О проекте
Нас блокируют. Что делать?

Зарегистрироваться | Войти через:

Дело 12 июня | Дело 26 марта | Политзеки | Свобода слова | Акции протеста | Украина
Читайте нас:

статья О доброте и жестокости

Эдуард Лимонов, 28.04.2005
Эдуард Лимонов. Фото с сайта NEWSru.com
Эдуард Лимонов. Фото с сайта NEWSru.com
Реклама

Кремль скуп. Прижимист, как внезапно разбогатевший мужичонка. Вот и сейчас, накануне с фанфарами заявленного праздника 60-летия Победы в ВОВ, Кремль продемонстрировал свою патологическую жадность. Амнистированы будут всего около двухсот заключенных-ветеранов.

Помню, еще в 2003 году в колонии #13 в заволжских степях, где я отбывал наказание, зэки мечтали об этой Амнистии. Любовно произнося это имя, близкое к имени Анастасия. Верили, что это будет широкая Амнистия, что коснется она большого числа заключенных. Ведь такая круглая дата! Со знанием дела перечисляли статьи и срока, к которым будет применена Амнистия. Ни один не подозревал, что Амнистия будет одинокой сухой косточкой, брошенной с презрением народу - нате вам, вот вам ваша Амнистия!

Я не оговорился, именно народу, ибо на каждый сидящий во всякое отдельно взятое время миллион или около этого заключенных есть еще несколько миллионов ждущих этого зэка из неволи российских граждан. Мать, отец, сестра, брат, жена, дети. И всем им нанесено Господами Депутатами, Правительством и Президентом оскорбление.

200 человек. Только 200 человек. Каждому этому божьему одуванчику, разрушенному лагерем старику, около восьмидесяти лет! Вот она доброта Кремля, какие добрые люди все эти господа. Как гражданин, как осужденный, проведший первые годы XXI столетия в неволе, как брат тех, кто остался там, я посылаю вам проклятие, кремлевские господа.

Надо ли говорить, что далеко не все, кто там находится, заслуживают наказания. Не надо – это общеизвестно. Надо ли говорить, что российская дознавательная, следовательская и пенитенциарная система закоснела в традиционном палачестве, преуспела в унижении человека. Я это видел сам и испытал на себе. Так еще и запланированного холодного акта милосердия лишили. Начисто. С высокомерным презрением.

Народ наш стал скептическим и угрюмым не просто так. Сколько столетий ждали мужики отмены крепостного права! А волю все не давали. Кто вернет народу все то, что потерял за те триста лет. Вспомним знаменитый Юрьев день, один в году, когда мужик мог изменить свою судьбу. К 60-летию Победы Юрьев день будет только у двух сотен теней, только они покинут своды пенитенциарного ада.

Чем объяснить жестокость всех этих сорока- и пятидесятилетних ребят, решающих сейчас судьбы народа? Характером правителя – как обыкновенно бывает на Руси, что именно Правитель задает тон? Что, все чиновники подражают неподражаемому бессердечию Президента РФ, впервые проявившемуся в истории с подлодкой "Курск"? Спокойно, как ребенок: "Она утонула". И в Сочи сидел, когда надо было в первый же день лететь туда, в кремлевском костюмчике и туфлях ступить в воды ледяного моря. Помочь, лично руководить операциями по спасению. А когда ясно стало, что все потеряно, что погибли, то хоть постоять там на берегу в печали, кремлевские туфли в той воде. Проявить соболезнование, сострадание.

Но как же можно нас так баловать-то! Они же бывшие комсомольцы, гэбэшники, обладатели твердых красных книжечек, сухие тонкие губы эти ребята. Под государством они понимают жестокость и наказание. Путин только Буша с Берлускони любит, вон как широко, честно им улыбается, во все зубы, по спине друг друга похлопывают. Мы ему – чужие. Беспокойная такая биомасса, все бы им скапливаться, лозунги выдвигать, совершать кражи, разбои, нарушать все 380 статей Уголовного кодекса.

А после "Курска" сколько было проявлений средневековой жестокости. Чтобы не выглядеть слабыми, эти государственные мужи наши отдали приказ применить смертельный газ при штурме театрального корпуса на Дубровке. 139 невинных душ граждан РФ, среди них дети, вспорхнули к Господу благодаря этому решению. Президент Путин, генерал Васильев, вы это сделали! Кто-нибудь вас наказал? Нет.

А эта первая школа в Беслане. Начали штурмовать, начали, приказ был. 350 совсем уже отборных агнцев божьих, детей, уничтожили благодаря этому дичайшему в истории человечества приказу атаковать школу, где более тысячи мирных детей, не то что нагрешить не успевших, так еще и мысли о грехе не имевших. И гнусно изворачиваются. Комиссия работает. Она нам покажет, эта комиссия, опять нам покажет ложь, как в истории с "Курском". Так вот и сделали бы Амнистию тем, кто если и виновен, то в тысячу раз меньше, чем вы, чистоплюи в дорогих заграничных костюмчиках. Пусть выйдут те, кто украл куртку в магазине, кто срезал моток провода и прочие другие "злодейства" совершил. Но нет, куда там. Скрип зубов государства и холодное безмолвие тюремных дверей и лагерных ворот. Помните, что там Евгений Медному всаднику бормотал? Ужо тебе!

За политикой, за экономикой, по ту сторону есть мир Добра и Зла. Народ он, конечно, сейчас 147 миллионов, и балуется, как говорили в старину, и волнуется, и не тех кумиров любит, и много чего не так делает. Но народ – он все равно абсолютное Добро. То, что во всякое время у нас есть граждане, нарушающие статьи УК, вовсе не значит, что эти граждане звери дикие. Даже те, кто организует ОПГ и украл много. А большинство обитателей российских лагерей и тюрем и вовсе не должны бы там находиться. В более современной стране (что западной, что восточной) эти "большинство" отделались бы штрафом, у нас же дают дикие срока. Но и дикие срока можно частично хотя бы уравновесить наличием милосердия и справедливости у государства. Я не вижу у кремлевской группировки никаких даже рудиментарных остатков этих чувств - справедливости и милосердия. Что не оставляет мне иного решения, как заключить, что это злые люди. Люди Зла.

Русский народ правители не баловали. Ни жадные и, как правило, глупые цари, ни свирепые большевистские цезари. А зря не баловали. Ложь то, что с народом нужно строго, и что нам нужна злая, играющая желваками власть, силой проводящая такие же ультразападные, как костюм министра Зурабова, реформы. Народ отзовется, и потом века будет помнить и легенды слагать о добром Правителе. Вдумайтесь, ведь Пугачев к народу не Пугачевым вышел, а Петром III, который чудом спасся от лихих (то есть злых) дворян. А те хотели его убить, потому что он хотел народу волю дать. Сам Пугачев на допросе показал: "Мне не надлежало теперь еще являться, да не мог я вытерпеть притеснения народного, по всей России чернь бедная терпит великие обиды и разорения, для нее-то я и захотел теперь показаться". Показался он где-то 230 лет тому назад.

Скупая крохотная косточка Амнистии – это обида для всего народа. А Разорения вы все знаете: и январь 1992 года, "шоковая терапия", и январь 2005 года, когда вступил в действие закон о монетизации, и еще сотни и тысячи разорений. А Пугачев в слова "чернь бедная" обидного смысла не вкладывал, лишь обозначая ими черную кость – простой народ. "Чернь бедная" и в 2005 году страстно желает доброты и справедливости.

Вот такая картина. Январь, лютая стужа. На Садовом кольце у обочины запаркована вереница грузовиков. Стоит у одного из них президент с командой и раздает собственноручно теплые пальто тем гражданам, кто одет поплоше, кому холодно. Я бы так и делал. А не сидел бы истуканом на кремлевских кушетках. И можете считать это заявкой на президентство.

Эдуард Лимонов, 28.04.2005


новость Новости по теме
Фото и Видео

Реклама

Выбор читателей