О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror707.graniru.info/opinion/limonov/m.191736.html

статья Чего не делать

Эдуард Лимонов, 27.09.2011
Эдуард Лимонов. Фото Граней.Ру
Эдуард Лимонов. Фото Граней.Ру
Реклама

"Рейтинг" и "рейтинги"

Я тут в Интернете наткнулся на статью в газете "Звезда Поволжья" (Татарстан), где цитируются результаты опроса "Левада-центра" на предмет электоральных предпочтений. Цифр там множество, приведу только одну цитату:

"Кого хотели бы видеть в Думе избиратели? 38% опрошенных хотели бы видеть Дмитрия Рогозина, 37% - Владимира Рыжкова, 33% - Эдуарда Лимонова, 32% - Михаила Касьянова, 30% - Бориса Немцова. Как видим, в действительности скапливается огромный протестный потенциал".

Вот эти строки из далекой газеты для меня дают повод, чтобы высказаться о рейтингах вообще. В данном случае цифры, похоже, отражают настроения избирателей правдиво. Я верю, что лежащий в нафталине в Брюсселе Дмитрий Рогозин имеет на 5 процентных пунктов больше рейтинга, чем я, и на 8 больше, чем Немцов. Потому что эти 38% помнят еще рекламу с арбузными корками, и такой враждебный взгляд на проблему мигрантов им нравится. Мне понятно, почему у одинокого, мягкого и незлобивого Рыжкова есть приязнь 37% наблюдающих его граждан. Это много, это хорошо. За то, что Рыжков мягкий и говорит умно.

Однако куда все эти приязни девать? К выборам-то мы все не допущены. Выборы состоятся без нас. Граждане, хотящие видеть нас в Думе, могут облизываться, хотеть и дальше. Как в анекдоте про слона в зоопарке, помните: посетитель читает табличку на клетке со слоном: "Слон съедает в день 100 килограмм сена и 50 килограмм моркови". "Неужели он это все съест?" - обращается посетитель к служителю. "Съесть-то он съесть, да хто же ему дасть!" - отвечает хитрый мужик-служитель, вор, крадущий сено и морковь у слона.

Можно закрыть завтра же - нет, сегодня - все рейтинговые агентства в стране, они даром едят свой хлеб. Потому что результаты их замеров общественного мнения никуда не употребить. 33% у меня (с таким рейтингом на свободных выборах можно чудеса творить), а куда я это дену? Некуда девать. На лбу можно написать, на ладони: 33%!

Таким образом, рейтинговая популярность не нужна. С ней будешь на паперти стоять разве что, будут больше давать, чем рядовым нищим. И то не факт. Попутно замечу, что распространенные упреки в том, что лидеры оппозиционных партий якобы совершают все свои бессмысленные действия ради "пиара", бессмысленны по своей сути. Зачем "пиар", если добытый с его помощью "рейтинг" никуда не употребишь? К тому же рейтинг - продукт, портящийся от времени. Он улетучивается, как газ из приоткрытого баллона.

Поэтому, когда мне говорят "рейтинг", мне хочется схватиться за револьвер - ну, за воображаемую бейсбольную биту. Безо всяких рейтингов я знаю, что популярен в моей стране и что мои сторонники и мои противники ежедневно просыпаются с Лимоновым в башке. Я плюнул, забил на рейтинг, мне все равно, что обо мне думают, поддерживает меня сколько процентов, мне все равно, даже если 1%, но я хочу изменить ситуацию в моей стране. Я знаю, что это мой долг. И не надо мне взамен ничего.

Рейтинг же в стране, где нет свободных выборов, так же бессмыслен, как электробритва в деревне без электричества.

Лидеры оппозиции: классификация

Уместно говорить о лидерах общественного мнения, а не только о партийных лидерах. Поскольку оппозиционные партии в полицейском государстве Российская Федерация ведут неполноценное существование, они, как правило, уродливые недоростки. (Впрочем, это вина не их, а климата полицейского государства.) Вообще для политического существования в полицейском государстве больше подходит форма общественного движения, а не политической партии. К моему большому сожалению, в действительности преобладающая форма политической организации оппозиции в РФ - это не партия и не движение. Это "группа" - в сущности, кружок по интересам. Названия у групп самые экзотические и претенциозные, они предпочитают называть себя серьезно "партиями", но на самом деле это каждый раз горстка молекул, увы. Как классификатор, как Линней или Ламарк, лидеров я делю на несколько отрядов.

Отряд "обличителей". С энтузиазмом предаются снова и снова обличению соответствующего политического строя, его лживости, продажности и коррупционности. На моем веку я видел уже несколько поколений обличителей: в 90-е ими были красно-коричневые, сейчас самых яростных обличителей поставляет среда либералов. Боже упаси, я не хочу сказать, что обличители не нужны. Нужны. Однако уже кажется, что каждая русская муха, летающая над просторами Родины, ползающая по ее подоконникам, знает, кто есть кто и сколько украл. Хорошо бы обличителям сменить профиль и перейти от слов к делу. Пощечины бы, что ли, стали раздавать коррупционерам. Скажу вам по секрету, что считаю обличительство одной из форм "эскапизма", уклонения от прямой обязанности гражданина, от конфронтации с режимом хотя бы в форме противостояния мирных демонстрантов с властью на улице.

Отряд "аналитиков". Хотя сами они называют себя политиками. В Интернете, на бумаге, на радио умные дяди дают нам понимание политической обстановки. Я лично для себя ничего умного от политиков-аналитиков никогда не слышал. Как правило, несколько предрассудков разбавлены несколькими слухами, вот и все. Уточняю, что я говорю не о профессиональных аналитиках (те также все время тычут пальцем наугад, попадая в небо), но о лидерах политических организаций, которые избрали формой своей деятельности анализ ситуации в стране. Прислушайтесь, вчитайтесь - и вы согласитесь, что такие лидеры не ведут политической деятельности. Они СЛЫВУТ политиками, но ими не являются.

Отряд "коклюшей общества". Некий публичный человек - актер, музыкант, олигарх - вдруг делает ОДИН яростный выпад против режима и мгновенно становится (на день, на месяц, на сезон) любимым персонажем несогласных и недовольных. На него проливается обильная, сладкая любовь. Во Франции таких называли "коклюш" общества, то есть легкая болезнь общества. Все им болеют, все им заняты, все ожидают от него великих поступков. Однако поступков не происходит. Общество находит нового "коклюша" и в воздух чепчики бросает.

Отряд "организаторов" политической борьбы. Вот эти нам нужны. Этих бы нам. Современные формы политической борьбы в полицейском государстве - это АПД (акции прямого действия, ненасильственные) и мирные собрания протестующих граждан (модель - Стратегия-31). Почему не митинг? Я уже высказывал свое отношение к митингам. Как форма политической борьбы митинг исторически устарел. А вместе с ним и его атрибуты: пылкий оратор, например. Власть не отдаст власть болтунам и краснобаям. Следовательно, в болтунах нет необходимости. Есть необходимость в организаторах гражданского мирного сопротивления власти, которое станет крепчать и становиться сильнее по мере роста отвращения к власти, это неизбежно. В нашей стране отвращение к власти все усиливается и усиливается.

Организаторы должны уметь балансировать, сохранять мирную форму протеста. Потому что немирные действия протестующих будут радостно подавлены полицейской военной машиной. И тогда ничего не получится, только жертв хоронить.

Организаторы должны быть храбрыми. Тогда будут храбрыми и те, кого они организовали и ведут за собой.

Многие все требуют объединения оппозиции. А оно уже, собственно, состоялось. Отвращение друг к другу преодолено. А большего и не нужно. Разумеется, нет организационного слияния, но его и не нужно добиваться. Мы добились того, что я с уверенностью могу сказать: если у кого-то из нас будет получаться, я не сомневаюсь, что все другие оппозиционеры прибегут помогать в несколько часов. В течение нескольких часов, независимо от идеологий.

Эдуард Лимонов, 27.09.2011


Фото и Видео

Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей