О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Карикатурный скандал

Илья Мильштейн, 16.12.2016
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Илья Мильштейн. Courtesy photo
Реклама

Собственно, это случается сплошь и рядом. В неблагополучных семьях. В неблагополучных трудовых коллективах. В неблагополучных странах, где пресловутая "атмосфера ненависти" - это воздух, который люди вдыхают, щедро делясь им с соотечественниками при выдыхании.

Это, можно сказать, норма общения, и не надо думать, впадая в гордыню, будто России принадлежит пальма первенства. Например, в польском обществе, тоже доверху увешанном скрепами и расколотом, нечто подобное происходит постоянно, и лучше всех выразил чувства непримиримо спорящих некий "известный журналист" из местных, по имени не названный. "Когда-то мы писали статью с намерением кого-то в чем-то убедить, - сообщил он, - теперь пишем, чтобы враг почувствовал боль".

Вот и знаменитому врачу-мозговеду Андрею Бильжо захотелось, наверное, вломить от души знаменитому министру Мединскому. Иначе не объяснить, для чего доктор-карикатурист написал свой поразительный текст про Зою Космодемьянскую. Зачем, углубляясь в историю болезни казненной партизанки, он возвел ее на "подиум", который потом пришлось заменять, редактируя, на "эшафот". К чему увлекся диагностикой, растолковывая профанам, что такое "мутизм" и как сей недуг влияет на поведение приговоренного к смерти.

Как будто здоровый обреченный человек не может оцепенеть при виде петли.

Скандал вышел оглушительный. Однако если Бильжо предполагал, что возникнет яростная полемика, а министра Мединского хватит удар, то он ошибся. Случилось нечто иное, прямо противоположное. Сторонников у карикатуриста нашлось немного, даже среди тех, кому собирательный нынешний минкульт внушает чувство глубочайшего отвращения. Тогда как враг ликовал, скрывая буйную радость за гневными зубодробительными постами и статьями под усредненным названием "Тест на полицая". Автору пришлось оправдываться, причем без особого успеха.

А дело тут, вероятно, в том, что при распределении полемических приемов между условными силами добра и зла демократически настроенных граждан обнесли приемами запрещенными. Так, им не дозволено глумиться над памятью замученных и убитых. Это у них смотрится неорганично, даже если речь идет о каком-нибудь Каддафи. Тем более о 18-летней девушке, героически принявшей страшную смерть.

Подобными текстами демократически настроенные граждане уравнивают себя с оппонентами и становятся практически неотличимыми от них. Что, естественно, доставляет неприятелям большое человеческое удовольствие, и они со счастливым остервенением накидываются на оплошавших. Побивая ненавистных либералов их же оружием - гуманизмом.

Кроме того, стремясь досадить "двадцать девятому панфиловцу" Мединскому, врач-мозговед напрасно думал, что знаменитого министра судьба несчастной Зои как-то волнует. Министру плевать на них на всех, героев и мучеников. Панфиловцы и партизаны-герои для него - это лишь средство персональной раскрутки, успешного чиновного пиара, чего он и сам почти не скрывает, рассуждая о науке истории в терминологии рыночного торговца. Раньше он рекламировал спиртные напитки и табачок, теперь продвигает Родину, и по сути разницы нет ни малейшей. Просто Родину легче продать высшему начальству, оттого министр и не устает развенчивать зловредные мифы о России, противопоставляя им вранье выгодное, доходное, доброкачественное.

По-настоящему обидеть таких, как он, можно только при попытке покушения на святыни персонального свойства. На звания и награды, полезные для карьеры и для самоутверждения. Мединский всерьез переживает, когда клеветники посягают на его научные цацки, будь то карнавальный венецианский титул "почетного доктора" или нажитая непосильным трудом диссертация. Тогда он становится бескомпромиссен и выдает порой парадоксальную реакцию, так что самому премьер-министру приходится его осаживать. "Гореть в аду", "мрази конченые" и прочие изыски - это на самом деле ответы Мединского по поводу его персональных дел и проблем, связанных с так называемой репутацией. В глазах начальства, разумеется, которое по большому счету министра ценит и поощряет.

Теперь вот у Мединского еще помощник объявился. Невольный, конечно, но тем приятней для Владимира Ростиславовича этот неожиданный и явно незаслуженный подарок. Выступил Андрей Бильжо, который навлек на себя справедливый лицемерный гнев национал-патриотов и как бы подтвердил худшие опасения начальства относительно национал-предателей. Скандал все они уже отыгрывают по полной, возбуждаясь против карикатуриста и привлекая к делу сразу два карательных органа: Генпрокуратуру и Главную военную прокуратуру. Ненависть заполняет атмосферу, но цель не достигнута: враг не почувствовал боль.

Враг празднует победу, и если кому-нибудь еще нужны запоздалые призывы и советы, хотя бы на будущее, то повторим их вслед за доктором. Будьте здоровы и держите себя в руках. К врачу это относится в первую очередь.

Илья Мильштейн, 16.12.2016


в блоге Блоги

новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей