О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:

статья Мнущееся мнение

Эдуард Лимонов, 13.08.2012
Эдуард Лимонов. Фото Евгении Михеевой/Грани.Ру
Эдуард Лимонов. Фото Евгении Михеевой/Грани.Ру
Реклама

1.Бесполезные опросы

Чтобы быть информированным, я, естественно, слушаю оппозиционное радио, прочитываю сайты, редко, но просматриваю газеты. Я очень информирован. Я фанат информации.

И везде меня насилуют общественным мнением. По инициативе журналистов и профессионалов изучения общественного мнения на меня просто обрушиваются много раз в день проценты, замеры, результаты голосований в эфире и интернете. Главным образом - по самым ничтожным поводам.

Без сомнения, у нас существует мода на опросы и голосования. Но это не просто мода, но еще и средство склонения нас к определенному мнению, средство принуждения. Определяются, присоединяясь, как правило, к мнению большинства. Из нежелания оказаться в числе немногих парий. А вообще замер мнения зачем нужен? Помимо того что служит средством принуждения к конформизму, пусть это и конформизм оппозиционный в нашем случае.

Допустим, при опросе гражданин узнает, что 74 процента опрошенных поддерживают голодовку Олега Шеина в Астрахани. Или же, предположим, 87 процентов слушателей оппозиционного радио высказались в пользу группы Pussy Riot. Или предположим, состоялся опрос, должен ли уйти со своего поста губернатор Краснодарского края Ткачев, и 79 процентов сообщили свое мнение: должен. Хорошо. Отлично даже. А дальше что?

Кто должен обратить внимание на результаты опросов? Могущественный один чиновник, могущий принять решения по этим трем случаям. Президент? Ну да, хорошо бы президент. Или несколько высших чиновников. Но он не обращает внимания или презирает опросы. Потому все остается на своих местах. Шеин голодал и ничего не добился, вообще история пустяковая, человек хотел заставить власть признать его мэром Астрахани. Pussy Riot - история столкновения церковного мракобесия и юношеского тщеславия вознеслась на вершину общественного интереса и там находится, а три девушки все равно уже пять месяцев отсидели в тюрьме, спасай не спасай - они уже наказаны. А Ткачев так и остается губернатором.

Если мнение остается всего лишь досужим мнением и не превращается в решение, то какого беса нам засоряют мозги ежедневно?

Засоряют, конечно же, по привычке, по традиции. Уважение к мнению большинства - это одновременно и отрыжка советского времени правления диктатуры трудящихся масс, и смыкающаяся с советской демократическая традиция апеллирования к мнению большинства, дабы тот или иной политик мог использовать цифры в каком-нибудь публичном споре в личных целях, потрясать ими в свою пользу.

Зададимся вопросом: а поедут ли 74 процента опрошенных в Астрахань, чтобы посадить Шеина в мэрию города? Поехали, как мы знаем, десятки оппозиционеров из Москвы. А пойдут ли 87 процентов опрошенных освобождать Pussy Riot? Отправятся ли 79 процентов опрошенных отставлять губернатора Ткачева в Краснодар? Нет, нет и нет. К действию, хоть какому-то, переходят сотые доли процента. Тогда на кой? Тогда зачем вы нас оглупляете своими вопросами и голосованиями?

Знаете, что можно определить опросами и голосованиями? Всего лишь количество, в процентном соотношении, участников опроса, которые первыми вывесят новые свежие флаги в случае победы оппозиции. (Позднее вывесят все, или почти все, все население - и те, кто был против Шеина, против Pussy Riot и за губернатора Ткачева.)

Мне тут звонила на прошлой неделе два раза дама из ВЦИОМа. Она сообщила что им, всероссийскому центру, интересно со мной побеседовать. Я отказался.

2. А есть ли у гражданина мнение?

Свое подлинное мнение есть у считанных людей в каждый данный момент Истории. Один из таких людей - я, я не прихватываю чужое мнение, я создаю мое мнение. Мое мнение заимствуют пока еще не так много людей, как хотелось бы.

Массовый гражданин, как правило, своего мнения не имеет. Массовый гражданин заимствует свое мнение у уважаемых им личностей, у родителей, "продвинутых" товарищей, авторитетного политика, у авторитета общества (скажем, у Навального или у противоположного ему Кургиняна). Гражданин может позаимствовать свое мнение у актера или телеведущей, у радиостанции или газеты. Яркий пример: радиостанция "Эхо Москвы" - важнейший центр выработки и носитель-пропагандист либерального мнения. Мнениям этой радиостанции следуют сотни тысяч граждан, а то и несколько миллионов, причисляющих себя к прогрессивному среднему классу, и не только они. Если уж кто и "выводит" рассерженных горожан на улицы, как это было зимой и весной, то это "Эхо Москвы".

Так что в строгом смысле слова мнений в России немного: мнение "Эха Москвы", мнение Путина-Медведева, мнение Лимонова, мнение Навального, мнение Кургиняна, мнение Алексеевой-Пономарева... И это, пожалуй, все, потому что у Немцова и Пархоменко, к примеру, не их мнение, их мнение - разжиженное повторение общелиберального мнения "Эха Москвы", так же как не оригинальны мнения Быкова, Акунина и им подобных либералов, это дубликаты мнения Алексея Алексеевича Венедиктова - самого крупного либерального политика страны, да будет ему мир и процветание в его цитадели "Эха" (жаль, что он не на моей стороне).

Мне подскажут, что я забыл о мнении Зюганова. У Зюганова не мнение, у него удобная позиция. А Удальцов? О, Удальцов - это не мнение, это фотография.

Очень часто гражданин присваивает себе самое прогрессивное мнение, поскольку он родился прогрессивным по темпераменту и пылко желает быть современным.

У интернета нет единого мнения, хотя интернет осуществляет все же некий диктат над мышлением граждан. Две трети интернета придерживаются либеральных взглядов, потому все голосования в интернете неизбежно будут заканчиваться в пользу либералов. Интернет либерален изначально (нужно быть все же чуть обеспеченнее других, принадлежать если не к среднему, то хотя бы не к бедному слою населения, а достаток определяет сознание, как правило) и никаким другим быть не может.

Кстати говоря, большинство граждан, если их настойчиво попросить объяснить их мнение, готовы отказаться от него довольно легко. На самом деле большинство страдает грехом "двоемыслия" и может запросто ответить на поставленный вопрос иначе, если только чуть иначе сформулировать вопрос.

Еще одно наблюдение. Отвечая на горячие вопросы, касающиеся модных тем, событий и протагонистов этих событий, опрашиваемый гражданин часто исходит не из конкретных соображений, а из приязни либо неприязни к протагонистам - действующим лицам.

Так "дело Ходорковского", а за ним и "дело Pussy Riot" в конце концов стали рассматриваться гражданами как противостояние общества и власти. Граждане просто принимали стороны, когда высказывались об этих делах, а вовсе не высказывали мнения собственно о делах. Если принудить гражданина отбросить конфликт между властью и обществом при высказывании его мнения, то гражданин не может не увидеть, что суть истории Pussy Riot - столкновение церковного мракобесия греческой ортодоксальной церкви России и юношеского тщеславия молодых женщин. А суть истории Ходорковского, очищенная от азартных выкриков и футболок с его изображением, - все же наказание одного бизнесмена, добывшего сказочный капитал в 90-е, за грехи тысяч таких же бизнесменов.

Ходорковскому следовало быть идеальным честным бизнесменом, но тогда бы он не сделал денег. Pussy Riot следовало бы не вламываться в храм, а высказать свои претензии к Путину на какой-нибудь его пресс-конференции. Нацболы в 2004 году 14 декабря ворвались в приемную администрации президента Путина с лозунгом "Путин, уйди сам !", за что 39 нацболов, среди них девять девушек, отсидели срока от года до 4,5 лет. Общество нас тогда не поддержало, общество благополучно дремало тогда, поддержала зато Анна Политковская, у которой было безупречное чувство справедливости. Одно ее мнение стоило мнений тысяч враждебных нам либералов.

Вот я вам высказал мысли, о которых стоит подумать.

Эдуард Лимонов, 13.08.2012


Loading...
Фото и Видео

Реклама



Наши спонсоры
Выбор читателей