokolov/m.230090.html

статья Нормандская индульгенция

Борис Соколов, 09.06.2014
 	 Борис Соколов. Фото с сайта www.open-forum.ru
Борис Соколов. Фото с сайта www.open-forum.ru
Реклама

Создается впечатление, что западные лидеры писали свои речи для торжеств по случаю 70-летия высадки союзников в Нормандии несколько месяцев назад, еще до российской аннексии Крыма и нынешнего украинского кризиса. И Барак Обама, и Франсуа Олланд, выступая на американском военном кладбище, назвали главными задачами современности борьбу с бедностью и охрану окружающей среды. Об Украине и Крыме в официальных выступлениях не говорилось ни слова. Хотя и перед поездкой в Нормандию, и "на полях" нормандских торжеств лидеры "семерки" только украинскую проблему и обсуждали. И сочли своей большой дипломатической победой то, что убедили Владимира Путина 15 минут поговорить с новым украинским президентом Петром Порошенко. Западные политики пытаются убедить себя в том, что в поведении Москвы в украинском кризисе произошли "заметные изменения". Они делают вид, что еще не поняли, что слова и обещания Путина не стоят ровным счетом ничего. А все потому, что европейцам очень не хочется вводить третий пакет санкций против России, который больно ударит и по экономике Евросоюза. А американский президент не спешит подавать им в этом пример.

И Олланд, и Обама, и Кэмерон, и Меркель много говорили о том, что американские и британские войска, высадившиеся в Нормандии, принесли народам Европы освобождение от нацистского господства и демократию. Но при этом предпочитали не замечать, что как раз сегодня демократия на Украине и вообще на востоке Европы находится под угрозой, исходящей от путинской России. И не уклонились от встреч с Путиным, хотя ранее немало говорилось о необходимости его бойкотировать. Сам же Путин выступал в Нормандии мало, но веско. В ответ на заранее заготовленный вопрос российского ветерана, не пора ли переименовать Волгоград обратно в Сталинград, Владимир Владимирович милостиво изрек: проводите, дескать, местный референдум, как народ решит, так и сделаем. И напомнил, что в Париже вот тоже есть площадь Сталинграда.

Слова Путина - это как бы некий сигнал западным лидерам. Вот вы тут все про демократию, а я тоже демократ. Проведу референдум, на котором жители вернут название, данное городу в честь того, который сами знаете как с демократией и демократами обходился.

Да еще Олланд сделал Путину подарок, сказав в одном из своих выступлений о решающей роли Советского Союза во Второй мировой войне. Путин обрадовался как ребенок: "Он так и сказал - "решающая роль", четко, абсолютно ясно сформулировал. Мне кажется, это очень важно, что об этом говорят: в Европе говорят, наши французские друзья говорят, что называется, устами первого лица государства, главы государства, Президента".

Между тем вряд ли вообще возможно однозначно определить, кто из союзников внес решающий вклад в победу над нацистской Германией. По числу погибших своих солдат и мирных жителей чемпионом безусловно был Сталин. Но это обстоятельство отражало не только бесспорно решающий вклад Красной Армии в разгром германской сухопутной армии, но и сталинскую стратегию заваливания неприятеля трупами, равно как и безжалостное отношение вождя к собственному народу. А вот если взять борьбу на море и в воздухе, то тут столь же бесспорен решающий вклад западных союзников, уничтоживших две трети самолетов люфтваффе и практически весь германский надводный и подводный флот. Да и самые громкие советские победы, такие как наступление в Белоруссии летом 1944 года или Ясско-Кишиневская операция, случились уже после высадки в Нормандии, когда у немцев перестало хватать сил, чтобы удерживать все фронты. А вот если бы Советскому Союзу пришлось драться с Гитлером один на один, без какой-либо помощи со стороны Англии и США, то не исключено, что победа была бы на стороне Германии. Ведь в этом случае немцы бросили бы против нас втрое больше самолетов. А поскольку не пришлось бы отвлекаться на производство подводных лодок для битвы за Атлантику, то германские заводы смогли бы произвести значительно больше танков и других сухопутных вооружений. Да и сухопутных войск вермахта на Восточном фронте оказалось бы тогда на треть больше. А вот СССР и танков, и самолетов имел бы гораздо меньше. И не только за счет тех, что не поступили бы по ленд-лизу. Не было бы также американского и канадского алюминия и легирующих добавок для производства самолетов и танковой брони; не было бы грузовиков, бензина, взрывчатки и много чего еще. А еще надо принять во внимание более значительный по сравнению с советским промышленный потенциал Германии и гораздо более высокую боеспособность вермахта по сравнению с Красной Армией. Думаю, исход противостояния один на один сомнения не вызывает. Гитлер загнал бы Красную Армию за Урал, и Сталин пребывал бы в таком же положении, в каком в 45-м году оказался генералиссимус Чан Кайши, единственный побежденный среди победителей. А вот западные союзники, если бы Красная Армия была полностью разбита, скажем. к концу 1942 года, войну все равно бы выиграли. Только заканчивать ее пришлось бы осенью 1945 года атомной бомбардировкой Германии.

Но Путину, разумеется, важна не историческая истина, а признание хотя бы одним из западных лидеров официальной российской трактовки истории Второй мировой войны, за отрицание которой теперь могут посадить и которая играет столь важную пропагандистскую роль, в том числе и в обосновании нынешней агрессии против Украины.

А западные руководители, кажется, не хотят осознавать, что в лице Путина имеют дело с лидером, очень похожим на того, против которого и проводилась операция "Оверлорд". Они стараются не замечать и того, что ситуация, сложившаяся сегодня в Европе, очень напоминает ту, которая была накануне Второй мировой войны. И о санкциях против России в Нормандии даже не вспоминали. Хотя накануне вроде бы семь ведущих держав мира дали понять, что через месяц могут ввести третий пакет санкций, если Россия не признает Петра Порошенко законным президентом Украины и не предпримет реальных шагов по деэскалации конфликта на юго-востоке Украины. Но здесь весь вопрос в том, что именно считать критерием для введения санкций.

Ранее санкции обещали ввести, если Россия будет продолжать дестабилизировать ситуацию в Донецкой и Луганской областях. С тех пор отмечено множество примеров такой дестабилизации, прежде всего поступления из России оружия, инструкторов и наемников. Но Запад тут же меняет правила игры, только чтобы не вводить реальные, а не символические санкции.

А что можно рассматривать как признание Путиным легитимности Порошенко? 15-минутную встречу "на полях" нормандских торжеств? Но когда российский президент рассказывал об этой встрече журналистам во Франции, он называл украинского президента только "господином Порошенко". И поздравлений ему по случаю избрания и вступления в должность так и не направил. Требования же, которые Путин предъявил украинскому правительству, остались прежними: при урегулировании украинского конфликта сторонами переговоров "должны быть не Россия и Украина – Россия не участница конфликта, – а киевские власти и представители и сторонники федерализации на востоке". То есть Москва требует, чтобы Киев де-факто признал Луганскую и Донецкую "республики", самой Москвой и созданные. И чтобы Украина таким образом превратилась в подобие Молдавии с фактически отделившимся от нее Приднестровьем. Путин также снова пригрозил ввести экономические санкции против Украины, если она подпишет 27 июня, как ожидается, экономическую часть соглашения об ассоциации с ЕС. И это реальная угроза. А вот распоряжение Путина перекрыть российско-украинскую границу – это скорее всего та же игра, как и прозвучавший в свое время призыв к сепаратистам отложить проведение референдумов о независимости. Грузовики с оружием и добровольцами будут продолжать идти на Украину, а российский президент всегда сможет сказать, что перекрыть всю более чем 1000-километровую границу с Донецкой и Луганской областями в короткий срок физически невозможно из-за отсутствия достаточного числа пограничников и инженерных заграждений. И будет продолжать отрицать, что Россия поддерживает сепаратистов людьми и оружием. А если кто, дескать, и ездит через границу с оружием, то оружие и КАМАЗы они в военторге купили.

Некоторые наблюдатели полагают, что как раз введение российских экономических санкций против Украины в случае заключения соглашения об ассоциации с ЕС может стать той "красной чертой", за которой Запад введет третий пакет санкций. Но это далеко не очевидно. Ведь сразу же после встреч в Нормандии и инаугурации Порошенко министр иностранных дел Германии заявил, что необходимы "прямые и основательные переговоры между Москвой и Киевом", то есть между агрессором и жертвой агрессии. На самом деле это всего лишь повод отсрочить введение нового этапа антироссийских санкций. Украинская сторона предпочла бы переговоры с Россией не напрямую, а при участии Евросоюза и США, которые могли бы оказывать реальное давление на российскую сторону. Прямые же российско-украинские переговоры могут закончиться либо ничем, либо капитуляцией Украины перед российским нажимом. Переговоры ничуть не помешают Путину по-прежнему дестабилизировать Украину - и продолжаться они могут долго. А пока они идут, вводить санкции против России вроде как неудобно. Поэтому, на мой взгляд, реальных санкций от Запада можно ожидать не раньше чем через два с половиной года - когда сменится президент США.

Борис Соколов, 09.06.2014


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей