О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Украина | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Болотное дело
Читайте нас:
Доступное в России зеркало Граней: http://mirror697.graniru.info/Society/Law/m.210505.html

новость Умер Юрий Шмидт

12.01.2013
Юрий Шмидт, адвокат. Фото Граней.Ру
Юрий Шмидт, адвокат. Фото Граней.Ру

В Петербурге на 76-м году жизни скончался выдающийся адвокат Юрий Маркович Шмидт. Об этом сообщил в Фейсбуке журналист Борис Вишневский.

Юрий Шмидт в 1960 году окончил юридический факультет Ленинградского государственного университета и начал адвокатскую практику. В 1960-е годы участвовал в уголовных процессах по делам об убийствах, затем специализировался на "экономических" делах.

С начала 60-х годов Шмидт был связан с диссидентскими кругами, писал для подпольных изданий, участвовал в распространении самиздата. Дома у Шмидта проходили обыски, его вызывали на допросы.

В 1991 году Шмидт основал Российский комитет адвокатов в защиту прав человека. В 1996-1999 годах вел дело сотрудника экологической организации "Беллуна", отставного военного Александра Никитина, обвинявшегося в государственной измене. Шмидт добился оправдания Никитина. Он вел ряд других дел по сходным обвинениям, представлял в суде интересы родственников убитых политиков Галины Старовойтовой и Сергея Юшенкова.

В апреле 2004 года Шмидт стал адвокатом Михаила Ходорковского, участвовал в обоих судах по делу бывших руководителей "ЮКОСа". Защитников Ходорковского и Платона Лебедева обвиняли в попытках срыва процесса, в 2005 году Шмидта пытались лишить адвокатского статуса.

Ходорковский в субботу выразил соболезнования родным и близким Юрия Шмидта. "Юрий Маркович очень поддерживал меня не только как юрист, но и как человек, сам переживший многое и знавший тех людей, на которых можно равняться. Наши долгие разговоры я никогда не забуду, - говорится в тексте Ходорковского. - До самых последних дней, тяжело болея, Юрий Маркович находил в себе силы исполнять свой долг защитника. Можно только представить, как трудно ему давались поездки в Сегежу, в Москву, но он ездил и работал, поскольку не мог иначе. Надеюсь, когда придет мой час, я сумею проявить такое же мужество. По крайней мере, в моей жизни есть образец".

Шмидт неоднократно выступал в поддержку политзаключенных, участвовал в организации международных правозащитных конференций. Шмидт стал инициатором введения курса "Права человека" в школьную программу, написал пособие для учителей и два года лично вел уроки в одной из школ Петербурга

В 1996 году Московский клуб юристов назвал Шмидта лучшим юристом года. В марте 1997 года Шмидту удалось подтвердить право любого гражданина, обвиняемого в уголовном преступлении, приглашать адвоката, не навязанного извне, а по собственному выбору.

В 1997 году Шмидт получил высшую юридическую премию России "Фемида". В 1999 году специальный комитет наградил Шмидта золотой медалью имени Федора Плевако и знаком "Почетный адвокат". В 1999 году он был удостоен премии Международной Лиги прав человека. В 2000 году Международная Хельсинкская федерация присудила Шмидту впервые учрежденную Награду признания.

Выступление Юрия Шмидта на Марше несогласных (март 2008 года) и комментарий для Граней-ТВ (февраль 2008 года)

Юрий Шмидт на питерском "Марше несогласных"
Юрий Шмидт, адвокат
Юрий Шмидт, адвокат. Фото Граней.Ру
Юрий Шмидт, адвокат
Сегодняшнее время мало чем отличается от 60-х годов XX века. То есть мы, развернувшись в обратном направлении, сначала потихонечку, начиная с 2003 года, с ареста Михаила Борисовича, а потом семимильными шагами устремились в свое "прекрасное" прошлое.

В то же время я могу сказать, что в СССР работать было легче. Это звучит парадоксально, но главное, что было меньше чувство ответственности. "Ты знаешь, что от нас все равно ничего не зависит. Не принимай близко к сердцу", - говорили мне многие мои старшие товарищи. Чего я не умел делать - это не принимать близко к сердцу.

...Несмотря на очень быстрый бег времени, в судебной сфере очень мало что изменилось. Скажем, количество оправдательных приговоров тогда было, может быть, даже немножко больше, чем сейчас. Допустим, мне удалось добиться пяти оправданий за первые тридцать лет своей адвокатской работы. Но тут есть еще одно очень интересное замечание. Малое количество оправданий в СССР компенсировалось правом суда направлять дело на дополнительное расследование. И очень многие "дохлые" дела, которые судья не решался заканчивать оправдательным приговором, тихо "умирали" на стадии дополнительного расследования.

...Чем все-таки отличается сегодняшнее время от того, "раньшего", времени? Тогда над судами был, в общем-то, тотальный контроль. Существовало такое понятие, как политика государства в области правоохранительной деятельности, в области судебной деятельности. И нас постоянно "радовали" очередными кампаниями. То земля должна была гореть под ногами у "хулиганов", то земля горела под ногами у "взяточников", у "валютчиков", "фальшивомонетчиков" и так далее. Министерство юстиции постоянно следило за тем, чтобы судья не выбивался из общего строя. Ни шага вправо, ни шага влево, которые приравнивались к побегу. Судья должен был выбирать, с чем остаться: с креслом или с совестью. Подавляющее большинство делало выбор в пользу кресла.

Сегодня такого нет. Сегодня в судах все-таки работает закон - за исключением тех случаев, когда есть интерес политический или коррупционный. В остальных случаях судей не водят на таком коротком поводке. Поводок они для себя выбирают сами.

У меня 50 лет адвокатской деятельности. Как будто готовясь к сегодняшнему юбилею, в свое время советская власть, не с первой попытки, но все-таки исключила меня из коллегии адвокатов. Без малого два года я боролся за свое восстановление. И так получилось, что 50-летие адвокатской практики "подгадали" под мой 75-летний юбилей.

...В первый год, окончив школу, я сначала пытался поступить в театральный институт, куда меня, к счастью, не взяли. А потом - в медицинский, куда меня тоже не взяли. На следующий год я поступил на юридическое отделение университета. Еще во время собеседования заместитель декана мне сказала: "Если ваш отец сидел, то вы не сможете работать ни судьей, ни прокурором, ни следователем". Как будто с фамилией Шмидт и именем Юрий Маркович я мог работать судьей или прокурором. Но замдекана решила расставить все точки над "i" и сказала: "Разве что адвокатом".

...Сегодня, сейчас - время, когда "моих" дел кругом непочатый край. Но уже нет сил.

...Я действительно старался укрепить авторитет профессии, старался жить так, чтобы было не стыдно. И, вероятно, если есть какое-нибудь мое достижение, то оно заключается именно в этом.

Михаил Ходорковский в Мосгорсуде. Фото АР
Михаил Ходорковский, лидер "Открытой России"
От нас ушел замечательный человек, помогавший мне все эти тяжелые годы, - адвокат Юрий Маркович Шмидт. Он был очень хорошим и мужественным человеком, многие десятилетия (начиная с глубоко советских времен) защищавшим тех, кто сталкивался с нашими властями.

Такая работа всегда нелегка, небезопасна и не слишком выгодна. Зато позволяет не идти на компромиссы с собственной совестью.

Юрий Маркович очень поддерживал меня не только как юрист, но и как человек, сам переживший многое и знавший тех людей, на которых можно равняться. Наши долгие разговоры я никогда не забуду.

До самых последних дней, тяжело болея, Юрий Маркович находил в себе силы исполнять свой долг защитника. Можно только представить, как трудно ему давались поездки в Сегежу, в Москву, но он ездил и работал, поскольку не мог иначе.

Надеюсь, когда придет мой час, я сумею проявить такое же мужество. По крайней мере, в моей жизни есть образец.

Светлая память Юрию Марковичу!

Мои глубокие соболезнования его семье и друзьям.

Виктор Шендерович, писатель, публицист
Когда уходят такие люди, как Юрий Маркович Шмидт, ощущение пустоты, разреженности мира становится почти физическим. Мысль о том, что он есть на белом свете, обнадеживала почти иррационально. Не может быть, чтобы все было плохо, если есть Шмидт!

Его невероятная улыбка, его тепло, его готовность прийти на помощь.

В нем совсем не было ожесточения, сцепленных зубов, желчи, - хотя полвека неравной тяжбы с безразмерным, жлобским, жестоким государством могли бы, кажется, стереть с лица эту незабываемую улыбку.

Но он улыбался! В нем не было ни грамма мизантропии. Он был счастлив дружбой, с юношеской силой наслаждался поэзией, был легким и остроумным человеком. Он тянулся к людям и верил в людей, ориентируясь, видимо, на себя.

Юрий Маркович, конечно, не был адвокатом в «новороссийском» значении этого слова. Адвокатов-то у нас, как собак, - Кучерена, Астахов, Падва… Милости просим, если им Кремль разрешит, а вам бабок хватит.

Шмидт был - защитником!

Он был Дон-Кихотом, но Дон-Кихотом хорошо вооруженным и совершенно адекватным. Он был блестящим профессионалом, но все-таки главным в нем было именно это - ощущение призвания, готовность немедленно вступить в бой за человека!

Нателла Болтянская. Фото А.Моисеева с сайта www.natel.ru
Нателла Болтянская, журналист, автор и исполнитель песен
Однажды у меня на кухне за рюмкой Юрий Маркович как-то торжественно встал и произнес тост: «За то, чтобы однажды мне выпить с моим клиентом Михаилом Борисовичем...» Он был не просто адвокатом, он был Защитником с большой буквы. Он был человеком чести и достоинства. С ним было небывалое чувство, как будто рядом с тобой средневековый рыцарь без страха и упрека. Он был благороден и прям спиной.
Адвокат Вадим Клювгант. Кадр "Грани-ТВ"
Вадим Клювгант, адвокат
Это необыкновенный совершенно человек. Это опровержение расхожей мысли о том, что незаменимых не бывает. Незаменимые бывают. Юрий Маркович, безусловно, был одним из таких людей. Столько человеческих и профессиональных талантов в одном человеке. Это нечасто бывает. Это огромная потеря. Юрий Маркович был человеком светлейшим, безупречным как профессионал и как просто человек, абсолютно бескорыстным, никогда не гнавшимся за славой.
Елена Лукьянова. Кадр НТВ
Елена Лукьянова, адвокат
Все мы знали, что Юрий Маркович хворает. Но представить себя без него, без без его тонкого юмора, умного совета, высочайшего уровня профессионального анализа, да и вообще просто без него - без очень хорошего человека - никто из нас себя не мог. Боль неизбывна. Память светла. Дело продолжат ученики и коллеги. А история все рассудит. Его имя уже вписано в число самых великих и неподкупных адвокатов России.
Пресс-центр Ходорковского и Лебедева

Несгибаемый петербургский интеллигент, выдающийся профессионал, редчайший гражданин, ироничный и мужественный Юрий Маркович... Последние годы он боролся не только за других, но и за себя. Но и эти отбираемые у тяжелой болезни силы он опять же отдавал другим, до последнего помогая и сопереживая людям.

К «делу Ходорковского» Юрий Маркович всегда относился как к делу жизни, делу чести. Из интервью 2011 года: «Я сказал Михаилу Борисовичу, что я не привык умирать с неисполненным чувством долга и поблагодарил его за то, что он меня «держит». Он, действительно, «держит» меня. Я хочу дождаться его выхода на свободу».

Михаил Борисович «не удержал», Юрий Маркович не дождался... Но когда «дело Ходорковского» обретет свой несомненный и законный итог, в этом будет великая заслуга и Адвоката, Правозащитника Юрия Марковича Шмидта.

Светлая память.

Арсений Рогинский. Фото с сайта www.opec.ru
Арсений Рогинский, общество "Мемориал"
Из выступления на вечере в честь 75-летнего юбилея Юрия Шмидта


Долгое время Юрию Марковичу не дано было защищать тех, кого он всю жизнь хотел защищать, потому что права на это ему советская власть не давала. В СССР для ведения дел по политическим статьям нужен был допуск. Я хорошо помню, как Юра добивался права защищать Сергея Адамовича Ковалева.

Но не имея возможности "прямой" защиты, он был нашим бесконечно важным консультантом. Когда кого-то вызывали на допрос, к Юрию Марковичу бежали и спрашивали, как себя вести. Когда были какие-то неурядицы с властями, тоже бежали к Юре выясняли, как себя вести. Когда нужны были адвокаты, которых очень трудно было найти, бежали к Юре и с его помощью этих адвокатов находили.

А потом кончилась советская власть, и он смог действительно развернуться, хотя его работа и в обычных уголовных делах была блистательной. Я напомню несколько дел, которые Юра вел уже в новую эпоху.

1989 год - дело одного из лидеров армян Нагорного Карабаха Аркадия Манучарова. 1991 год - дело тогдашнего руководителя Юго-Осетинской республики Тореза Кулумбегова, обвиненного властями Грузии в сепаратизме и провоцировании беспорядков. 1993 год - дело узбекского диссидента Абдуманноба Пулатова, обвиненного в оскорблении президента Ислама Каримова. В 1996 году Юра поддерживал гражданский иск, возбужденный беженцами из Афганистана против Федеральной миграционной службы России. 1997 год - дело русского военного пенсионера Андрея Мирошниченко, незаконно высланного из Эстонии.

Важнейшим делом Юры, конечно, было дело морского офицера Александра Никитина, который был обвинен в шпионаже.

И, конечно, все последние годы он - защитник Михаила Борисовича Ходорковского.

12.01.2013


в блоге Блоги
Фото и Видео

Реклама

Наши спонсоры
Выбор читателей